В сентябре 1917 года в Ригу вошли войска кайзера Вильгельма. Об этом периоде истории города известно немного — значительно меньше, чем о немецкой оккупации 1941-1944 годов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Рига едва не пала еще в июне 1915-го. Тогда началась массовая эвакуация населения. Через город проходили обозы с беженцами из Курляндии. Люди брали с собой не только скарб, но и домашний скот. Животных нечем было кормить, поэтому нередко их продавали за гроши шустрым рижским мясникам. Потом это мясо шло в действующую армию — уже втрое дороже.

31 июля по распоряжению командования был уничтожен рижский винный склад. Как писали старые газеты, в течение двух дней в Риге не было видно ни одного трезвого извозчика. Городские власти знали, что немцы нуждаются в меди, поэтому было принято решение эвакуировать колокола Кафедрального Христорождественского собора, памятники Петру Первому, Барклаю-де-Толли. Но тогда город устоял. Немцы вошли в Ригу лишь два года спустя — в сентябре 1917-го… Днем 1 сентября в городе рвутся снаряды. Очевидец, журналист газеты "Сегодня" писал: "Первый снаряд пробивает выходящую к вокзалу стенку кинотеатра "Колизей", второй разрывается на Парковой улице, возле типографии, третий, ударившись в забор Верманского парка на Суворовской улице (ныне Кр. Барона), ранит нескольких, и четвертый ложится на большую аллею Верманского парка. Город под огнем. Сворачиваются лазареты. Всю ночь по Петербургскому шоссе (нынешняя Бривибас гатве за Воздушным мостом) тянутся длинной вереницей обозы…"

В следующую ночь русская 12-я армия, занимавшая позиции в районе нынешних Бабите — Иманты, оставляет их и отходит за Ригу. Начинается стихийный грабеж магазинов. Осатанелые толпы одну за другой взламывают лавки, выбивают витрины. Колоритную сценку наблюдает журналист в парфюмерном магазине на углу сегодняшних Бривибас и Гертрудес: "В магазин одновременно протискиваются четыре женщины с растрепанными волосами. Толкая друг друга, разрывая платья, царапая руки и лица об обломки стекла, они с остервенением прокладывают дорогу в глубь витрины и с дикими криками за ними следуют остальные грабительницы…"

Около 11 утра два мощнейших взрыва сотрясают город — уходящая армия взрывает пролеты железнодорожного моста. В 14 часов на Александровской около Бастионной горки — последний разъезд казаков. Немцы в Задвинье. Переправу через Даугаву кайзеровцы навели возле нынешнего Дома печати. И в считанные часы, как пишет очевидец, в город вошла "свежая, стройная, как на параде, германская армия". Почти как два десятилетия спустя — в июле 1941-го. А рижские телефонисты продолжали тайно сообщать отступающей армии сведения о неприятеле, надеясь, что русские вернутся…

С первых же дней немцы начинают вводить новый порядок. Уже 7 сентября вывешивается приказ коменданта города о немедленной сдаче оружия. Другое распоряжение: если кто-то из гражданских приютит русского военнослужащего, будет немедленно расстрелян. Открываются полицейские участки, мировой и окружной суды. Прихожане получают возможность посещать храмы. Правда, не все. Главный православный храм — Кафедральный собор — оккупанты превращают в гарнизонную кирху. Православное население якобы не ходатайствовало о возможности, чтобы им оставили собор. Названия улиц на русском закрашиваются. Около здания нынешнего Верховного суда появляется скульптура "доблестного воина германской армии". В первые дни выходит лишь одна газета — на немецком. Ее программная статья называется: "Освобождение Риги от славянского ига".

После долгих проволочек власти дают добро на издание еще нескольких газет — на немецком и латышском. Открываются дома терпимости. Для офицеров — на улице Пилс, в здании бывшей гостиницы "Балта". Жрицы любви получали сущие пфенниги, зато — двойной продпаек. После грабительского обмена царских кредиток на немецкие марки большинство рижан потеряли все свои сбережения. Начинается голод. Чтобы Рига не превратилась в мертвый город, немецкое командование приказывает начать раздачу с полевых кухонь бесплатных супов. Другим "лакомством" той поры был так называемый "немецкий мармелад". Его делали в Риге — из овощей, гнилых фруктов, муки и сахара. Этот "деликатес" выдавали по карточкам взамен сахара и масла.

Еще одна деталь: с улиц исчезают собаки и кошки. Причем голодные рижане тут ни при чем — бедные животные попали на разделочные столы "гурманов" из саксонской дивизии. Вокруг Риги начинается вырубка лесов и вывоз пиломатериалов в "фатерланд". Туда отправляют и личные вещи, мебель эвакуировавшихся рижан. "Под немцами" город жил до января 1919-го. Пока оккупантов не выбили латышские красные стрелки.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form