Арис Аудерс
Foto: Āris Auders
close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
За две недели октября 2002-го "золотые руки" приняли 3600 латов. При таких доходах налоги за 10 месяцев прошлого года теоретически должны были составить, самое малое, 37 000 латов.

Сам министр в пятницу категорически отказал газете в каких-либо комментариях. Чтобы выяснить, заслуживает ли он привлечения к уголовной ответственности за мошенничество, Бюро по борьбе и предотвращению коррупции (ББПК) тоже начало проверку присланного из Генпрокуратуры заявления пациентки Майи Вилцини. Как проинформировала пресс-секретарь ББПК Илзе Сташкевица, проводится проверка, имелись ли нарушения в частной врачебной практике — и по уплате налогов, и по смешению частных и государственных интересов, а также не было ли нарушения законов при заключении больницей договоров. Как свидетельствуют 6 подписанных Аудерсом квитанций платежей пациентов, 14 октября от пациента получены легендарные 565 латов, 15 октября — еще 565. 17 октября был очень удачным днем, ибо два пациента уплатили каждый по 922 лата, 23 октября за такой же "курс лечения выпадения диска" в кассу внесено только 65 латов, а 31 октября снова получен "один аудерс" — 565 латов. Всего за две недели — 3604 лата. (Так как нумерация квитанций идет с 16101-го номера и кончается 16113-м, но в распоряжении газеты имеется только 6 квитанций, вполне возможно, что за это время было заполнено еще 7 квитанций на платежи пациентов, а сумма, уплаченная каждым из них, может колебаться от 10 до 922 Ls).

Схема параллельных оплат

В Больнице травматологии и ортопедии (БТО) проверили даты квитанций и выяснили, что все эти пациенты лечились в больнице, их лечение оплачивалось государством. За операции, обследование и уход уплатила больничная касса. Как рассказывали пациенты, использовалась одна и та же "схема Вилцини": первым делом пациенту внушали, что больничная касса за такую операцию уплатить не в состоянии, а после этого показывали прейскурант, в котором были те самые легендарные 565 латов.

Жителя Мадоны Дидзиса Эзеркална Аудерс оперировал 1 ноября. И его сначала известили, что в больничной кассе нет денег, чтобы сразу же прооперировать позвоночный диск, но может так случиться, что он вообще останется парализованным.

Чтобы прооперировать сразу же, было запрошено 565 латов и обязательное направление семейного врача. "Мой семейный врач не поняла, зачем нужно направление, если я плачу наличными, но все же выписала его", — рассказывает Дидзис. Кроме 565 латов он за каждую консультацию платил еще по 10 латов. Всего их было три, каждая длилась от 5 до 7 минут. После операции он провел в больнице 7 дней, и за это время доктор Аудерс навестил его только раз, минуты на три, и еще пару раз на минутку забежал его коллега Артис Гулбис, хотя других пациентов их лечащие врачи навещали каждый день. Швы снимал семейный врач Дидзиса. На самом деле и за операцию, и за пребывание в больнице, и за снятие швов платила больничная касса.

Пациентка Д.С., прооперированная 14 октября прошлого года, попала в неприятную ситуацию, когда попросила оплатить чек на те же знаменитые 565 латов своих страховщиков. Те сначала отказались от оплаты — врач проводил операцию в государственной больнице в свое рабочее время, и такие расходы оплачивает больничная касса. "Страховщики мне сказали, что теперь врачи поумнели и таким образом оформляют взятки. Но я была убеждена, что плачу за операцию, он мне показал прейскурант!" — рассказывает пациентка. Не удалось ей получить выписку о лечении в приватном порядке, потому что врач за это время стал министром, а его коллега по частной практике Артис Гулбис не смог ее выдать. В конце концов страховщики все же уплатили пациентке.

Потеряло ли государство 35 000?

В четверг Аудерс сообщил, что в 2002 году он заплатил 2000 латов налога с доходов от частной практики. Приблизительные расчеты показывают: если не считать двух "министерских" месяцев, за остальное время в прошлом году Служба госдоходов могла получить от Аудерса порядка 37 000 латов — на 35 000 больше. Частному врачу из своих доходов первым делом надо уплатить 32% социального налога, после этого из остатка вычитаются оправданные расходы, и из оставшейся суммы необходимо уплатить подоходный налог в размере 25%. То есть по закону из заработанных 3600 латов Аудерс должен был заплатить 1152 лата социального налога. По данным, имеющимся в распоряжении газеты, в данной ситуации к оправданным расходам можно было бы отнести только арендную плату, ибо никаких дополнительных средств на этих пациентов врач не тратил. Если в месяц за аренду больница получает 100 латов, то за две недели — 50. Остается 2400 латов. 25% от них — 600 латов. В результате уже за двухнедельный доход на службе врач по закону должен был заплатить, самое малое, 1740 латов!

Как рассказывает сам Аудерс, его частная практика существует всего три года — в помещениях травматологической больницы. В течение первого года практика приносила только расходы, во второй — вышла на ноль, и зарабатывать на ней он стал только в прошлом году. Потери на начальном этапе практики объясняются расходами по благоустройству, например, приобретением компьютера, а после этого самые крупные расходы были связаны с арендой помещения — 100 латов в месяц.

"Один аудерс"

Врачи Больницы травматологии и ортопедии, которых коллега основательно опозорил, возмущены. Его действия доказали, что она используется в частных интересах. Как пояснил замдиректора Ивар Упис, проводить здесь операции частным образом совершенно невозможно — у больницы нет такого договора с врачами. В данном случае надо заключать договор об использовании операционного зала, аппаратуры, лабораторий, рентгена, инструментария, медперсонала, а также об аренде места в палате. Договоры с частнопрактикующими врачами предусматривают лишь аренду помещений для консультаций. Любой пациент, который прооперирован и проходит лечение в этой больнице, официально считается государственным, а не частным пациентом. (Есть, правда, операции эндопротезирования, за которые пациент может заплатить сам, чтобы обойти очередь огромной длины, но и в этом случае деньги платятся больнице, и это считается платной услугой медучреждения, а не частного врача.)

Не проводится в БТО в частном порядке и никакой предоперационной подготовки. Обследование пациент проходит или в лаборатории Гулбиса, или в местной поликлинике и приходит на операцию уже подготовленным. Но после выписки из больницы швы обычно снимает семейный врач. Квитанции пациентов Аудерса показывают, что плата шла за месячный "курс лечения". "Что он делал в течение месяца?" — не понимают коллеги.

В свою очередь знаменитые 565 латов, или "один аудерс", появились в связи со схемой параллельных платежей. Как продемонстрировал Упис, по распоряжению руководства больницы в прейскуранте платежей больничной кассы возникла графа, что цена за операцию на позвоночнике составляет 565 латов. Эта строчка и объясняет, почему у многих пациентов появлялась одна и та же сумма: показывая больным прейскурант больничной кассы, им не объясняли, что эту сумму больнице за подобную операцию платит больничная касса; пациенты же приходили к мысли, что таков официальный прейскурант, по которому должны платить они.

Как считает врач Янис Аболс, это способ взимать деньги с человека, который не разбирается в системе, то есть сознательное получение двойной оплаты. Врачей смущает и преувеличенная самореклама "золотых рук" — на таком же уровне или, возможно, еще лучше могут оперировать многие другие бывшие коллеги нынешнего министра. По данным 2002 года, Аудерс отнюдь не числился среди самых популярных частных врачей больницы.

Материалы публикуются в сокращении. Перевод "Телеграфа"

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form