Несколько семей из прогнивших домов могут переселиться в картонные коробки у помойки.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Хозяева развалюх на улице Маскавас, 131, 133 и 135, придавили людей долгами и указывают бедолагам путь на все четыре стороны. Но история, которую нам в редакции "Вести Сегодня" рассказала Татьяна Спитане с товарищами по несчастью, почти детективная. Фигурируют в ней не только "злые хозяева", но и наркоманы с торговцами оружием и даже мэр Москвы Юрий Лужков.

Лужков автографы расставил…

Началось все в 2004 году, когда в Риге гостил мэр Москвы. В рамках официальной культурной программы Юрия Михайловича доставили в Московский форштадт: мол, посмотрите, г–н мэр, как ваши соотечественники здесь поживают. Соотечественники с Лужковым пообщались, рассказали о своих бедах, а Юрий Михайлович с ходу пообещал, что всех несчастных людей, живущих под гнетом домовладельцев, вскоре переселят из трущоб в комфортабельные новостройки в Иманте (теперь они, кстати, уже подпирают своими крышами облака). На прощание Лужков раздал народу автографы и отбыл в Первопрестольную.

Понятно, Юрий Михайлович это заявил просто так (дружественный визит все же), ведь ни о каком реальном проекте переселения и речи не шло. Уверен, такой мысли не было ни у мэра Москвы, ни у тогдашнего главы Риги Боярса. Однако жители домов на Маскавас обещания Лужкова не забыли и, когда окончательно прижало, пришли в Дом Москвы с вопросом: "А где же обещанные квартиры, ведь из старых нас вскоре хозяева просто вышвырнут?"

А что в МКДЦ могли им ответить? Глупо было бы полагать, что мэр Москвы сидит в своем кабинете и напряженно думает о проблемах жителей трех полуразвалившихся домов на какой–то улице Маскавас в далекой Риге. Да и логично, что людям надо надеяться не на московского градоначальника, а решать проблемы с местными властями и с домовладельцами. Увы, как раз с последними, с хозяевами домов — семьей Чайковских, ни о чем договориться несчастные не в состоянии, вот и пришли рассказать о беде в редакции.

Глава большой делегации Татьяна Спитане предъявила вашему автору глянцевую книжку о "русских достопримечательностях" в Риге (заметим, такие книжки пачками раздавали во время визита Лужкова) с размашистым автографом Юрия Михайловича на фотографии упомянутых зданий: вот, мол, доказательство, что мэр Белокаменной с нами общался, вник в проблему и гарантирует помощь! Да уж, серьезный документ…

Нет воды, стены гнилые, окна кривые

— Наши дома — это историческая ценность, которую Рига обязана содержать в достойном виде. Но ни городские власти, ни хозяева зданий — Александр и Станислав Чайковские (отец с сыном) о них никак не заботятся! Дома в аварийном состоянии, а Чайковские не желают в них делать ремонт и нам запрещают. Хотя, когда проводятся разные проверки, в том числе и от всевозможных социальных комиссий, Чайковские заявляют, будто мы сами ничего не желаем делать, а их, хозяев, даже внутрь домов не пускаем.

Да, здания Чайковским достались уже в плохом состоянии (они их перекупили в начале нового века), однако за это время все можно было реконструировать. В домах жить невозможно, нет воды, стены гнилые, окна кривые! И мы бы переехали, но Чайковские отказываются это компенсировать — либо давать деньги, либо покупать квартиры! — восклицает Татьяна Спитане, а ее дочь Алина, пришедшая в редакцию с сыном–малышом Романом, продолжает:

— Весной у нас состоялся народный суд (в здании на улице Персес). Что же, вот сидим мы, вот — маклерши, представляющие интересы Чайковских, вот — судьи. Судьи строгим голосом спрашивают маклерш: почему уже полгода нет воды в домах на Маскавас, 131 и 133, а трубы, лопнувшие еще зимой, никто не починил? Одна маклерша отвечает: жильцы сами отказались, хотя мы им предлагали. Какой нормальный человек откажется от воды?! Моя мама теперь каждое утро в соседнюю церковь на тележке бидон возит — воду там набирает! Я потребовала у маклерши показать бумагу, в которой нам предлагали починить трубы и включить воду, а мы отказались.

Однако вопрос быстренько замяли… Представительница Чайковских сменила тему: достала какую–то бумажку и сказала, что, если жильцы сами обо всем договорятся и съедут одновременно, на каждую квартиру предоставят по 30 000 евро. Это все в суде слышали. Я попросила документ, а там было написано 20 000 евро! Но и эту бумажку маклерши сразу куда–то убрали, а судьи на сей "нюанс" даже не обратили внимания.

Повезло: нашей семье, стоявшей в очереди, дали муниципальную квартиру в Дрейлини, но… Сперва оформили 4–комнатную квартиру на пятерых человек (хотя в семье шестеро), но потом вселили в другую, сославшись на то, что вначале будто номера на дверях перепутали. Ладно, перепутали, и бог с ним, но только новая квартира оказалась значительно меньшей площади! Мы пытались добиться справедливости через Рижскую думу, но все бесполезно. В итоге живем в Дрейлини друг у друга на головах, а мама — все в том же злополучном доме у Чайковских.

"Нас хотят извести!"

— Если к нам приезжают из полиции, журналисты или чиновники, то оба Чайковских всегда кажутся ангелами, разговаривают с нами, будто с лучшими друзьями: мол, и переселим мы вас куда захотите, и денег дадим, и ремонты сделаем. Зато потом на нас орут и угрожают чуть ли не расправой, — подчеркнула Татьяна Спитане. — А как только Чайковские купили наши дома, вскоре же у нас некто спалил сараи, потом время от времени в домах случались поджоги — то в подвале, то на лестнице.

— Когда у нас сожгли сараи, я просила Станислава Чайковского, чтобы он построил новые. Ведь это по закону, если дома без центрального отопления. А хозяин заявил, что закона такого не знает: если же хотите сараи, так покупайте у меня землю за 500 латов и стройте сарай 2х2 метра. Но потом, правда, сказал, что подумает над вопросом строительства новых сараев за свой счет. Думает он уже очень долго, — говорит жительница дома Ирина Менберга.

— И еще, непонятно, каким образом у нас подскочили счета за квартиры, — недоумевает Татьяна Спитане. — Раньше, пока домами владели другие хозяева, мы за отдельные коммунальные и ремонтные услуги расплачивались "без бумаг", но небольшие долги — по 30–40 латов — были. Однако стоило появиться Чайковским, как долги возросли до 200–300, а то и 550 латов. Откуда? Документы Чайковские (а точнее, управляющий домом Сергей) не предоставляют.

— А со мной приключился такой случай, — рассказывает бывший житель дома Иван Румянцев (сейчас он с сыном и женой квартирует в социальных приютах для бомжей): — Пришел управляющий Сергей и попросил показать договор об аренде квартиры. Ну я показал, а он выхватил листок, засунул его в карман и, сбегая по лестнице, крикнул: все, ты теперь здесь больше не живешь, уматывай! — Меня же вообще хитро на улицу выставили, — рассказывает свою историю Лариса Домбровская, которая теперь живет у кого придется. — Однажды утром я ушла на работу, а вернувшись, увидела, что стоит новая дверь — стальная…

Потом все же выбила ключи у Чайковского — но после жалобы в школьную управу (у меня же дети и внуки в семье!). Правда, вскоре история повторилась, и я уже ничего не смогла поделать. Кстати, в полиции есть протокол, составленный на домовладельцев, которые из окна третьего этажа выбрасывали на улицу мои вещи…

— Мы обращались к депутату думы Янису Карповичу, но тот, узнав, кто владеет домами, намекнул: "Мой вам совет — лучше с Чайковскими договоритесь по–хорошему, иначе они вас выселят…" А как с ними договориться? Я вообще боюсь Чайковских, поскольку подозреваю, что они связаны с наркотиками и оружием. А наша соседка Бирута Калниня будто бы видела, как домовладелец брал у наркоманов деньги, а по телевизору показывали сюжет, где полиция "разбомбила" в нашем доме "точку" по торговле оружием… — подытожила Татьяна Спитане.

"Да они там бомжатник развели!"

Корреспонденты "Вести Сегодня" обратились к г–ну Карповичу, чтобы тот раскрыл "тайну Чайковских" и причину столь странных намеков, но он был краток: "Я не в курсе темы, но, правильно, жителям денационализированных домов всегда лучше договариваться с хозяевами по–хорошему". Кто бы спорил! Зато Александр Чайковский оказался более красноречив:

— Эти жители в наших домах бомжатник развели! А по поводу наркоманов с оружием, которые якобы мне платят, полный бред, иначе я бы уже в тюрьме сидел, а так вот с вами общаюсь… Договориться с этой Спитане и такими же, как она, у меня действительно не получается. Я предлагал им и деньги, и возможность покупки другой квартиры, но они отказываются либо требуют жилье в центре Риги. А долги за квартиры мне не возвращают. Спитане так прямо и заявляла: "Не будем мы тебе платить!"

Кстати, о ремонтах. Когда мы только покупали дома на улице Маскавас, хотели полностью реконструировать эти памятники архитектуры, даже проект подготовили, но его в думе затормозили, поэтому все ограничивалось ремонтами. Вернее, о каких серьезных ремонтах может идти речь, когда жильцы меня в собственные дома не пускают! В общем, я не намерен больше с ними воевать, пускай все решает суд!

На прощание. Мы в редакции тоже считаем: во всем должен разбираться суд. А обвинять Чайковских или гарантировать, что все рассказанное делегацией во главе с Татьяной Спитане стопроцентная правда, не станем.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form