Но Антонов — личность разносторонняя. Много лет он занимался продюсерской деятельностью: помогал встать на ноги группе "Наутилус Помпилиус", раскручивал "Агату Кристи" и Павла Кашина. И это еще не все. Антонов — мастер спорта России по подводной стрельбе. Пять лет назад он поставил мировой рекорд в упражнении "стрельба на точность", который не побит до сих пор. Вдобавок вот уже 33 года Павел занимается подводной охотой и готов поделиться опытом с единомышленниками из Латвии.

"Космонавт — лучший ученик!"

С одной стороны, Павел Антонов в России человек заметный — и пресса о нем часто пишет, и по телевидению рассказывают. С другой — "лишней" информацией этот человек не делится. К примеру, о том, где в советские годы служил, Антонов не говорит, а когда спрашивают, повторяет слова Бодрова из фильма "Брат": "Так, при штабе, писарем…" Как же! Однажды, правда, промелькнула информация о работе Антонова в спецподразделениях в "горячих точках" далеко за пределами СССР. И друзья у Павла по военной линии — непростые, например, Герой Советского Союза Лончаков.

— Он не просто мой друг, но и прекрасный ученик! — с уважением произносит Павел Антонов. — Я как профессиональный подводник много лет назад открыл в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке свою программу. Там есть два бассейна диаметром 24 метра и глубиной 12. Внутри стоят "тренажеры" — настоящие космические корабли. Для справки: когда строят корабль, который должен лететь на орбиту, параллельно выпускают еще два одинаковых экземпляра. Именно эти копии, идентичные оригиналу, отвозят в Центр подготовки.

И вот под водой в бассейнах в состоянии псевдоневесомости отрабатываются все элементы выхода человека в открытый космос. Важно научить человека правильно двигаться, задерживать дыхание… Моя многоуровневая ноу–хау–программа более совершенна, нежели существовавшая ранее. Но вот так о программе, чтобы ее потом раскрыть на страницах газеты, рассказать не могу… Разрабатывал ее долго на основе собственного опыта подводника и коллег–профессионалов.

— Тяжело с астронавтами работать?

— Российские космонавты очень спортивные люди, главное — у них идеальная координация движений и превосходная психика. Лучших учеников и пожелать нельзя! Особенно чувствуется разница по сравнению со студентами из Российского государственного университета физической культуры… А там я уже преподаю на кафедре прикладных и экстремальных видов спорта: учу студентов, которые в будущем станут тренерами по подводной стрельбе. "Я — парень уральский"

— Как удалось поставить мировой рекорд по подводной стрельбе?

— Давайте по порядку. Все началось с того, что 33 года назад я, уральский парень, впервые осознанно полез в воду с целью проползти по дну. Было это в июле на реке Онеге. Надел на лицо маску, взял в рот трубку — и нырнул. Вскоре же и всерьез увлекся подводной охотой, а как следствие — подводной спортивной стрельбой. Впервые я участвовал в чемпионате России в 1978 году… 14 марта 2000 года на открытом чемпионате страны в Костроме установил новый мировой рекорд в упражнении "стрельба на точность", который до сих пор никто побить не может.

— В Латвии–то спортивной подводной стрельбой уже толком и не занимаются, хотя в советские годы проводились большие чемпионаты… Под водой стреляют лишь охотники.

— Очень жаль, что не проводят соревнований… Хотя я всегда готов заняться обучением людей и в Латвии. Это ведь очень интересный и азартный спорт. Ныряешь, заряжаешь ружье, подплываешь к "огневому рубежу", находящемуся на расстоянии 4–5 метров от кончика гарпуна до цели, и стреляешь в "десятку", размер которой — четко с копеечную монетку! Принцип: как можно чаще и как можно ближе к "десятке" попадать. Ну а что касается подводной охоты, и это дело я люблю. Так что — привет единомышленникам из Латвии!

— У вас ведь особенно большая в России коллекция призов "За самую крупную рыбу"?

— Верно. А с 2004 года я являюсь главным тренером национальной сборной команды России по подводной охоте. Если обучение российских космонавтов и студентов в вузе — работа, то подводная охота — замечательный способ релаксации, хобби. "Рок — он честный"

— И помощь таким группам, как "Наутилус Помпилиус", "Агата Кристи", "ДДТ" — тоже вроде хобби?

— О! Мы вообще в исторические дебри забредаем! Ну ладно. Я родился и вырос в Свердловске (ныне — Екатеринбург. — И. М.), где возникли практически все названные вами коллективы. Более того, со Славой Бутусовым я еще учился в Свердловском архитектурном институте. В общем–то мы росли вместе.

— Бутусов хорошо учился?

— Мы все хорошо учились! В "архе" нехорошо учиться просто невозможно. Архитектура — это же способ приобщить душу к чему–то высокому. Как можно плохо приобщаться к высокому? Надо быть либо бессовестным, либо безмозглым… Помню, как Слава увлекся рок–н–роллом, а потом вместе с Умецким и Кормильцевым начал писать бунтарские стихи. Им всем очень хотелось бунтовать! Было состояние постоянного внутреннего надрыва и конфликта, а плюс еще и давление со стороны властей… Я, кстати, тоже в одной группе играл — стучал на барабанах, но вовремя завязал, понял: это не совсем мое…

Забавно, конечно, но после того как я в Свердловске организовал первый концерт для тогда еще совсем молодой группы "ДДТ" с Юрием Шевчуком, все знакомые вдруг стали называть меня продюсером.

— Этого слова, наверное, тогда в музыкальной среде еще толком и не понимали!

— Друзья его выискали в каком–то англоязычном журнале! А ведь я тогда лишь занимался организаторской деятельностью, еще доставал музыкантам на концерты аппаратуру и осветительные приборы, отвечал за звукорежиссуру… Хорошее время было. Музыкой "Наутилус Помпилиус" и "Агата Кристи" занимались не с целью коммерции, но ради чистого искусства, самовыражения. Рок — он честный…

Помню, как Бутусов принял решение: "Наутилус" должен стать профессиональной группой! Это было в 1989 году, когда команда уже активно давала концерты, записывала пластинки, по всей стране выступала. У парней тогда постоянно возникали проблемы на работе, поскольку ради дальних поездок им приходилось либо брать отпуск за свой счет, либо придумывать какие–то командировки…

Окончательно статус продюсера ко мне прилип в 1993 году, когда "Наутилус" уже обитал в Питере. В группе началось трудное в творческом отношении время. И Бутусов вовсе не подарок, сложный он человек… В общем, я предложил всем махнуть записать диск "Титаник" в родной Свердловск, так сказать, вернуться к корням. И альбом получился удачный! А потом, когда группа уже записывала диск "Титаник на Фонтанке", позвал поучаствовать в проекте Гребенщикова из "Аквариума" и Самойлова из "Агаты Кристи".

— С Павлом Кашиным как завязалось сотрудничество?

— Я в очередной раз приехал в Москву, чтобы помочь в записи диска "Наутилуса" "Крылья", и случайно услышал такую добрую песню "Город". Она мне запала в душу. И случайно я узнал, что ее исполняет совсем молодой музыкант Павел Кашин. Потом уже познакомился и с ним, и с директором его группы. Паше я помог записать диски "По небесным грядкам", "Подсолнух", "Жизнь" и "Герой". А потом музыкант надолго уехал в Америку, и наши дороги с ним разошлись…

— Сейчас музыкальными проектами занимаетесь?

— Нет. Только учу космонавтов и студентов. А в свободное время, которого очень мало, ныряю и охочусь. Ведь лучшего отдыха и не придумаешь!

— Спасибо за беседу.

P. S. За помощь в организации поездки в Москву и встречи с Павлом Антоновым "Вести Сегодня" благодарит латвийский клуб дайверов "Посейдон", компанию Aqatex Baltija, магазин Batiskaf и лично Олега Чебыкина, Антона Ненашева и Сергея Семенова.