В Риге состоялась международная конференция по Второй мировой и Холокосту.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Тщетно было искать в течение двух дней конференции "Вторая мировая война и страны Балтии. 1939–1941 годы" членов президентской комиссии историков. А жаль — происходившее в зале Балтийской международной академии было не политическим, а весьма качественным академическим мероприятием. Причем с реальным эксклюзивом — фотовыставкой "Визит Альфреда Розенберга в Ригу, Елгаву и Добеле в мае 1942 года".

Первое пленарное заседание, которое вел доктор Вильнюсского госуниверситета Альгис Каспаравичюс, "Международные отношения и страны Балтии", уже преподнесло вполне весомую сенсацию. Кандидат исторических наук Александр Гурин (Рига) с серьезной доказательной базой вскрыл факт существования в Латвии военной оппозиции режиму Карлиса Улманиса, опирающейся на прорусский офицерский корпус, мечтавший о карьере в РККА. Другое дело, что закончились эти фантазии печально — в песчаном леске у местечка Литене, но факт сотрудничества генерала Яниса Балодиса с НКВД уже практически неопровержим!

Тамара Васильевна Вронская, профессор спецкафедры Национальной академии Службы безопасности Украины, напротив, развеяла миф об изначальной чудовищности бериевского периода советского судопроизводства: "Настрой Фемиды в 1939 году был либеральным, так как в 1938 году были осуждены массовые операции, высылки, процессы без присутствия обвиняемых". Однако уже вскоре гайки начинают закручиваться — появляются "списочники", "справочники", "минусники"… Для наших современников эти слова ничего не значат — но тогда за ними стояли десятки и сотни тысяч людей, отправленных в заключение по спискам, по справкам из чужих уголовных дел, лишенные права и после освобождения проживать в крупных городах. Все это были ВНЕсудебные акции!

22 июня 1941 года все опять кардинально переменилось. "Фемида надела шинель", — поясняет Т. В. Вронская. "Война во всех странах создает режим особой ответственности". Поэтому знаменитый киевский певец Михаил Донец, раздраженно ответивший по телефону "Как же вы мне все надоели!" на предложение выступить в патриотическом концерте, был арестован спустя 10 дней, а еще через 10 — расстрелян. Вплоть до высшей меры каралось распространение слухов. А штрафные батальоны, по версии Т. В. Вронской, были созданы задолго до сталинского приказа № 227 — только за год до этого именовались "маршевыми ротами" и "запасными частями". Недаром еще в мемуарах маршала Жукова о них сказаны нелестные слова — разлагались, мол, войска. А чего еще ожидать от вчерашних зеков, целыми лаготделениями зачисленных в РККА?

Интереснейший доклад о "команде Вагуланса" — елгавском кровавом мяснике лета 1941 года сделал доцент БРИ Виктор Гущин. В хаосе первых дней войны одержимый "перконкрустовец" Мартиньш Вангуланс создал уникальную в своем роде структуру тотального уничтожения евреев в Елгаве. Если в Риге гетто появилось 28 октября, то в Елгаве — уже в июле 1941 года. До сих пор точно не известно, сколько евреев было расстреляно на полигоне 3–го Елгавского пехотного полка у шяуляйской дороги. Наиболее реальна цифра 3576 человек, озвученная в секретных отчетах КГБ ЛССР. Расстреливали выродки Вагуланса и евреев из Тукумса, Добеле и даже Западной Украины!

За выпускником сельхозакадемии Вагулансом в расстрельную команду пошли кадровые офицеры времен Улманиса — капитан Арвидс Стирна, полковники–лейтенанты Николай Бебрис и Янис Друваскалнс. В оглашенном В. Гущиным пространном списке палачей Елгавы были и фамилии полицейских Шкеле и Репше. Во время, свободное от казней и выдирания зубных коронок (при "команде Вагуланса" был специальный департамент драгоценностей!), этот крайне амбициозный тип пописывал в самолично издававшуюся и редактировавшуюся им газетку Nacionālā Zemgale. "По накалу антисемитизма она даже превосходила газету Tēvija", — считает историк. Но всему приходит конец: не столько за сам кровавый беспредел, сколько за его корыстную составляющую Вагуланс слетел с поста "куратора" всея Земгале. Его заменил присланный из Германии гебитскомиссар барон фон Медем. А окончательно помешавшийся Вагуланс окончил свои дни в желтом доме.

Участники конференции имели редкую возможность послушать и версию знаменитого историка конца 80–х Эрика Жагарса. Ныне автор серии "Латвия на грани эпох" публикуется и выступает крайне редко. Но на конференции, которую организовали ОКРОЛ и ассоциация ДВИНА, Э. Жагарс однозначно определил внешнеполитическую ориентацию Латвии как пробританскую. В пользу этого говорит и хранение золотого запаса ЛР в Великобритании, и предоставление латвийскому послу в Лондоне чрезвычайных полномочий, и закупки оружия на 9/10 в Англии, и английский язык в качестве "первого иностранного" для обучения в школах, и организация скаутов как молодежный ресурс власти.

"После визита крейсера "Кельн" в Ригу была издана 102–я директива Генштаба латвийской армии, которая переросла в IV мобилизационный план", — заявил Э. Жагарс. Этот план предусматривал войну Латвийской Республики ТОЛЬКО против нацистской Германии. И, более того, предполагал вторжение четырех латвийских пехотных дивизий на территорию Литвы, на глубину 100–120 километров. Увы, эта альтернатива нашей истории не состоялась. В реальности были арайсы и вагулансы…

Николай КАБАНОВ.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form