Первое, что приходит на ум многим при упоминании о Резекне — депрессивный край. Оно и понятно — промышленность развалена, каждый четвертый житель по статистике безработный, народ массово уезжает батрачить на чужбину. Зато те, кто остается, одержимы во что бы то ни стало изменить навязанный порядок. Депрессия — это точно не про них…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Накануне выборов общественная активность достигла апогея — на 13 мест в городскую думу претендуют 187 кандидатов из 14 партий. Как из рога изобилия на резекненцев сыплются обещания на негосударственном языке. Что логично — из 45 тысяч горожан 65 процентов составляют русскоязычные, из них 80 процентов имеют право голоса. Тут не только заговоришь — запоешь по–русски в обмен на симпатию избирателей.

Трудно сказать, насколько сладкие партийные песни воодушевят избирателей в этот раз, в предыдущие годы лишь немногим более половины жителей пришли на избирательные участки (русских депутатов всего 4).

Но с тех пор Резекне, как и всю русскую Латвию, мощно встряхнула унизительная реформа, а затем и пренебрежение властей к протестам. "Мы уже никогда не будем прежними", — говорят они, — спасибо "реформаторам".

В то время, когда прошлой зимой на улицах столицы уже вовсю митинговали, жители этого латгальского городка еще предавались бурным возмущениям дома, на кухнях. Не нашлось здесь лидеров, которые взялись бы сплотить народ. Самые обычные жители, у которых проснулось наконец–то чувство национального достоинства, вычислив друг друга, что называется, по группе крови, стали собираться то в парках, то в кафе и искать выход. Начали ездить в Ригу на заседания и акции штаба, затем организовали штаб в Резекне и сами развернули антиреформенную деятельность.

После 1 сентября реформу все–таки запустили, и резекненцы поняли, что отстаивать свои права нужно на следующем уровне — это процесс долгий и одними протестами тут не обойтись. И 4 месяца назад зарегистрировали Русскую общину Резекне (РОР), основу которой составили предприниматели.

— Наши предки староверы поселились здесь 300–400 лет назад, а мы их потомки — коренные жители Латгалии, — объясняет историческую специфику председатель общины, предприниматель Александр Пушняков. — Веками русские, латгальцы и латыши (последних всегда здесь было очень мало) жили дружно и полноправно, пока 14 лет назад не появился посредник — государство. И хотя мы, русские, наследственные граждане Латвии, многие из нас все эти годы своими гражданскими правами не пользовались. Все были заняты борьбой за выживание — в такие условия нас поставил этот самый посредник. Но он плохо справляется со своими обязанностями, может, и сознательно стравливает нации. Ведь почему в первую очередь здесь спиваются русские — без знания латышского языка ни полицейским, ни пожарным, ни даже дворником на работу не возьмут. Но почему–то государство не учитывает того, что латышский сроду тут не был распространен, а теперь, чтобы занять должность, смотрят не на профессионализм, а на знание языка.

Мы в Резекне еще хорошо живем, а масса поселков в округе вообще обезлюдела. Что значит "неперспективный район", просто инвестиций больше идет туда, где латышский избиратель. А русским не до выборов — они либо люмпенизируются, либо уезжают. Вот мы, уже состоявшиеся, энергичные люди, объединились, чтобы поддерживать нуждающихся и изменить ситуацию.

Поскольку все общинники вышли из движения в защиту русских школ, популярного в народе, авторитет новой организации велик. Тем более что она последовательно проводит свою линию — еще прошлым летом организовала праздник в честь 60–летия освобождения Резекне от фашистов, народное гулянье по случаю православного Рождества, помогла провести чемпионат Латвии по греко–римской борьбе, отправила юных актеров с показом спектакля во Францию, поддерживает детские спортивные мероприятия, культурные проекты, а летом планирует наладить поездки местных школьников в Россию и принимать у себя россиян.

В общем, налаживается полноценная общественная жизнь, и (что удивительно!) установка "давать, а не брать" притягивает многих. Ведь общеизвестно, что предыдущие многочисленные попытки объединения не выдержали испытания "членскими взносами". А потребность в единении у людей велика, уже на первое собрание, например, прибыли 150 человек — помимо предпринимателей работники культуры, учителя, общественники, представители православной церкви, старообрядческой общины и греческой, латгальцы проявили большой интерес…

— Хотя мы собирались поддерживать только русских, а в итоге пришли к тому, что объединяем всех жителей города, — говорит председатель общины. — Ну не будем же мы делить по национальности детей на соревнованиях или ветеранов — поддерживаем всех.

Набирающая силу авторитетная организация, конечно, лакомый кусок для любой партии. Общинники и сами понимают, что по–настоящему решить русские проблемы без помощи депутатов невозможно. Но разменивать свой авторитет не торопятся. — Наша задача сделать так, чтобы все партии считались с общиной, а мы будем поддерживать тех политиков, которые действительно принесут нам на пользу, — объясняет Александр.

Кстати, большую надежду резекненцы возлагают на ратификацию Рамочной конвенции, в соответствии с которой они подпадают под понятие нацменьшинства (даже в понимании Добелиса). Хотя с таким наименованием они и не согласны (хорошенькое меньшинство при пропорции в 65 процентов!), все же надеются, что рабочих мест для русских станет больше.

Освободить место новой общественной силе никто в городе, конечно, не торопится, оно и понятно — кому нужен столь мощный конкурент. Рассказывают, вроде бы выделили наконец–то помещение в Доме нацменьшинств, а там один зал, в котором три театральные группы по очереди репетируют.

Сетуют общинники на информационную блокаду. Объясняют, что не ради популярности работают, но, во–первых, ведь держатся на пожертвованиях, а информация о многочисленных мероприятиях всегда оптимизирует жертвователей. Во–вторых, привык народ к спячке — ну невозможно же постоянно обзванивать весь город. Хотя так и оповещают — куда деваться. Например, рассказывает Александр, когда весь мир скорбел по жертвам Беслана, в городе по какому–то случаю был фейерверк, отменить его отцы города не догадались. А призыв общины помянуть погибших российских детей плавно опустили. Поэтому сами обзвонили кого могли — свечи на окнах зажгли, так и помянули…

Но всему, в том числе и борьбе за выживание, приходится учиться не сбавляя оборотов в главном. Сейчас основные усилия резекненцев сосредоточены на подготовке к грандиозному празднованию 60–летия Победы. Салют координируют одновременно с единомышленниками Лиепаи, Елгавы, Вентспилса — "отдать дань памяти ветеранам, вспомнить погибших, чтобы наши дети знали о Победе и весь мир увидел, что и для Латвии разгром фашистов — большой праздник".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form