О том, что результаты госконкурсов необъективны, говорилось не раз. Но ничего не предпринималось. Сейчас есть прецедент. Недавно фирма Sonex R­ga обратилась в Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB) с требованием оценить законность проведения конкурса на поставку компьютеров для латвийских школ, в котором она участвовала.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Безусловно, чем больше конкурс, тем жестче конкуренция. Но с таким безобразием я столкнулся впервые", — заявил Kb директор Sonex R­ga Янис Ушвилс.

Путем переговоров

Состоится ли этот конкурс — долго не было ясности. Правительство медлило с принятием бюджета и выделением денег на компьютеризацию школ. "Все говорят, что "добро" на проведение конкурса дали в последний момент, и у многих практически не было времени толком к нему подготовиться. На оформление бумаг дали две недели. Это официально. Но то, что некоторые знали заранее о том, что конкурс будет, — факт общеизвестный. Эти "некоторые" успели к нему подготовиться. То же самое было на аналогичном конкурсе в прошлом году — победитель был известен еще до его начала", — заявил Я.Ушвилс.

Так как с выделением средств затянули, конкурс был объявлен не в стандартом варианте, а в сжатом — путем переговоров. Со стороны участников конкурса это тоже вызвало определенные подозрения. Когда объявляется конкурс, его участники, как правило, имеют достаточно времени для подготовки. Кроме того, если у претендента не хватает какого-то документа, а его предложение кажется выгодным, то конкурсная комиссия запрашивает недостающий документ. Сразу претендента не отстраняют. Если конкурс проходит путем переговоров — все иначе. "Для начала берут бумаги, глянут мельком. Если все в порядке, участника приглашают на переговоры — поторговаться. Авось, он сбросит цену. Но дело в том, что в нашем законодательстве нет норм, которые регулируют процедуру конкурсов путем переговоров. Если конкурс идет в обычном порядке, то после объявления его результатов по закону в течение 6 дней решение комиссии можно было обжаловать через Бюро по надзору за госзакупками", — рассказывает г-н Ушвилс. Отметим, что если конкурс проводится путем переговоров, то договор с победителем заключается сразу и может быть обжалован уже только через суд.

Lattelekom и Microlink поделили прибыль

В прошлом году Sonex Riga тоже попала в интересную ситуацию. Всех местных сборщиков компьютеров конкурсная комиссия сразу же отстранила, заявив, что их продукт не соответствует техническим требованиям. Хотя технического тестирования они не проходили. Фирма в 2002 году только вышла на рынок и чувствовала себя не совсем уверенно, поэтому подала заявку на участие в конкурсе вместе с компанией DTA, специализирующейся на программном обеспечении.

По словам Я.Ушвилса, в тот раз Sonex Riga шел как субподрядчик. Но комиссия заявила, что, дескать, DTA продает программное обеспечение, поэтому обслуживанием "железа" заниматься не может. "Что за абсурд? В поданном нами предложении было ясно написано, что Sonex Riga — субподрядчик и именно мы берем на себя все обязательства по установке и обслуживанию компьютеров. Но нас просто выбросили из конкурса", — вспоминает Я.Ушвилс.

Победителем прошлого года стал Microlink. Так как местные фирмы сразу же отсеялись по техническим причинам, остались только два претендента — Microlink и Lattelekom. "Для того чтобы в тендере победил Microlink, было нужно, чтобы другой участник запросил за компьютеры цену повыше, — рассказал Я.Ушвилс. — В этой роли и выступил бывший монополист. Microlink оценил проект в 500 тысяч латов, а Lattelekom — в 100 тысяч. Но для такого монстра это вообще не деньги. Естественно, что комиссия предпочла более "дешевого" претендента. Вроде все легально. Могло обернуться и иначе. Lattelekom сразу же мог пойти как субподрядчик того же Microlink. Но тогда остался бы один участник и конкурс не состоялся. Lattelekom специально подал собственную заявку, искусственно завысив цену, и не пытался победить. За что получил деньги за обслуживание компьютеров в течение трех лет, поделив прибыль с Microlink", — считает Я.Ушвилс.

Разница в 90 тысяч

Итак, право поставить 1111 компьютеров школам получила фирма BIT, услуги которой обойдутся государству в 526 тысяч латов. В свою очередь Sonex Riga предлагала компьютеризовать школы за 426 тысяч. Разница — 90 тысяч.

"В прошлом году разница в цене победителя конкурса и нашей на конкурсе была 900 тысяч латов. Сколько на эти деньги можно было купить компьютеров? Я не хочу, чтобы и в третий раз повторилась та же история, когда государство закупает самые дорогие компьютеры фирмы Hewlett Packard (HP). Кто знает, не окажутся ли они б/у? Кто поедет это проверять по селам?" — вопрошает Я.Ушвилс. В Литве, например, в этом году закупили для школ 5000 компьютеров. "Литовское правительство считает, что чем больше компьютеров в школах — тем лучше. Латвии же нужно дорогое оборудование. Особенно в условиях экономии бюджета. В прошлом году в конкурсе хотели участвовать пять местных фирм, их всех выбросили. А ведь любая из них спокойно справилась бы с поставками", — убежден г-н Ушвилс.

Sonex Riga обвиняли в том, что фирма демпингует. На что г-н Ушвилс ответил: "Если кто-то считает, что мы не платим налоги, то пусть приходят и проверяют. У материнского предприятия Sonex в Литве огромные объемы производства, в день там выпускают как минимум 300-400 компьютеров. Это позволяет снизить их себестоимость. Кроме того, мы имеем договор с Intel и Microsoft — закупаем программное обеспечение не через местных дилеров, а напрямую. Вот откуда низкая цена".

Хитрый тест

Очень своеобразно проходила процедура тестирования компьютеров. В каждый компьютер участников конкурса вставлялась дискета с программой MiсroScope, которая проверяет технические показатели. "Все компьютеры HP показали себя хорошо. А наши — IBM — черный экран и что-то мигает, —рассказывает шеф Sonex Riga. — Нам сказали, что тест не пройден, компьютер завис. Мы поинтересовались, программную версию какого года используют в тесте. Оказалось, 2000 года. Но три года для программы — большой срок, она уже устарела. Я попросил показать саму дискету с программой. Нам показывают оригинал, заявив, что компьютеры тестируют на копиях программы. А как же мы можем узнать, что эти копии именно с этого оригинала? Почему не взять оригинальную дискету, открыть ее при нас? Непонятно. Мы не пожалели 500 долларов и сами купили MiсroScope. На диске не написано, что его можно копировать. Действителен только оригинал. Как выяснилось, наши компьютеры были слишком крутые для той программы, на которой их тестировали. А если бы мы сами не догадались проверить? Нас сразу выкинули бы из конкурса?"

Sonex Riga попыталась добиться объяснений, почему ей отказали в тендере. По закону, если в процессе переговоров комиссия вынесла решение, то, независимо от того, заключен договор с победителем или еще нет, каждый может ознакомиться с конкурсным протоколом. "Я попросил посмотреть протокол. Мне ответили, что ничего показывать не будут. Думаю, что на тот момент протокола вообще не было. Наверное, решили, что сначала заключат договор с победителем, а уж потом напишут в протоколе, из-за чего отказали остальным", — говорит Я.Ушвилс.

Протокол он увидел только через неделю: те пункты, по котором им отказали, были просто смешны. Например, пункт о том, что претендент не выразил уверенности в готовности выполнить такой большой объем работы в срок. Но, за день Sonex Riga собирает от 80 до 100 компьютеров, то есть заказ мог быть готов уже через 10 дней. Кроме того, в протоколе было написано, что на фирме работает пять человек: директор, коммерческий директор, водитель и два компьютерщика. "Как такое могли написать? Ведь комиссия приходила к нам с проверкой и видела наш штат. В общем, что ни пункт — бред", — возмущается Я.Ушвилс.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form