Летом 1942 года у пирса в устье Северной Двины рядом стояли советский эсминец "Сокрушительный" и вооруженный транспортный пароход под флагом Латвийской Республики. Он пришел в СССР в составе союзнического каравана, вспоминает читатель "Часа" Николай Ильич Красильников, участник Великой Отечественной и капитан первого ранга в отставке.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Час" уже писал о том, как восемь латвийских пароходов, в 1940-м сохранивших флаг ЛР, в годы войны участвовали в военно-транспортных операциях антигитлеровской коалиции в Атлантике. Однако до сих пор речь шла в основном о "южных конвоях" — из США и Канады в порты Латинской Америки и Бразилии. Информация о том, что латвийские суда ходили из США в Мурманск и Архангельск, была скорее легендой. До вчерашнего дня. Рассказ нашего читателя Николая Ильича Красильникова, бывшего военного моряка, стал первым ее подтверждением.

Николай Ильич сам позвонил в редакцию и вскоре приехал к нам — привез свое письмо, точнее — несколько страничек воспоминаний. Сегодня мы публикуем их почти полностью.

"Час".

"Дервиш" идет в Архангельск

Начало войны меня, 19-летнего лейтенанта, застало на Северном флоте. Служил на эсминце "Сокрушительный" и принимал участие в проводке союзных караванов (кодовое название "Дервиш" — 41-й, 42-й гг. и т. д.) из США и Англии в Мурманск и Архангельск. В составе караванов были грузовые транспорты и военные корабли не только под флагом США, Англии, СССР, но и под французским, норвежским, польским флагами. Приходилось мне видеть один-два транспорта и под латвийским флагом. На одном из таких судов мне пришлось побывать.

Что такое караван в море? Это 35- 40 кораблей конвоя, растянувшихся на 2- 3 мили. Движение со скоростью самого тихоходного судна, т. е. 8- 9 узлов. Особенно опасно было на подходе к Норвегии и в Баренцевом море. Непрерывные атаки вражеских подводных лодок, бомбардировщиков и торпедоносцев. Горят транспорты и танкеры, то одно то другое судно уходит под воду. Моряки в воде, некоторых спасают корабли конвоя. Зимой это верная смерть от переохлаждения. Но страшнее было в летнее время года. На Севере ночи нет как таковой — и немецкие самолеты уже через час возвращаются после дозаправки и топят суда каравана. Всем помнится страшная участь каравана PQ-17, разгромленного немцами. Тогда в трюмах погибших кораблей плыло вооружение для армии в 50 000 человек.

Даже большие корабли союзников и те были торпедированы в Баренцевом море. Английский крейсер "Эдинбург" с грузом советского золота (в счет оплаты поставок по лендлизу) до сих пор лежит на дне не так далеко от места гибели "Курска". Крейсер "Тринидад" получил в борт две торпеды и еле-еле доплелся до Мурманска и встал в док.

О политике никто не думал

Разумеется, и в войне бывает передышка. В мирной обстановке мне и довелось встретиться с латышскими моряками. Это было лето 1942 года, из Англии только что пришел караван PQ-16 . Из 35 транспортов дошли 27, что считалось тогда очень хорошим уровнем потерь, чуть ли не удачным рейсом. Корабли ждут разгрузки в Кольском заливе (Мурманск), в Белом море и на Северной Двине (Архангельск). Мой "Сокрушительный", доведя караван, отдал швартовы в поселке Бакарица, недалеко от Архангельска.

Ночью подошел грузовой корабль под флагом Латвии и встал рядом с нашим эсминцем у общего пирса. Мы спали. Утром говорят: "Латыши пришли". Увидев латвийский флаг, не удивились, хотя, конечно же, знали о создании ЛССР два года назад. О политике тогда никто не думал, думали о людях — как шли, какие потери, когда назад…

Вместе мы простояли около трех суток. К сожалению, названия латвийского судна уже не помню, хотя был на нем по делам службы.

Когда стоят рядом два судна, как правило, контакты неизбежны. Латыши ходили по палубе эсминца, осматривали орудия, торпедные аппараты и другое вооружение. Говорили по-русски — с этим проблем не было. Помнится, первыми познакомились боцманы, у них, как известно, на всех флотах мира особые общие интересы. Потом латвийский капитан нанес визит нашему командиру корабля. Капитаны, кстати, встречались не раз, и оба были всегда в приподнятом настроении.

На латвийский транспорт меня послал старпом О. Рудаков с картами Северной Двины — уточнить фарватер реки до Архангельска.

Продолжение следует

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form