Можно впасть в депрессию от насморка. А можно упасть с неба и жить дальше. Парашютист, киноактер, телохранитель, боксер — все это один вентспилсский парень.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
- Он упал прямо на моих глазах, буквально в нескольких метрах от того места, где я стояла, — Инга, с навернувшимися на глаза слезами, воскрешает в памяти детали трагедии, произошедшей в Вентспилсе в июне прошлого года. — И хотя я точно знала, что это именно Виталий только что на огромной скорости врезался в прибрежный песок, все равно с каким-то необъяснимым отчаянием смотрела в небо, наивно надеясь увидеть там купол его парашюта.

Увы, парашют Виталия Трусевича безжизненно лежал на пляже рядом с окровавленным и таким же безжизненным парашютистом. Прошло почти полчаса, пока прибыла машина скорой помощи и его, находившегося без сознания, увезли в реанимацию. Врачи сказали, что если он через три дня не проснется, наступит смерть. Виталий проснулся. Через две недели.

Родное коварное небо

Первый раз он шагнул из самолетного люка в пустоту в 16 лет и сразу же "заболел" небом на всю жизнь. Закончив школу ДОСААФ, сам стал инструктором. Потом основал аэроклуб и учил прыгать всех желающих, коих в Вентспилсе оказалось немало. В этом городе Виталий по праву считается самым авторитетным парашютистом. Да и не только в городе. В 2003 году он стал чемпионом Латвии по парашютному спорту, выступая за вентспилсскую команду. Одним словом — мастер. Но оказалось, что и с мастерами случаются трагедии. Было два случая, когда у него не раскрывался основной парашют, но все, к счастью, завершалось благополучно. Тогда судьба решила испытать Виталия Трусевича в третий раз.

- 5 июня прошлого года в Вентспилсе был праздник — поднятие голубого флага на пляже — в программе которого значилось и участие парашютистов, — отложив в сторону костыли, Виталий расположился в кресле возле камина. Он только вторую неделю дома. После десятимесячного лежания (в прямом смысле слова) в больнице, передвигается с трудом, но очень быстро идет на поправку. — Как раз мы и должны были доставить этот флаг с небес. Прыгало сразу 25 человек с высоты 4,5 тысячи метров. Двое держали флаг, остальные делали фигуру. Еще до раскрытия парашюта кто-то случайно меня задел ногой. Удар пришелся в голову, и я практически потерял сознание. Была сильно рассечена бровь, кровь залила все лицо. Хорошо, что парашют открыли товарищи, но приземляться мне все равно пришлось самому. Я и приземлился — на горизонтальной скорости, где-то 80 км/час, врезался коленями в землю на глазах всего честного народа. По иронии судьбы, рядом с местом этого драматического приземления стояли моя мама и девушка Инга.

Любовь лечит

С Ингой Аболой Виталий познакомился всего за месяц до описываемых событий. И тогда он, возможно, еще не предполагал, что эта девушка способна проявить столько мужества, выдержки, заботы и сострадания в ситуации, когда ее друг находится в беде. С первого дня и многие месяцы она была рядом с Виталием. Сутками напролет сидела у его постели, когда он находился в реанимации, постоянно моталась в Ригу в больницу, где он провел основное время своего лечения, по нескольку раз в день звонила, когда не получалось приехать. Наш герой не без основания уверен, что эта девушка сыграла решающую роль в его выздоровлении. А вот действия вентспилсских эскулапов ему до сих пор не вполне понятны.

- С 5 и до 26 июня со мной ничего не делали. Я просто лежал и все. Уже сам начал беспокоиться, звонить друзьям в Ригу. Они меня отсюда и вызволили. Позвонили главврачу и заявили, что сейчас в больницу прилетит вертолет с группой спецназа и меня заберут. Доктор тогда прибежал ко мне в палату с телефоном: "Скажите им, что спецназа не надо, я подготовлю вас, пусть забирают". Так я и улетел в Ригу, где мне сразу сделали операцию.

У Виталия Трусевича были переломаны в трех местах обе бедренные кости. После падения он потерял 60% крови. По совершенно непонятной причине на общегородском мероприятии, организованном самоуправлением, не оказалось дежурной машины скорой помощи. И это при том, что участие парашютистов входило в официальную программу праздника. Потом к Виталию в больницу приходил некий чиновник и просил подписать бумагу, что к Вентспилсской думе разбившийся парашютист никаких претензий не имеет. Виталий подписал. Потому что за все, что он делает, привык отвечать сам.

Не все приказы надо выполнять

Так было и в Советской армии, где Виталий Трусевич служил, конечно же, в десанте. Шутка ли — иметь к восемнадцати годам 200 прыжков да еще разряд по боксу. О "кулачных" достижениях вентспилчанина мы расскажем чуть позже, а пока обратимся к одному моменту его военной биографии, очень, как нам кажется, характеризующему человека.

- Я призвался в 1989 году, служил в Эстонии в диверсионно-десантном батальоне специального назначения. Когда летом 91-го случился путч в Москве, нам был отдан приказ выдвигаться в Ригу и при массовых беспорядках применять силу. Помню, ко мне подошел командир роты и спросил: "Сержант, пойдешь?" Я честно сказал, что отказываюсь выполнять этот приказ. Такого же мнения были и другие бойцы, нас поддержали практически все офицеры. Мы сидели на плацу в полной боевой выкладке и не двигались с места. Поступила информация, что против нашего мятежного подразделения будет направлена Псковская десантная дивизия. Но скоро все разрешилось само собой, и конфликта не произошло. Да и не было бы его в любом случае — ведь в Псковской дивизии служили нормальные ребята, не стали бы они воевать против своих.

После службы Виталий продолжил свою парашютно-обучающую деятельность, но только ею не ограничился. Увлечение боксом и кикбоксингом, а также получение международного сертификата телохранителя вывели его на совершенно немыслимые жизненные орбиты. Ну кто еще из вентспилчан может так запросто рассказать об участии в коммерческих поединках профессиональных боксеров в Нью-Йорке? Или о дружеской переписке с Максимилианом Шеллом? Или о съемках в трех телесериалах?

"Не нужен мне берег нью-йоркский"

- В Нью-Йорк я поехал к сестре. Там подписал контракт с одним боксерским клубом и стал за него выступать. Потом выходил на ринг за другой клуб. Везде к поединкам с моим участием был повышенный интерес, потому что я был белый. Там боксеры сплошь черные или испанцы. Но относились они ко мне уважительно.

Еще бы, попробовали бы они относиться к почти двухметрового роста латвийскому парню неуважительно. Выступая в тяжелом весе, Виталий не раз отправлял на пол ринга своих афроамериканских соперников. Но его тянуло на родину — в Латвию, которая за год отсутствия своего жителя уже успела от него отказаться.

- Мне аннулировали регистрацию в Латвии, и, прибыв на родную границу, я услышал, что въезжать в страну не имею права. Начал разговаривать с пограничниками по-латышски, которым владею свободно, объяснил, что тут родился, что меня встречают мать и отец — пропустили. Потом, правда, были еще некоторые проблемы, когда натурализовался — чиновники все никак не могли понять, как я попал в Латвию.

На родной земле Виталий участвовал в соревнованиях по кикбоксингу, бился в коммерческих поединках по версии К-1. И небезуспешно. Но решил вовремя завязать с этими видами спорта. Важной вехой в своей жизни он считает охранную деятельность.

Пьер Ришар сломал замок

- Работая в вентспилсском филиале одной рижской охранной фирмы, я закончил курс лондонской школы телохранителей. Обучение проходило в Латвии, а диплом и специальный жетон получал в Италии. Они дают право работать телохранителем по всему миру. В нашей стране таких специалистов человек двадцать, не больше.

Вот с этого момента Виталий Трусевич поднялся, образно говоря, снова в небо, а точнее максимально приблизился к "небожителям". В списке охраняемых им "тел" значатся такие люди, что и фамилии-то их без благоговейного трепета писать невозможно — Максимилиан Шелл, Ален Делон, Катрин Денев, Пьер Ришар… Надо перевести дух. И он не просто их охранял — он общался с ними, и с некоторыми звездами мировой величины даже установились у Виталия дружеские отношения.

- Помню, жена Максимилиана Шелла Наталья Андрейченко спросила: "А что ты будешь делать, если в меня будут стрелять?" Я ответил, что прикрою и попадут в меня. После такого ответа она посмотрела на меня совсем другими глазами. Когда я охранял Шелла, ему стало плохо с сердцем, и его пришлось отвозить в больницу. Там, сидя ночью в реанимации, я и познакомился с его женой. До сих пор с ними созваниваемся и поддерживаем отношения. Довольно трудно было работать с Аленом Делоном, и все из-за его поклонниц. Их постоянно приходилось сдерживать. Некоторые женщины даже в обморок падали, когда пытались вручить своему кумиру цветы. А Пьер Ришар и в жизни оказался точно такой, как и на экране в своих комедийных фильмах. Очень веселый человек. В Риге его поселили в гостинице, где номер открывался пластиковой карточкой. Подойдя к двери, он начал с неподдельным интересом эту карточку быстро просовывать туда и обратно, пока не сломал замок. Пришлось вызывать администратора.

Самые лучшие и простые отношения у Виталия, по его словам, установились с Андроном Кончаловским. Встретив очень серьезного режиссера в аэропорту, он сначала даже немножко боялся завести с ним разговор. Но когда гость Риги рассказал в машине один анекдот, Виталий понял, что это наш человек. Анекдотик этот, кстати, оказался не для печати.

От "бандита" до семьянина

Просматривая фотоальбом Виталия, где рядом с латвийским бодигардом засветился почти весь цвет российского и западного кинематографа, корреспондент "МК" вдруг обнаружил фотографии несколько другого направления.

- А это я в кино снимался, — пояснил Виталий. Стало ясно — ой не прост парень!

- Как раз моя работа телохранителя и привлекла внимание одного латвийского режиссера, который предложил мне небольшую роль в телесериале "Рижский гамбит". Роль телохранителя, кстати. Потом в одной комедии я играл полицейского, а третий фильм с моим участием — "Инспектор Гаутс" снимался в Вентспилсе. В нем у меня уже была более серьезная роль — торговца оружием — со словами. Бандита, короче.

Быть актером Виталию Трусевичу понравилось. И режиссерам, видимо, он понравился, поскольку есть предложения сняться и в других фильмах. Виталий, конечно, не отказывается, вот только на ноги встанет — и вперед. Однако, думая о будущем, он говорит совсем не о кинокарьере.

- Кино, думаю, останется для меня, как хобби. Есть задумки и хорошие перспективы заняться коммерцией. Но главным сейчас для себя считаю создание семьи.

Говоря эти слова, Виталий с такой любовью посмотрел на Ингу, что и ежику стало бы понятно — с семьей у него будет все в порядке. Но вряд ли такая богатая и деятельная натура загонит себя в жесткие рамки: работа — дом. Думается, что как только парашютист-боксер- телохранитель-актер забросит куда подальше свои костыли, так обязательно проявит себя в еще какой-нибудь ипостаси. И мы о нем, конечно, еще услышим. Ну а пока г-ну Трусевичу надо выиграть суд против городской думы, заставляющей его убирать снег на чужой территории. Дело принципа, однако.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form