close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Решающим днем стало 30 января, когда были опубликованы предложения Европейской комиссии по поддержке сельского хозяйства предполагаемых стран-участниц, которые у многих вызвали резко негативную реакцию. Можно спорить, почему удивление носило столь неприятный характер — то ли из-за осознания нереальности желаний Латвии, то ли из-за бесстыдства намерений ЕС. Но важнее то, что в первый раз открыто проявилась разница между надеждами и действительностью. Четко стало видно, что отрицательный торговый баланс Латвии с ЕС не только продолжится, но и углубится. За все йогурты Европы придется платить. Пока мы платим лесоматериалами, а потом станем платить латвийской землей. Чем же станем платить после того, как все будет продано?

Все это заставило приверженцев Европы опуститься на землю и начать разъяснять, почему все так, а не иначе. И пусть даже движение Латвии к ЕС было декларировано еще семь лет назад, настоящий диалог между еврооптимистами и евроскептиками продолжается месяца два.

Почувствовав, что тема вхождения в Европу больше не является "священной коровой", которую нельзя критиковать, окрыленные крестьяне осмелились не только открыто изложить свои желания, но и потребовать у правительства дать оценку существующему положению. Прозвучали даже голоса, что заключенный 12 июня 1995 года договор о свободной торговле между Латвией и ЕС (обычно именуемый Европейским договором) — не такое уж выдающееся достижение латвийской внешней политики, как до сих пор было принято считать. Доля истины в словах критиков есть: немалую часть от полученных экспортных квот Латвия вообще не может использовать в силу различных дополнительных торговых ограничений — например, квоты на экспорт мяса не были использованы из-за отсутствия скотобоен, "сертифицированных по стандартам ЕС".

Неужели те, кто готовил и подписывал договор, этого не знали или не понимали? Осознают ли "толкачи в Европу", что на самом деле представляет собой тот Евросоюз, куда они нас направляют, или таким образом они до сих пор в основном пополняли свой политический капитал? К сожалению, куда более реальным кажется последний вариант. Разве в ином случае Латвия, подписывая ассоциированный договор, не использовала бы право лишь постепенно открывать свой рынок? И что, при изменении отношения общества убежденные еврооптимисты примолкли, как воды в рот набрав?

Европейский союз, который нередко называют клубом богачей, — не благотворительная организация. В нем существует жесткая конкуренция. И прежде всего, когда принимается политическое решение. Сегодня кажется, что первые, кто не выдержал такой конкуренции, — это политики.

Материалы публикуются в сокращении
Перевод "Телеграфа"

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form