"Рано или поздно братья–латыши поймут, что власть их обманывает, обкрадывает и загоняет в нищету. Когда это прозрение наступит, тогда жизнь в Латвии и начнет меняться к лучшему. Наша задача — приблизить этот "момент истины".

Мы не устали от борьбы, хотя правящая элита делает все, чтобы нас морально уничтожить, — постоянные слежки, прослушивание телефонов, административные суды, травля в латышской прессе. Но мы уже за эти годы выработали определенный иммунитет, и голыми руками нас не возьмешь, а меня — особенно!" — говорит сопредседатель ЗаПЧЕЛ и лидер одноименной фракции в сейме Яков Плинер, который вчера отметил свои 59 лет. В свой день рождения он дал интервью "Вести Сегодня", в котором подвел итоги года.

— Яков Гдальевич, вы не устали от оппозиционной борьбы?

— Я и мои коллеги по объединению — реалисты. Если бы мы внушали себе, что завтра к ужину нам удастся решить все проблемы, выполнить нашу политическую программу, то, наверное, мы бы давно перегорели и впали в депрессию. В нашей работе не бывает быстрых результатов, в Латвии нужно всегда быть готовым действовать по принципу "если долго мучиться, что–нибудь получится". Необходима длительная, изнурительная борьба — тогда можно чего–то добиться. И в этом смысле год 2005–й можно считать для объединения удачным. Судите сами.

Наша борьба против политизированной, ущербной реформы школ нацменьшинств уже привела к тому, что реформа сначала начала буксовать, а нынче переживает… клиническую смерть! Да, я не преувеличиваю — в большинстве школ нацменьшинств умные учителя ведут уроки по крайней мере билингвально, давая возможность детям понять и усвоить учебный материал на своем родном языке. На латышском объясняется только терминология. Конечно, чиновники от образования о такой системе знают — но что они могут сделать? Закрывать все старшие классы и разогнать учителей? Конечно же, нет. Они просто вынуждены закрывать на это глаза, тем более что они, будучи профессионалами, все–таки понимают всю абсурдность реформы по системе 60:40.

Провал реформы — это еще один урок нашим властям. Они должны понять (если в состоянии думать), что любая реформа, которая проводится без учета мнения заинтересованных сторон, вопреки здравому смыслу и без научного обоснования, обречена!

Безусловно, себе в актив мы можем записать и провал концепции "лояльности", которую вынашивало правительство. После того как поднялся шум, после того как были подключены и международные эксперты, минюст быстренько отказался от безумной инициативы проверки на лояльность в процессе натурализации. Есть у нас успехи и на экономическом фронте. Именно нашему объединению удалось предотвратить приватизацию "Ригас силтумс". Если бы это предприятие отдали в руки частных предпринимателей, тем более иностранцев, то последствия были бы для рижан просто катастрофические! По большому счету, это один из главных успехов ЗаПЧЕЛ в уходящем году.

Не будем скрывать, большинство законодательных инициатив ЗаПЧЕЛ блокируется правящей коалицией, причем зачастую еще на этапе внесения предложений в парламент. И все–таки отдельные значимые поправки в законы нашим депутатам удалось провести. Стоит упомянуть принятие сеймом предложения Юрия Соколовского о том, что домовладельцы привлекаются к административной ответственности (большой штраф) за самовольное отключение жильцам электричества, отопления и лишение других коммунальных услуг. Таким образом, нам удалось остановить, по существу, террор домовладельцев в отношении их квартиросъемщиков.

Другому нашему депутату Андрею Толмачеву удалось продавить в закон поправку о продлении срока действия приватизационных сертификатов. Ну а наш трибун Владимир Бузаев стал абсолютным лидером сейма по числу выступлений на пленарных заседаниях!

Нам есть чем похвастаться и в области международного сотрудничества. ЗаПЧЕЛ уже вышел за границы Латвии и интегрируется в евросоюзное политическое пространство. Вспомним, какую активную работу вела Татьяна Жданок по созданию русского европейского альянса, недавно нашим активистам удалось создать ячейку ЗаПЧЕЛ в Великобритании! Это британское отделение нашего объединения призвано помогать тем латвийцам, которые нынче живут и работают в Англии.

Вообще если вспоминать все, что нам удалось сделать в 2005–м, то список получится очень внушительный — на всю газетную полосу. Но, честно говоря, мы далеки от того, чтобы вешать себе медали на грудь и заниматься бахвальством. К сожалению, главного мы пока не добились — нам не удалось прекратить политику дискриминации нацменьшинств. Понятно, что для решения столь масштабной задачи, как изменение государственной национальной политики, нам нужно прийти к власти. Находясь в оппозиции, повлиять на ключевые госвопросы крайне сложно.

Особенно учитывая, что для нашей правящей элиты дискриминация русскоязычного населения — это палочка–выручалочка. Никакой другой политической концепции у правых партий нет, они могут действовать, только реализуя принцип "разделяй и властвуй".

Самое печальное — и на 15–м году господства правой идеологии большинство латышского населения так и не поняло, что людей просто дурят. Пока они наслаждаются играми в последствия "оккупации", пока они обсуждают тему лояльности и натурализации, власти спокойно обогащаются, "прихватизируют" то, что оставили эти "проклятые оккупанты".

— Мы плавно подошли к итогам года для страны в целом. Вы считаете, что никаких успехов у властей в уходящем году не было?

— Почему же? У властей были потрясающие успехи. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на финансовые декларации наших министров и чиновников. Меньше 100 тысяч наличными наши чиновники даже и не скопили. Те, кому удалось спрятать на черный день тысяч 50–70, в "табели о рангах", наверное, уже вообще нищие. Им богатые чиновники и руки не подадут…

Хороших результатов добился и только что ушедший в отставку Эйнарс Репше. Этот борец с коррупцией умудрился накупить столько домов и земель, что уже, судя по всему, и сам забыл, откуда он на все это деньги взял. Теперь он всех уверяет, что… в состоянии со своих легальных доходов погасить проценты по кредитам, которые достигают нескольких тысяч латов в месяц! Если у нас такие борцы с коррупцией, то не стоит удивляться, что в тюрьме сидят лишь те, кто брал взятку в размере 300–400 латов. Те же, кто оперирует миллионами, могут спать спокойно.

Что же касается успехов на государственном уровне, то я, честно говоря, их не заметил. Сплошные провалы! Инфляция зашкаливает, цены растут уже не по дням, а по часам, сотни миллионов уходят не на социальные нужды, не на повышение пенсий, а на "замки света", на натовские пьянки и на подсчет убытков от оккупации.

— Как–то все очень пессимистично звучит…

— А если бы у нас все было оптимистично, то я бросил бы политику и вернулся к тому делу, которому посвятил большую часть своей жизни — к преподаванию. Если кто–то из читателей думает, что моя мечта — сидеть в парламенте, то он ошибается. Я нахожусь в политике по необходимости — кто–то ведь должен бороться против глупости, против мракобесия в нашей стране! Мне очень понравилась фраза одного из героев знаменитого сериала "Улицы разбитых фонарей". "Мы — санитары леса", — говорил один из ментов. Роль ЗаПЧЕЛ в нынешних условиях схожая: мы тоже санитары латвийского политического леса. Мы не даем властям спокойно жить, не даем им бесконтрольно управлять страной, мы боремся с их зачастую опасными для государства и ее жителей решениями. И в следующем году эта борьба будет продолжена.