close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Чиновник хотел замять скандал

— Последний скандал в Германии бросил тень на биологическое сельское хозяйство…

— Настоящий скандал, по-моему, был не в том, что урожай получил отравление нитрофеном, а в том, что этот неприятный факт был установлен еще полгода назад, взят под контроль и о нем было проинформировано Министерство сельского хозяйства Германии, но какой- то ответственный чиновник не отреагировал.

Самым скандальным аспектом этой истории является тот факт, что какое-то лицо хотело все скрыть. К сожалению, пострадали многие небольшие и честные биокрестьянские хозяйства по всей Европе. Потребители, не являющиеся убежденными сторонниками биопродуктов, чувствуют себя обманутыми — оказывается, все равно, что покупать.

Землю отравляют надолго

— Как сделать, чтобы люди почувствовали доверие к биопродуктам?

— Во-первых, придерживаться своего поставщика или конкретного крестьянина. Во-вторых, и в больших магазинах можно выяснить, откуда поступают продукты, — серьезная фирма никогда не позволит себе обманывать клиентов. В-третьих, очень часто вина лежит на каком-то давнем загрязнении.

Например, в Германии в масле был найден диелтрин — вещество, которое было разрешено 15-20 лет назад. Сейчас оно запрещено. Но его следы встречаются еще и сегодня. Крестьянам, которые берутся вести экологически чистое хозяйствование, дают время перестроиться, но что он может сделать, если химикалии остаются в земле?

— Как долго эти вредные вещества могут оставаться в пахотной земле?

— Об этом нет точных данных.

— То есть в почве все еще находится и ДДТ?

— Да. Это очень вредное вещество в свое время широко использовали и на Востоке, и на Западе. Недавно в журнале для овощеводов и виноградарей была статья об атрацине — когда-то этот гербицид был популярен во всем мире. Позже Европа его запретила, но он все еще разрешен в некоторых штатах США. Под воздействием атрацина древесные лягушки превращаются в гермафродитов. Даже спустя десятилетия это вещество находят в почве и в грунтовых водах.

Подопытные кролики

— Значит, прежде чем заняться биологическим сельским хозяйством, необходимо провести анализ почвы?

— Да, но выяснилось, что мест, где это можно было бы делать, как бы и нет. Тем не менее биологическое сельское хозяйство — это единственный правильный путь. В противном случае через 10-20 лет земледельцам придется бороться с другими старыми загрязнениями.

— Звучит довольно мрачно.

— Да. Ученые выяснили, что многие гербициды, в том числе некогда столь популярный ДДТ и уже упомянутый атрацин, влияют на гормональную систему организма и являются канцерогенами. А раньше атрацин считали новым чудодейственным средством.

— Где почва заражена больше — в Америке или в Европе?

— Трудно сказать. По интенсивности использования химикалиев районы почти не отличаются друг от друга. Это проблема не только Запада. Тридцать лет назад атрацин контрабандой привозили в Австрию из Югославии и Венгрии, где он был дешевле. Неизвестно, насколько вредны разрешенные сегодня вещества. Первоначальные исследования могут быть благоприятными, но по мере развития науки результаты меняются. В Европе новые средства разрешается использовать 5 лет, и если выясняется, что они вредны, то лицензия на их использование не возобновляется.

— Получается, что мы — подопытные кролики. Неужели конвенционное сельское хозяйство на самом деле так страдает от химикалиев?

— Химикалии используются все шире. Например, нас в университете учили, что допустимый уровень удобрения нитратами для кукурузы составляет 80 кг на гектар, а теперь он вырос до 220-240 кг. За несколько десятилетий он фактически утроился. В Австрии сейчас идут дискуссии, чтобы ограничить его до 170 кг, и конвенционные крестьяне утверждают: этого мало.

Непростой процесс

— Как действуют в экологических хозяйствах?

— Плоды прикрывают очень плотной тканью или тонкой искусственной пленкой, что и создает особый микроклимат — более теплый и влажный, вредители не могут размножаться, и к тому же урожай созревает быстрее.

— Не очень ли дорого это обходится?

— С финансовой точки зрения — нет, потому что отпадает необходимость опрыскивания, а это трудоемкая работа.

— Биокрестьянам приходится много работать, но их продукция ненамного дороже обыкновенных продуктов…

— Австрия доплачивает за выращивание зерновых и картофеля. За молоко — только в тех случаях, если крестьяне объединяются и сообща оплачивают транспорт, который собирает продукцию. Нелегкая отрасль — плодоводство. У универсамов растут требования к внешнему виду продукции, но объем поставок биопродуктов невелик — 20-30%. У обычных производителей — 90-95%.

— То есть это верно, что стоит покупать фрукты, которые не кажутся очень красивыми?

— Не всегда. Может оказаться, что выращены они привычным способом, только плохо отсортированы.

— В Латвии многие думают, что в Западной Европе все химизировано и что крестьяне тратят много денег на покупку гербицидов…

— Те же средства в ходу и на Западе, и на Востоке, только по разной цене и, возможно, идут под другими названиями. Даже сегодня.

Можно ли доверять?

— Все ли продукты, на которых есть биоэтикетки, на самом деле выращены экологически чистым способом?

— Обязательно надо проверить, имеется ли на этикетке номер контролирующей организации.

— Как обстоит дело с голландскими продуктами?

— Голландцы — хорошие бизнесмены. Они занимаются биологическим сельским хозяйством, например, в Венгрии. В Голландии достаточно много честных биокрестьян. Я знаю тех, кто выращивает клубнику, яблоки. Главная проблема в том, что когда товар приходит из другой стороны, то никогда не знаешь, насколько там надежна система контроля.

— А что с испанскими продуктами? Зимой были большие скандалы. Австрийцы больше не хотят покупать испанские овощи и фрукты.

— Испания — страна, где очень интенсивно развивается сельское хозяйство, использующее в массовом порядке дешевую рабочую силу. Но тамошнему контролю, к сожалению, не всегда можно доверять.

Нужны субсидии

— Могут ли европейские крестьяне жить только за счет сельского хозяйства?

— В долгосрочном плане этот вопрос решает общество. В Австрии крестьяне составляют примерно пятую часть населения. Выращивается все меньше плодовых культур, хозяйства становятся крупнее, и все же приходится искать источники дополнительных доходов. В будущем положение улучшится только тогда, когда в обществе повысится стоимость продовольственных товаров. 50 лет назад стоимость продуктов питания составляла 50% семейного бюджета, а теперь — всего 10-12%.

— Скорее всего, не хотят переплачивать за еду?

— Вопрос в том, кто и как это понимает и оценивает. Высококачественной, экологически здоровой пищей соседей не поразишь, а вот новой машиной…

— Воззрения общества формируют и скандалы, связанные с продовольствием. Раньше люди не знали, что едят, и вообще не думали об этом…

— Да, такой подход существовал довольно долго. Хотя особое внимание этому следует уделять, если в семье есть маленькие дети…

— Тем не менее прогноз вполне оптимистичен: через 10 лет в Австрии 30% хозяйств могут стать биологическими. Будут ли они получать особые субсидии?

— Беда в том, что политики не принимают во внимание простую вещь — ведение такого хозяйства очень трудоемко, и оно обеспечивает дополнительные рабочие места. К сожалению, субсидии выделяются в зависимости от площади обрабатываемых земель, и большие механизированные конвенционные хозяйства, где пара человек обрабатывает сотню гектаров, получают больше, чем маленькие биохозяйства, которые многих обеспечивают работой.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form