close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Тяжкие будни производителя

Среди участников фармацевтического рынка Латвии, объем которого в конце 2001 года оценивался в 84,3 млн. латов, ведущие позиции занимают десять оптовых компаний. Именно они контролируют почти весь рынок. Две из них имеют 100-процентный иностранный капитал — это Tamro и Oriola Rїga. Помимо этого, в стране зарегистрировано около 40 представительств иностранных производителей лекарств. Учитывая такой интерес зарубежных фармацевтов к Латвии, не приходится удивляться, что доля местного производителя на латвийском рынке с 1997 года неуклонно сокращается. К 2002-му она упала до 6,5%, тогда как в 1997 году был достигнут "рекордный" показатель — 15,8%.

Объем лекарственных препаратов, произведенных латвийскими предприятиями в 2001 году, оценивается в 23,4 млн. латов. Большая часть этих медикаментов уходит на экспорт. В данный момент в Латвии насчитывается 16 местных производителей лекарств. Среди них выделяется "десятка" крупнейших: Grindeks (оборот 11,49 млн. Ls), Olainfarm (6,62 млн. Ls), Medpro (1,41 млн. Ls), Rigas farmaceitiska fabrika (1,17 млн. Ls), Baltijas terapeitiskais serviss (1,03 млн. Ls), Kalceks (0,77 млн. Ls), Farma Balt (0,39 млн. Ls), Silvanols (0,16 млн. Ls), LMP (0,12 млн. Ls), Reagents A (0,07 млн. Ls). Однако жизнь производителей, которая напрямую зависит от государства, здоровой никак не назовешь.

Сертификат с последствиями

Главная угроза для местного производителя исходит… от отечественных чиновников. С 1 января 2003 года, согласно правилам Кабинета министров (КМ), все латвийские производители обязаны внедрить стандарт Good Manufacturing Practice (GMP). Он требует комплексного подхода к условиям, в которых происходит полный цикл производства: от помещений и уровня образования персонала до требований к оборудованию.

С 1 января 2003 года наличие такой сертификации становится необходимым условием, для того чтобы производители медикаментов не потеряли лицензию на производство. По словам председателя правления Ассоциации производителей лекарств Татьяны Лукиной, ситуация с введением стандарта GMP весьма трагическая. Дело в том, что ни одна компания не готова получить этот сертификат. Только один цех Grindeks соответствует стандарту. А для того чтобы экспортировать медикаменты в страны Европы (а не только на территории бывшего СССР что можно делать и без GMP), необходимо, чтобы было сертифицировано все предприятие. Одного цеха недостаточно. К январю 2003 года этот сертификат не получит никто. И что же будет дальше?

Не возымели должного действия письма и просьбы фармацевтов о том, что лучше бы перенести сроки внедрения GMP на 2005 год, как поступили в Литве и Эстонии. Максимум, на что согласились наши чиновники, — это выдать госгарантии компаниям Kalceks, Olainfarm и Silvanols, потому что последние просто не в состоянии достичь сертифицируемого уровня, если будут полагаться исключительно на свои ресурсы.

Обижены отсутствием государственной протекции не только производители, но и оптовики и аптекари. Например, президент Латвийской ассоциации аптекарей Гунтис Белевич категорически утверждает, что заметное уменьшение доли латвийских лекарств является результатом многолетней государственной политики по отношению к местным производителям, которых никто никогда не поддерживал.

Чиновники любят подороже

Между тем местные препараты в 2-5 раз дешевле зарубежных аналогов. Для сравнения: отечественный Silvanols производит препарат Osteogels — за 95 сантимов, а вот препарат Fastum gel (Berlin-CH/Menarini) стоит уже 1,94 лата. Другой производитель, Kalceks, также может предложить более дешевые лекарства. Если 10 ампул 20-процентного Pyracetamum финского производства обойдется покупателю в 3,25 лата, то Kalceks просит за такой же препарат 65 сантимов. Упаковка Diclofenacum natricum из Германии будет стоить 3,64 лата, от Kalceks — 70 сантимов.

Аналогичная ситуация и с продукцией Olainfarm. Упаковка препарата Anaprilin немецкого производства оценивается в 1,22 лата, Olainfarm такой же реализует за 43 сантима. Препарат Klozapin из Швейцарии будет стоить 3,05 лата, а вот произведенный на Olainfarm — 1,80 лата. Чиновники ссылаются на то, что рост цен на лекарства — это мировая тенденция. Мол, в среднем стоимость медикаментов в мире ежегодно увеличивается на 10-30%, а в Латвии — всего на 5-6%. Но, во-первых, они не сравнивают уровень жизни в этих странах с нашим. А во-вторых, если можно насытить рынок своими более дешевыми препаратами, то почему его надо насыщать иностранными, да еще и самыми дорогими? Похоже, что стремление шагать в ногу с мировыми тенденциями продиктовано вполне прозаическими причинами.

Торговая наценка на лекарства в Латвии не может превышать 35%, оптовые фирмы свою прибыль в среднем закладывают в размере 6-7%. Можно сказать, что конечная стоимость медикамента в основном зависит от так называемой "базовой компенсационной цены", которая вырабатывается Агентством цен на лекарства в процессе переговоров с производителем, а также исходя из огромного количества правил, разработанных теми же чиновниками. Ни оптовик, ни розничный торговец к определению цены на медпрепарат прямого отношения не имеют.

Завидная работоспособность

Чиновников вокруг фармацевтического бизнеса роится больше, чем в любом пчелином улье. Все законодательные нововведения предлагает департамент фармации Министерства благосостояния. Проводит его решения в жизнь Государственное агентство лекарств. При этой структуре существует комиссия по лицензированию. Оборот лекарств контролирует Инспекция фармации. В определении стоимости медикаментов участвует Агентство цен на лекарства. Есть в Латвии и Агентство медицинской техники и статистики здоровья. И вот всю эту армию надо прокормить. Как же при этом не будут расти цены на лекарства?

Однако самый выгодный участок работы для чиновника — регистрация и перерегистрация медпрепаратов, которые находятся в ведении Государственного агентства лекарств. При этом агентство не боится работы и "выдает разрешения на проведение клинических исследований, организует сбор информации о новинках в области контроля за качеством, создает регистры лекарств, аптек, оптовых фирм и производителей, выдает разрешение на ввоз медикаментов из других стран, утверждает упаковку лекарств".

Согласитесь, завидная работоспособность. Но игра стоит свеч. Регистрация медикаментов в Латвии стоит в два раза дороже, чем в Эстонии и Литве. Зарегистрировать новинку фирме обойдется в 1600 долларов. Регистрация каждой последующей формы или дозы будет стоить 700 долларов. Часть средств берется агентством в виде аванса, однако, согласно статистике, 20% заявлений на регистрацию отклоняются.

Естественно, деньги чиновники не возвращают. Раз в пять лет каждый медикамент должен быть перерегистрирован — это еще 944 доллара. Помимо этого, держатель удостоверения о регистрации лекарства должен отчислять за него ежегодный взнос в агентство. Представьте себе, что в Латвии зарегистрировано 4,5 тыс. медицинских препаратов. Как вам цифры?

Регистрация — через партийную кассу

По неофициальной информации, до последнего времени фармацевтический бизнес почти полностью контролировался чиновниками ТБ/ДННЛ, которые основательно прописались в Минблаге. В любом случае на протяжении трех-четырех лет постоянно курсировали слухи, что медпрепарат можно зарегистрировать без очереди, вот только нужно сделать "небольшой" взнос в фонд партии ТБ/ДННЛ. При этом называлась сумма в 2-3 тыс. долларов. До сих пор не опровергнута информация, что один из бывших министров благосостояния является совладельцем нескольких компаний по реализации медикаментов.

Иногда чиновники открыто участвуют в сомнительных сделках и операциях. Последний скандал, в котором оказался замешан директор департамента фармации Минблага Юрис Бундулис, связан с "социологическим опросом" владельцев аптек. В ходе акции задавались весьма откровенные вопросы об объемах продаж, источниках финансирования, планах на будущее. Оказывается, подобное исследование совместно с Минблагом затеяла компания Unifonds, руководитель которой Ивар Зариньш предлагал владельцам аптек выгодно продать свой бизнес. Таким образом предприятие надеялось создать свою сеть аптек. Естественно, участие в сугубо частной акции госчиновника вызвало протест со стороны Латвийского общества фармацевтов, которое предупредило об этом аптеки.

Конкуренция под вопросом

И все же не будем забывать о самих участниках рынка. Самыми активными игроками здесь являются оптовые торговцы, которые тесно связаны с зарубежными поставщиками. В последнее время число оптовиков заметно уменьшилось — с 200 до 44. По словам исполнительного директора Ассоциации латвийских оптовых торговцев лекарствами Александра Цандера, в первой половине 2002 года 96% аптечных поставок контролировали примерно десять крупных компаний. А всего лишь год назад они обеспечивали 70% медикаментов, представленных в розницу.

В первом полугодии Топ-10 оптовиков выглядел следующим образом (по убыванию оборота в текущем периоде, млн. Ls): Tamro (19,30), Recipe plus (10,53), Kalceks (6,89), Oriola Rїga (4,79), Briz (4,29), Grindeks (2,88), Magnum Medical (2,81), Farmserviss (2,58), Farma Balt (2,01), Medex (1,88). Их общий оборот достиг 72,3 млн. латов. Интересно, что ведущую позицию (доля на рынке — 27%) здесь занимает зарубежный игрок — отделение финского гиганта Tamro (совокупный оборот Tamro Group в первом полугодии — 2,049 млрд. EUR).

Концентрация почти всего рынка в руках нескольких компаний вызывает опасение — всегда есть возможность диктата цен. Хотя сами оптовики с этим утверждением не согласны. По их мнению, для нашего сравнительно небольшого рынка наличие даже 10 компаний — это нормально. Они приводят в пример Финляндию, где всего два крупных оптовика. Однако эти двое как раз и диктуют жесткие условия рознице, а фактически — и покупателю. Скорее всего подобная ситуация ожидает и нас.

Новогодний "подарок" для оптовиков

Впрочем, под Новый год государство приготовило "подарочек" и представителям оптовой торговли. Это нововведение также может сказаться на стоимости лекарств. Дело в том, что большинство оптовиков вынуждены производить операцию переупаковки. К лекарству добавляются инструкции на госязыке. Абсурд заключается в том, что с 1 января 2003 года с латвийских оптовиков, занимающихся переупаковкой, будут требовать лицензию на право производства лекарств. Чтобы присоединять инструкцию к медикаменту, требуется получить лицензию, эквивалентную той, которой обладает обычный производитель.

По мнению г-на Цандера, требовать от переупаковщика такую же лицензию, как с производителя, — абсолютно необоснованно. Если сломить упрямство чиновников не удастся, то, как предполагает Александр Цандер, не исключены самые неожиданные сценарии. Допустим, необходимую лицензию сможет полу чить только одна крупная оптовая фирма (ей ресурс позволяет), которая и будет заниматься переупаковкой. Тогда мелкий оптовик будет вынужден заключать с ней договор. Например, переупаковкой займется Tamro, а остальным игрокам ничего не останется, как заключать договор с гигантом. Естественно, за все придется платить. В том числе и покупателю.

Аптеки меняют владельцев

В самом низу фармацевтической пирамиды стоят аптеки, где мы с вами и приобретаем лекарства. Может быть, поэтому покупатель, возмущенный ростом цен, обращает свой гнев в сторону аптекарей. Хотя они в этой цепи оказываются крайними. Сегодня в Латвии работают такие крупные аптечные сети, как Saules аptieka, Meness аptieka, Sentor Farm, а также порядка 100 небольших предприятий, которым принадлежит по две-три аптеки. В ближайшие годы можно ожидать смены большинства хозяев аптек, так как приобретением розницы настойчиво интересуются оптовики.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form