Во вторник правительство ЛР не только рассекретило договор о границе с Россией, но и приложило к нему специальную декларацию, а в ней утверждается, что этот договор Латвия не связывает с "широким вопросом ликвидации последствий противоправной оккупации" и не затрагивает прав латвийского государства, определенных мирным договором 1920 года.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Вести Сегодня" попросила депутатов сейма и экспертов высказать свое мнение: какое влияние будет иметь эта декларация и будет ли ратифицирован в парламенте договор о границе?

Петерис Табунс, депутат сейма ("ТБ"):

"Саму декларацию я еще не читал, но в любом случае она имеет второстепенное значение. Главное — это международный договор о границе, который наше правительство собирается подписать. А в договоре о границе, как мы вчера узнали, никакой ссылки на мирный договор 1920 года нет! И если мы его подпишем в таком виде, то, выходит, мы навечно отказываемся от своих незаконно отнятых территорий. Сегодня получается, что часть Латвии — Абрене и еще шесть волостей — по–прежнему оккупирована Россией! То есть оккупация продолжается, и мы ее хотим еще легитимизировать! Для меня это неприемлемо, полагаю, что наша фракция не только будет голосовать против ратификации ТАКОГО договора в сейме, но и подаст иск в Конституционный суд с требованием признать договор о границе антиконституционным. По конституции, Латвия является территориально неделимой страной и состоит из Видземе, Курземе, Земгале и Латгале. Не исключаю, что мы инициируем и референдум, поскольку речь идет об изменении территории Латвии!

Конечно, мы не настолько наивны, чтобы решить, что Россия сегодня отдаст нам Абрене. Нынче Россия — это имперская страна с тоталитарным мышлением. Но мы надеемся, что через какое–то время Россия изменится, поймет, что она сотворила, и тогда мы сможем вернуться к переговорам по ликвидации последствий оккупации. Вот почему так важно сегодня не закрывать вопрос Абрене и не подписывать такой договор".

Вилис Криштопанс, депутат сейма (СЗК):

"Декларация правительства принята для того, чтобы оставить возможность в будущем, скорее всего в отдаленном будущем, вернуться к теме территорий. Кто знает, что будет лет через 50? Поэтому для нас было главным отметить, что юридически вопрос полностью не закрыт. Уверен, что в России все прекрасно понимают, а все острые высказывания — это просто политика. В новейшей истории есть случаи, когда по прошествии какого–то времени страны решают территориальные претензии позитивно, то есть происходит возврат территорий. Родственники моей жены живут в федеральной земле Саар, которая была отдана Франции. Но в конце 40–х годов там прошел референдум, и большинство жителей высказались за возвращение территории Германии. Так все и случилось — Франция не возражала. Так что никогда не говори "никогда".

Андрей Клементьев, депутат сейма (ПНС):

"Таких деклараций наше правительство может принимать сколько угодно. Они считаются односторонними и не являются обязательными для второй стороны — России. Возможно, наши власти таким образом пытаются успокоить своих радикалов и снять с себя обвинения в "торговле территориями" и в каком–то предательстве. Не исключено, что авторы подобной декларации просто надеются таким образом сорвать само подписание договора о границе. Полагаю, что Россия на эту провокацию не поддастся. Договор будет подписан, и это откроет дорогу к переговорам о других межгосударственных соглашениях".

Алексей Димитров, магистр международного права, консультант фракции ЗаПЧЕЛ в сейме:

"Международное право допускает декларации такого типа. Но граница на основании принятия декларации в дальнейшем пересмотрена быть НЕ МОЖЕТ! То есть декларация не является основанием для последующего пересмотра границы, что бы там сегодня наша правящая элита ни говорила! Конечно, если одна сторона считает, что договор 1920 года все еще действует, то это мнение нужно уважать. Однако опять–таки это всего лишь мнение, не влияющее на данный договор о границе. Что же касается последующих судебных споров по договору, то здесь все очень непросто. Получается своего рода правовая коллизия. Ведь одна статья конституции гласит: изменение территории может происходить только на основании референдума. Другая же статья конституции запрещает проводить референдум по международным договорам. Таким образом, Конституционному суду, если туда обратятся, к примеру, "тевземцы", сначала нужно будет решить, является ли Абрене де–юре частью Латгалии и, стало быть, неотъемлемой частью Латвии. Если вдруг суд примет подобное решение, то тогда следующий вопрос: можно ли по международному договору проводить референдум? В общем, политики могут подбросить юристам большую работу".

Петерис Симсонс, депутат сейма (Первая партия):

"В 1991 году я был в составе делегации Верховного Совета, которая вела переговоры с московскими представителями о ликвидации КГБ ЛССР. Мы требовали отдать нам все архивы. Московская сторона, разумеется, отказывалась. Самое главное на переговорах, когда существуют непреодолимые разногласия, — все–таки двигаться вперед, откладывая неразрешимые на тот момент вопросы, но при этом ВСЕГДА оставлять возможность вернуться в будущем к обсуждению этих нерешенных вопросов. В данном случае правительство поступило правильно — мы оставили дверку открытой, чтобы в будущем можно было снова вернуться к теме наших территорий. Абрене действительно принадлежит Латвии, и нынешнее поколение политиков не вправе окончательно закрывать данный вопрос".

Записал Абик ЭЛКИН

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form