И в нее уже не вписывается ни Даугавпилсский центр мультинациональной культуры, ни его главный идеолог доктор филологии Артур Приедитис, ни его научные работы и книги.

Позавчера Артур Приедитис отправил факс и письмо президенту Латвии Вайре Вике–Фрейберге со словами: "С 25 февраля я не считаю себя гражданином Латвии и оставляю за собой право обратиться за предоставлением политического убежища и получением гражданства в посольство другой страны".

— До 1997 года отношение к нашему мультинациональному центру было хорошее. Нас посещал Гунтис Улманис. Во время визита в Даугавпилс Вайры Вике–Фрейберги нас приглашали в качестве советников и экспертов по национальным вопросам. Предыдущая Даугавпилсская дума понимала, что работа мультинационального центра очень нужна нашему многонациональному городу. Но постепенно на конференции, семинары, которые мы организовывали, стало приходить все меньше людей. Я понимал, что это связано с изменением национальной политики правящих кругов. В русских школах насильно ввели билингвизм, негражданам отказали в праве участвовать даже в местных выборах. Все видели, что люди, которые стоят у власти, — говорят одно, делают другое, а замышляют третье. А сейчас, с приходом к власти национально ориентированного премьера Репше, стало окончательно ясно, что у мультикультурализма перспектив в Латвии нет.

— Артур, что же послужило последней каплей?

— Я давно уже видел, что отношение государства к людям становится все более неприемлемым. Я могу потерпеть коррупцию, еще какие–то недостойные явления в обществе, но то, что меня судят за моей спиной, я терпеть не намерен. Тем более что речь идет о мультинациональном центре, которому я отдал все свои силы, личные сбережения и в общем–то всю свою жизнь. Три года назад городская дума приватизировала дом, в котором работает наш центр. Там находятся библиотека, информационный центр, офис, книжный магазин. А вскоре у ухоженного дома в центре города появился новый хозяин — крупная даугавпилсская фирма "Гурон".

Пока мэром Даугавпилса был Видавский, новые хозяева нас не беспокоили. Но стоило смениться городскому руководству, как "Гурон" повысил нам плату за аренду в 8 (!) раз. Я был вынужден подписать этот кабальный договор, потому что мне пригрозили — ваш центр будет выброшен на улицу. Деньги мы вносили регулярно, но не всю сумму. Новые хозяева подождали, пока накопится долг, и обратились в третейский суд. Суд состоялся в мое отсутствие. И я об этом узнал только через две недели. А повестку получил через семь дней. Но несмотря на эти грубейшие нарушения, у меня стали отбирать имущество. Дважды в мое отсутствие увозили мою личную машину — без судебного исполнителя, ночью.

— Вы пробовали протестовать?

— Я подавал жалобы в разные инстанции. Но мне прямо говорили — с "Гуроном" никто не будет связываться. Я прошел все инстанции — вплоть до Верховного суда и генерального прокурора — и получил лишь формальные отписки. Понятно, я живу слишком далеко, в провинции, денег у ученого тоже нет… Так что в Латвии мне надеяться больше не на кого. Хотя это частный случай, а дело в общем фоне.

— Понятно, если бы вас лишили какой–то бензоколонки. Но это Латвию лишили мультинационального центра…

— Первого и единственного в стране, который разрабатывал новый подход к этнополитике. Наша мультинациональная концепция признает равноправие всех культур. Мы берем под защиту миноритеты, над которыми официально властвует латышская культура. А наши научные результаты — это первая книга о мультикультурализме, подготовка книг по истории еврейской культуры, первая в латвийской истории книга по истории культуры Латвии.

— И все–таки, Артур, огромное количество людей сейчас стоят в очереди, готовятся к экзаменам, дают клятвы, лишь бы получить латвийское гражданство! А вы от него так легко отказываетесь…

— Мне нелегко было сделать этот шаг. И я уверен, что хотя люди сейчас идут на многие жертвы ради получения латвийского гражданства, все–таки оно им нужно формально. Люди не слепые — прекрасно видят, что творится у нас в стране. Какой моральный уровень и как поставлено правовое дело в государстве. У нас атмосфера очень неприятная. С людьми не считаются, будто народ — это сплошные дураки.

— Артур, вы уже приняли решение, гражданство какой страны будете просить?

— России. Потому что я всегда был связан с русской культурой. В России у меня много друзей. И еще я считаю, что могу быть пригоден государству российскому и в чисто профессиональном плане. Как специалист по культурологии. Больше всего меня сломало то, что здесь даже не нашлось возможности напечатать мою книгу по истории культуры Латвии. И она была издана на русские деньги в русской типографии города Тулы. Наша семья считает, что унизительно жить в стране, где властвуют мафиозные структуры, бездействует полиция и царит правовое бесправие.

— Ваша жена тоже поддерживает вас?

— Моя жена латышка, но она училась в Минске. Она специалист по испанскому языку. И полностью поддерживает меня. Я считаю, что нам надо было уехать в Россию еще десять лет назад. Как это сделали многие мои коллеги–ученые…

— Артур, спасибо вам за доверие, которое вы оказали нашей газете. Мы будем и дальше отслеживать эту ситуацию.