В заголовок внесена квинтэссенция объемистой статьи Э. Буйвида "Дорогая цена политических разговоров" ("Вести Сегодня" от 19.12.03). Дескать, все последние двенадцать лет защитники прав человека воюют за бессмысленные демократические ценности, а надо найти огромные средства, разбазаренные в Латвии за эти годы, отобрать их и честно поделить.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Поскольку ваш корреспондент один из таких борцов, да еще и зарплату думского депутата получает, что особо раздражает "независимого экономиста", приходится отвечать.

Пропагандист с арифмометром

Я — человек советский. Я в той стране вырос, я ее любил и никогда не прощу тех, кто у меня ее отобрал. Голосовал против независимости Латвии — и еще раз проголосую, если случай представится. У Буйвида в статье пенсионер готов право голоса пожертвовать за советскую пенсию. Даю больше — депутатский мандат, то есть голоса четырех тысяч избирателей, поставивших мне "плюсики" на выборах, без колебаний отдам, чтобы граница в Зилупе и канадская пенсионерка во Дворце пионеров исчезли, как дурной сон.

Но при всей симпатии к былым временам есть категории тогдашних людей, которых до сих пор не перевариваю. Одна из них — ловкий пропагандист. Ссылаясь на никому не известного ученого, Буйвид приводит какой–то сомнительный постулат. Потом, ловко стрекоча арифмометром марки "железный Феликс", начинает перемножать невесть откуда взявшиеся цифры, получая какие–то астрономические суммы. В результате выходит, что живут советские люди намного лучше, чем бедолаги с загнивающего Запада.

Рубль и лат

Откуда мифический профессор Яунзем взял, что рубль советских времен вдвое ценнее нынешнего лата? Как можно рассчитывать на всеобщий склероз людей, ходивших по магазинам тогда и сейчас?

Масло, помнится, было по 3,50 — сейчас почти втрое дешевле, а еще появился маргарин, который еще дешевле. Мясо было по 2 рубля — сейчас такое вы на базаре купите чуть дороже лата. Два рубля стоили и апельсины — они сейчас по полтиннику. Я уж не говорю о водке, без которой, конечно, можно обойтись, но она дешевле уже в пять раз. Другие продукты стоят примерно столько же, сколько и при советской власти, — но тогда, помнится, все это доставали с боем, нервами и в огромных очередях.

Покупка ботинок или нейлоновой куртки — не престижных, импортных, а страшноватых, фабрики "Первое мая", все равно требовала затянуть пояс. Сейчас на рынке подобная дрянь китайского производства дешевле в разы. А есть еще секонд–хэнд, где одеваются сотни тысяч людей за гроши. "Жигули" стоили, кажется, шесть тысяч — и пять лет в очереди. Сейчас они намного дешевле, но их все равно никто не покупает, потому что за эти деньги можно приобрести иномарку куда более высокого качества.

Летом я съездил на экскурсию в Будапешт — обошлось с питанием примерно в полторы сотни. Двадцать лет назад такое удовольствие стоило бы втрое дороже, да еще бесконечные согласования в профкомах и парткомах, которые вполне мог бы и не пройти.

Да, коммунальные услуги вздорожали безбожно, да, кусаются цены на билеты в поездах и трамваях, да, бессовестно дороги лекарства. И от этих расходов, в отличие от водки, автомобиля и поездки за границу, не откажешься. Поэтому просто переводить по какой–то линейной шкале рубли в латы не получается. По–видимому, совсем бедные люди живут сейчас хуже, чем при "совке", — вот и прожиточный минимум сейчас 95 латов, а был около 70 рублей. Но уже тот, кто получает среднюю зарплату, живет не хуже, чем в былые времена, а кому посчастливилось заработать две–три сотни — намного лучше. Бедных, особенно пенсионеров, очень жаль, но не они составляют большинство общества. И надо иметь очень большое нахальство, чтобы писать о 600 000 работающих и 500 000 безработных в Латвии. Кто, интересно, тогда пользуется 800 000 мобильных телефонов и 600 000 личных автомобилей? Возможно, и безработные — те, кто к пособию от государства добавляет заработанные "по–черному" деньги.

Два мира — две "Альфы"

Вот в былые времена безработных не было, все мы честно трудились и получали зарплату. На объединении "Альфа" работали аж 8500 человек — в основном девушки из провинции, которые за скромную зарплату делали микросхемы. Сейчас на месте "Альфы — огромный магазин на головном предприятии и несколько магазинов поменьше в здании на Московской. Там трудятся, наверное, не меньше тысячи человек — в основном девушки из провинции — за весьма скромную плату.

Микросхемы, произведенные той "Альфой", вставляли в хитрые машины, которые направлялись в воинские части обеспечивать наш с вами спокойный сон. Только ничего они не обеспечили — Советский Союз все равно распался. И получается, что те, ныне постаревшие альфовские девушки вместе с умными инженерами, дорогущим оборудованием и золотом для контактов сидели у меня — советского налогоплательщика — на шее, производя ненужную продукцию, но получая реальную зарплату. А сегодняшние продают мне хлеб и колбасу, которые я в тот же вечер с аппетитом съедаю — они делают совершенно необходимую работу и получают заработанное.

Пусть товарищ с арифмометром посчитает, сколько было в СССР таких "Альф" и как дорого они нам всем обходились. Уверен, что сумма получится куда более внушительная, чем те, которыми он оперирует.

Скромное обаяние Беларуси

Очень трудно сравнивать настоящее и прошлое — история не знает сослагательного наклонения. На счастье, совсем близко есть страна, развивающаяся, как нас учит г–н Буйвид. В Белоруссии изо всех сил постарались сохранить промышленность, там почти нет безработицы, даже колхозы еще существуют. И вот чем там уж никак не злоупотребляли, так это излишней демократией — как батька Лукашенко скажет, так все и делают. Только что я провел в этой сказочной стране неделю — и что–то не заметил избыточного процветания. Цены в магазинах как у нас, зарплаты и пенсии намного ниже, коммунальные услуги и транспорт дешевле — то на то и получается. Бедные живут, видимо, чуть получше наших бедных, работающие — чуть похуже наших работающих.

Только когда я по телевизору смотрел информационную программу, составленную по принципу "Все о Нем и две минуты о погоде", когда читал в газетах об учениях славных военно–воздушных сил Белоруссии, поневоле закрадывалась мысль: дурят ихнего брата! Устраивают себе развлечение за его счет. Так уж эти политики устроены: с дискуссиями или без оных, с демократией или без нее, они норовят потратить народные денежки на любимые дорогие игрушки.

В поисках старшего брата

Каждый год Программа развития ООН публикует списки стран мира, ранжированных по качеству жизни. Латвия в этой табели занимает примерно пятидесятое место, год от года продвигаясь немного вверх. Литва и Эстония располагаются чуть выше, Россия и Белоруссия — немного ниже, остальные страны СНГ отстают. Но ведь в советские времена уровень жизни в наших республиках соотносился примерно так же!

А может быть, политики вообще бессильны радикально изменить уровень благосостояния общества? Кто–то может разбогатеть, кто–то — обнищать, но в среднем мы так и будем всегда на пятидесятом месте. И это неплохой результат: в мире около 200 стран, четыре пятых человечества живет хуже нас. Две с половиной тысячи лет тому назад возникли великие цивилизации — китайская и римская, из последней и вышла вся Западная Европа. Все эти долгие века китайцы изобретали порох, шелк, работали как пчелки — а европейцы пользовались плодами этих трудов, изучали сочинения китайских мудрецов и жили припеваючи. Менялись годы, социальные системы, сегодняшний полунищий Китай одевает и снабжает электроникой всю Европу — а европейцы живут несравненно лучше.

Вся стратегия латышской элиты после достижения независимости сводится к попыткам обмануть судьбу и как–нибудь примазаться к этой сытой и не слишком работящей Западной Европе, прикинуться европейцами и урвать кусочек их счастья. Стратегия унизительная, ибо предполагает безбрежное холуйство и холопство. Стратегия подлая, ибо опирается на отталкивание России, которой уж точно должно не хватить европейского благополучия. Стратегия почти безрезультатная, ибо оторваться даже от презираемой Западом Белоруссии не удается. В какой–то мере оправдывает эту стратегию только одно — ничего другого не предлагается.

"Дэньги давай!"

Впрочем, у г–на Буйвида есть ряд ценных идей. Устроить, например, погром, как это сделали шахтеры нерентабельной польской шахты и добились успеха. Правительство разрешило тысяче здоровых мужиков в свое удовольствие ковыряться под землей, хотя куда дешевле завезти этот уголь из Казахстана или Алжира. Пусть разницу доплатят не столь решительные налогоплательщики. А еще предлагается содрать по 50 миллионов с 300 латвийских миллионеров. У них, правда, и десятой доли этой суммы не найдется, но попробовать можно. Только кто эти деньги будет делить по справедливости? Нынешние власти, видимо, не годятся. А новых кто будет избирать — все население страны или только граждане?

Стань человеком!

Вот и выходит, что от проблемы прав человека никуда не деться. Мы, правозащитники, вообще скептически относимся к способности государства помочь людям — разве только старым и больным. Каждый взрослый человек сам способен себя обеспечить, надо только ему не мешать.

А мешают не только вороватость и бездарность нынешних властей — нет никакой гарантии, что новые будут лучше. Мешает их несправедливость: стремление отобрать у чужих — неграждан и нелатышей — и дать своим. Поэтому достаточно было бы отменить все дискриминационные законы — о языке, образовании, гражданстве — и предоставить населению возможность самому определять свою судьбу.

Все, чего мы добиваемся, не требует ни инвестиций, ни особо гениальных политических решений, ни долгого времени. Необходимые реформы можно провести за месяц–другой. Но власти уперлись — и в этом их, к сожалению, поддерживает абсолютное большинство латышей. Приходится выходить на демонстрации, жаловаться в Европу — и очень медленно достигать прогресса. А теперь взглянем нам проблему с этической стороны. Э. Буйвид удивлен политической пассивностью нашего общества, неумением бороться за свои права — нас тоже это огорчает. Но он, как и все социалисты, призывает своих сторонников заняться рэкетом (пример с польскими шахтерами) и грабежом (отнять у миллионеров их деньги), выйти на баррикады, чтобы вульгарно набить себе брюхо. Мы зовем людей на улицы, чтобы они защитили свое достоинство, стали бы равными среди равных. И то, что к нам прислушиваются куда охотнее, говорит о том, что это общество небезнадежно.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form