Новогодняя речь премьер-министра состояла сплошь из вопросов без ответов. Один из таких вопросов был обращен к бизнесу. "При первой возможности латвийские (или латышские — трактовать можно по-разному) предприниматели продают свои предприятия, и никто не спрашивает, почему это происходит". Kb решил исправить это упущение и задал этот вопрос самим бизнесменам.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Spilva под крылом норвежцев

— Что же касается продажи латвийских предприятий, здесь нужно каждый случай оценивать индивидуально,— считает директор компании по переработке овощей и фруктов Spilva Лолита Бемхена.— Для некоторых компаний нет иной возможности развиваться. Почему Spilva в 2004 году стала частью норвежской Orkla Group, рассказывать долго. Могу только сказать, что местным компаниям-производителям очень трудно инвестировать средства в развитие и окупать их, оставаясь в рамках латвийского рынка, слишком маленького. Для того чтобы инвестиции окупались, нужно производить гораздо больше продукции, чем способен поглотить наш рынок. А чтобы латвийские предприятия могли освоить международные рынки, требуются миллионные инвестиции, поэтому и происходит поиск стратегических партнеров.

Lauma ушла к эстонцам

Почему продали свои акции (имея на двоих контрольный пакет) совладельцы АО Lauma Зигрида Русиня и Виктор Айшпурс? Связаться с ними Kb не удалось, однако, по данным наших источников, в руки эстонской Alta Capital компания с 30-летней историей перешла потому, что не нашлось подходящего инвестора в Латвии. (Что не объясняет, почему она вообще была продана.) Теперь эстонцам принадлежит 76,4% акций Lauma.

Лиепайская компания — не первое "текстильное" приобретение Alta Capital (АС), в Эстонии АС уже принадлежит контрольный пакет акций фабрики Klementi. В обоих случаях АС собирается развивать производство и продвигать существующие брэнды, возможно, и на европейском рынке. Следует отметить, что финансовых трудностей Lauma не испытывала: по данным Латвийской ассоциации легкой промышленности, прибыль компании в последние четыре года составляла около 2,5 млн. латов. Значит, единственное логичное предположение — невозможность освоить новые рынки сбыта при данном положении дел (заметим, Lauma является одним из ведущих предприятий отрасли, поэтому сделку с ее продажей можно назвать характерной для Латвии). Но есть и другой фактор — личностный. Как пояснил Kb специалист по инвестициям Гирт Рунгайнис, помогавший заключить эту сделку, в латвийском бизнесе (и Lauma тому пример) сейчас происходит смена поколений.

— Людям, которые 15 лет назад основали свои фирмы, тогда было по 35—40 лет,— пояснил г-н Рунгайнис.— Они пережили сложный, стрессовый период становления нового капитала, столкнулись с бандитскими разборками начала 1990-х, с другими проблемами. Сейчас эти предприниматели стали на 15 лет старше. Не думаю, что им нужно лечь костьми на рабочем месте — они заслужили отдых. Например, Зигрида Русиня, отработавшая 20 лет директором Lauma, фактически приблизилась к пенсионному возрасту. Виктор Айшпурс пока работает, но и он лет через пять захочет отдохнуть. Они решили, что продать сразу весь контрольный пакет будет выгоднее, чем две его части по отдельности.

С утверждением г-на Калвитиса о "продаже при первой возможности" г-н Рунгайнис не согласился. "Не думаю, что этот процесс так стремителен, как говорит премьер",— сказал он.

Жнем, что посеяли

В чем-то премьер прав: иностранному капиталу принадлежат крупнейшие латвийские пивоварни — Aldaris, Cesu alus, Lacplesa alus, телекоммуникационные предприятия, банки, крупные сети магазинов. Промышленные предприятия вынуждает "отдаваться" иностранным инвесторам необходимость переоборудования производства для соответствия требованиям многочисленных директив, на что у них нет денег (особенно в регионах). Так, резекненский завод электроинструментов Rebir решил продать свою даугавпилсскую "дочку", также выпускающую электроприборы, — DauER D. Как известно со слов председателя правления АО Rebir Яниса Зуданса, продажа DauER D связана с тем, что на его модернизацию не хватает средств. Ранее стороны намеревались заключить договор в ноябре, теперь его подписание отложено на 19 января 2005 г. Около 80% продукции DauER D реализуется на рынке СНГ — она дешевле западных аналогов и качественнее, чем изделия восточных производителей. Однако без финансовых вливаний со стороны завод не смог бы выстоять даже при наличии огромного рынка сбыта в России.

Как рассказал бывший совладелец Lacplesa alus г-н Мальцев, акционеры компании решили продать ее Danish Brewery Group в первую очередь потому, что получили выгодное предложение. О моральной усталости речи не идет. Как пояснил Мальцев, для него пивной бизнес — не единственный, так что "уйти на покой" пока не получится.

— Второй момент — конечно, влияние глобализации,— пояснил г-н Мальцев.— Укрупнение капитала — процесс общемировой, это не только в Латвии происходит. Производственным предприятиям сложно конкурировать без крупных инвестиций, кроме того, вы знаете, что представляет собой пивной рынок Латвии. Конкуренция на нем будет только обостряться. Если бы мы не продали компанию, она не смогла бы развиваться дальше.

Следует отметить, что Латвия не одинока — в соседних странах наблюдается та же тенденция. Так, литовский концерн MG Baltic продал международной компании Sonex Holding свое IT-предприятие Tetraneta. В последние дни 2004 года эстонский оператор фиксированной связи Elion ("дочка" холдинга Eesti Telekom) продал финской ELTEL Networks Corporation 51% принадлежавших ему акций Eltel Networks. Ранее ELTEL Networks Corporation уже владела 49% капитала Eltel Networks и теперь получила полный контроль над предприятием. Таких примеров много.

А вообще-то, странно, что являясь премьером страны и экс-министром экономики, г-н Калвитис не имеет понятия о том, что за проблемы приходится решать предпринимателям Латвии и почему они вынуждены отказываться от своего бизнеса.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form