Анатолий Хвойницкий собирается создать профсоюз латвийских музыкантов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Песни отца должны жить!"

— Собственно, идея профсоюза возникла совсем недавно, на встрече друзей–музыкантов в "Славянском погребке", — рассказывает Анатолий. — А вначале я создал благотворительный фонд памяти моего отца, известного композитора Владимира Хвойницкого. В свое время он был очень популярным во всем Советском Союзе, написал более 600 песен. Их пели все — и латвийские исполнители, и московские — от Кобзона до Магомаева. Более 100 песен вошли в Золотой фонд московского радио. Отец участвовал в вечерах "Молодежки", посвятил ей много песен. В свое время написал песню в поддержку Александра Бриедиса, который шел через внезапно возникшую границу к любимой девушке в Эстонию, и его подстрелили наши пограничники. Мы тогда собрали 10 тысяч марок для его лечения в Германии, организовав благотворительный аукцион живописи.

Отца нет в живых уже 6 лет. Но его музыкальное наследство послужило толчком к созданию фонда. Его цель — пропаганда творчества Владимира Хвойницкого. Композитор умер, но его песни должны жить, их должны петь. Первые два года я отходил от внезапной смерти отца и не мог заниматься его делами, а за последнее время переработал весь отцовский архив, собрал все старые аранжировки, связался с Москвой, оттуда прислали фондовые фонограммы. Мы с друзьями перевели все "в цифру", сделали фильм о Владимире Хвойницком, сейчас он в монтаже. Делаются новые аранжировки, готовится к выпуску диск его песен. Фонд памяти композитора не собирается зарабатывать деньги на музыкантах. Одна из его задач — подготовка творческого вечера, но на материале не только из Латвии, но и из Москвы. Некоторые московские исполнители, узнав об этих планах, сами выходят на связь со мной.

И вот в "Погребке" под "Хреновуху" мы проводили вечер, собрали всех знакомых и незнакомых музыкантов — и именно в этот день я получил документы фонда. И тогда же пришла в голову идея внутри фонда создать профсоюз музыкантов. Раньше у них профсоюза не было, зато было эстрадно–концертное объединение, которое помогало музыкантам и работодателям найти друг друга. А сегодня ничего подобного нет, музыканты дома играют, не знают, как им выйти на публику, как себя предложить. Многие работают, но неофициально. Причем особой взаимовыручки тоже нет, к примеру, если группа отработала в каком–то заведении и ребят при расчете обманули, то они специально не расскажут ничего коллегам, чтобы тех обманули тоже.

В свою очередь, хозяева заведений тоже не знают, где им найти хороших музыкантов. Они и ко мне обращались за помощью. Трое владельцев ресторанов пришли в "Погребок" специально, чтобы послушать музыкантов и найти среди них своих. Объявлениям в газетах мало кто верит, а вот на этой встрече все трое нашли себе музыкантов. Главная цель — услышать новые голоса и дать работу новым музыкантам. На встречу пришли аранжировщики и хозяева звукозаписывающих студий. У них тоже проблемы: где найти для записи бэк–вокал и "живых музыкантов". В профсоюз не придется платить взносы. Но если музыкантов обманут работодатели или они сами не выполнят своих обязательств — проблемы будет разруливать профсоюз. Именно в этом его задача — нормализовать отношения между творческими людьми и работодателями.

Откуда таланты? Из Риги, вестимо!

Но профсоюз нужен не только для этого. Представьте: молодой (или не очень) талантливый человек написал музыку или стихи. Сначала с него просят 500 латов за аранжировку, затем еще полторы тысячи за съемки клипа, а у него в наличии только талант, и нет десяти латов на жизнь. Фонд — это не продюсерский центр, который сам будет искать и пестовать молодые таланты. Но если человек, которому хочется помочь, найдется, фонд будет в него вкладывать деньги, чтобы раскрутить. Если надо, может поставить в ротацию на радио, записать минусовую фонограмму. Сегодня, не секрет, на местную радиостанцию можно принести талантливую песню, но ее не возьмут со стандартным ответом: "Не формат". А что в формате? Спускаемые из Москвы песни. И даже отличная песня из Латвии не имеет шанса быть услышанной. Ее невозможно протолкнуть ни на телевизионный канал, ни на радио. Раскрутить местных исполнителей невозможно. Композиторы пишут в стол, таланты певцов пропадают. Вы не представляете себе, какие глаза были у музыкантов, когда они в "Погребке" рвались к микрофону, чтобы исполнить свои песни. На этой встрече выступил один человек из провинции, в Риге его мало кого знал. Но он спел так, что все музыканты перестали разговаривать, а хозяева ресторанов взволновались не на шутку: "Кто он, откуда, как с ним договориться?" Чтобы ответить на все вопросы, мы сейчас делаем веб–сайт фонда, где будет вся информация о нас.

Подобные встречи мы собираемся проводить постоянно, каждые полтора–два месяца. Музыканты, певцы смогут показать себя, подписать с фондом контракт. Если материал понравится, фонд доведет его до слушателей. Ведь многие музыканты достойны не только того, чтобы играть в ресторанах, есть же и другие сцены. А фонд, имя композитора Хвойницкого может вызвать интерес в Москве. И тогда песни и сами исполнители будут появляться сначала в Москве и только потом в Латвии. Поскольку у нас тут местечковое понятие: то, что слушают в Москве, — это хорошо, это качественно, а все, что делается у нас в Латвии, — заведомо плохо. И поставить песню в ротацию на МУЗ–ТВ порой легче, чем поставить в ротацию местного радио. Так что мы возьмем одного–двух музыкантов, пусть и не мальчиков, и на их примере покажем, что наших людей вполне можно раскрутить до московского уровня. И тогда здесь изменится отношение не только к тем певцам, которые стали известны в Москве, но и к остальным, которых знают пока только у нас.

— Но почему же пока практически никого из наших молодых исполнителей не удалось раскрутить в Москве? Ведь за последние несколько лет они участвовали в невероятном количестве всевозможных конкурсов.

— Местные конкурсы губит малобюджетность. Их снимают на такие небольшие средства, что в Москву уже никак не продать, можно в лучшем случае протолкнуть на местное телевидение. А в нашем случае судьбу песни будут решать не деньги, а талант. Деньги у фонда есть, и он будет их вкладывать в исполнителей. Да, потом, возможно, на них начнут зарабатывать, но сначала в человека надо деньги вложить. Местные продюсеры, конечно, любят своих звезд. Они находят средства, записывают их диск, а дальше что? Что конкретно они делают еще? Вот я лично имею опыт работы с художниками. Заключаю контракт таким образом: художник пишет пять работ и без меня их продать не имеет права. Но я, в свою очередь, обязан эти пять работ купить, чтобы у мастера была возможно жить и творить дальше!

Кроме забот с фондом и профсоюзом, у Анатолия Хвойницкого появились новые творческие идеи. Он снимает музыкальные клипы. Первый уже идет на Первом Балтийском музыкальном канале и попал в число 15 лучших клипов месяца.

— Это первая малобюджетная проба, еще два клипа сейчас находятся в монтаже. Песня называется "Забытая любовь". Поет ее Евгений Шур, а меня заставили стать актером. Это песня о мужчине, которому 45 лет, он идет по Старому городу, заходит в кафе у Домского собора и обращает внимание на девушку, которая играет на скрипке. Она думает, что старый хрыч за ней ухаживает. А он увидел в ней что–то родное, знакомое, волнуется, не может пить кофе, руки дрожат. Присматривается к девушке и узнает колье, которое 20 лет назад подарил своей знакомой. И понимает, что скрипачка — его дочь, мать которой он бросил давным–давно.

Но это только роль. Про вас, друзья, я не забуду. Так что до следующей встречи в середине апреля!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form