close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
И это сильно отразилось на ее карьере. Впрочем, те эпизоды, которые ей все-таки достались в советском кинематографе, вмиг сделали ее любимицей кинозрителей. Телеинтервью с Любовью Полищук смотрите в программе "Бальзам на душу" в эту субботу в 11.10 на Первом Балтийском канале.

Советская актриса ест два раза

— Люба, с чего начинается ваш день?

— С чашки кофе. Я очень люблю кофе с лимоном. Иногда, когда совсем тяжело вставать, муж меня балует — прямо в койку кофе носит. Могу начать утро со стаканчика сока, с кашки, ложечки две. Если совсем ничего в горло не лезет, а чаще всего так и бывает, то предпочитаю несколько орешков проглотить.

— Это вынужденная диета?

— Это не диета. Я не могу до 12 ничего в себя затолкнуть, хотя это просто необходимо. Не делайте, как я! Просто необходимо съесть утром хотя бы бутерброд или кусок сыра. Многие предпочитают яичницу с беконом, я это не люблю. Если поем утром чего-нибудь сытного, мне снова нужно пойти поспать, я становлюсь неработоспособной.

— Раньше говорили: советская актриса ест два раза в день, и оба на ночь.

— В общем, да. Я из этих, из советских.

Звания-то есть, а профессия?

— А как ваши родители в свое время отнеслись к тому, что вы пошли в артистки?

— Меня так долго не отпускали в Москву, что в результате я опоздала на вступительные экзамены и не поступила в театральный. У меня мама швея, папа строитель. На все мои грезы о сцене они талдычили: "Ты что, с крыши упала? Что такое артистка?" А я с детства пела. На что мама говорила: "Я тоже пою. Так что же мне в артистки теперь идти?" Папа, когда я уже получила звание заслуженной, приехал ко мне в гости и как-то, махнув граммов 50 коньячку, сказал: "Эх, Любка! Уже взрослая женщина. Еще лет пять подергаешься, а профессии-то и нет!" А потом родители приехали ко мне в Москву, когда я уже народную получила, и пошли на спектакль "Там же, тогда же", где мы играли с Костей Райкиным. Спектакль и без того своеобразный, а тут еще родители в зале. И они увидели весь этот дурдом! Пришли домой очень задумчивые, мама молчала, молчала, а потом выплеснула: "Что ты так кричишь?! Ну, вообще трогательно…" А папа сказал: "Да… Тяжело…" Я ему: "Есть профессия?" А он: "Еще какая! Но тяжело…"

Под гипнозом у Даля

— Кто из актеров, ваших партнеров, оставил наибольший след в вашей жизни?

— Мне вообще на партнеров везет, как в театре, так и в кино. Но есть совсем немного фамилий, особо любимых. Одна из них — Олег Иванович Даль. К сожалению, мы с ним столкнулись в кино всего дважды. В первый раз это было в фильме "Золотая мина". Ситуация была потрясающая. Меня привезли на съемочную площадку, и я сразу почувствовала: что-то не так, какая-то ерунда в воздухе витает, и никак не могла понять, в чем дело.

Потом, много лет спустя, мне Женя Татарский рассказал, что Даль заказывал не эту артистку. Он заказывал блондинку, кареглазую, высокую, из модельного бизнеса, манекенщицу. Привезли сероглазую шатенку, никому не известную артистку Любу Полищук. Но Даль вообще интеллигентный человек, очень спокойный, с ним на площадке всегда комфортно, и он, зажмурясь, сказал: "Давай!" Я вышла на площадку, а это была палуба корабля, и мало того что ее покачивало и меня моментально укачало, так еще и рядом Олег Даль, от чего у меня окончательно глазки в кучку. Мне стало так страшно, что забило крупной дрожью, и я стала вибрировать, как листок на ветру.

Олег Иванович это почувствовал, подошел ко мне, снял очки и сказал: "Меня зовут Олег Даль". Большую красивую руку подал, я ему подала свою, он ее сжал в ладони, накрыл другой рукой и так посмотрел мне в зрачки, что как будто бы перелил мне свой покой, силу и благодарность за то, что я просто есть. Я чуть не прослезилась и сразу успокоилась от такого гипноза. Вот такой он партнер.

— Значит, все время про него врали, что он нелюдим, жесток?..

— Он был малокоммуникабелен, но при этом оставался самым дисциплинированным, приходил на площадку всегда за 15-20 минут до съемок. Его можно назвать уникальным партнером. Он чувствовал, что говорить фразу нужно, только когда вот так дрогнут ресницы, а не иначе. Он понимал, что вот сейчас будет для меня какой-то эффектный ракурс. И когда что-то рассказывал, он так увлекался и так смеялся…

14 дублей на руках Миронова

— Какие еще партнеры идут у вас в ряду самых любимых? Андрей Миронов?

— С ним все было совсем по-другому. Андрей — тоже потрясный партнер. Представляете, 14 дублей ношения на руках в фильме "Двенадцать стульев". Столько у человека здоровья! А я ведь не маленькая девушка — такого коня поднять и таскать! Дело в том, что тот танец с Мироновым в "Двенадцати стульях" в основном состоит из стоп-кадров, потому что я не помещалась в кадр. Там была очень маленькая съемочная площадка, очень ограниченное пространство. Оператор был эквилибрист: он падал на пол, висел на стене, лежал под стеклом, которое на него падало. Тот танец нам поставили за полдня: мы пришли на площадку в 9 утра, а после часа дня уже снимали. Представляете, сколько сил было у человека все это отрепетировать?

Там были невероятные трюки! Андрей меня подбрасывал вверх, я извивалась вокруг него, цеплялась руками за ноги, скатывалась кольцом, он меня ловил… То есть целый акробатический номер. Половина из этого не вошла в фильм. Снять на общем плане было невозможно. Поэтому там, где я улетала за кадр, при монтаже сделали стоп-кадр. Отсюда этот знаменитый рваный танец. Наутро я проснулась популярной артисткой. Вот такая ерунда, такая мелочь, маленький эпизод.

В сериалах предлагали только умереть

— Вы сейчас не состоите в штате ни одного театра. Увидеть вас на сцене можно только в антрепризе. Насколько это сладкий хлеб для вас?

— Это очень тяжелый хлеб, очень. Но оплачивается он чуть-чуть лучше, чем в штатном театре. И ты имеешь право выбора как материала, так и партнеров. Вообще в антрепризе у актера больше свободы. Этим все окупается. Но это очень тяжелый хлеб. Практически я возвратилась в то время, когда работала в Московском мюзик-холле, где гастроли были по 10 месяцев в году. Я и сейчас крайне редко бываю дома, в Москве.

— Но вы востребованы в кино, в сериалах?

— Увы, не востребована. И может быть, сама виновата. Но несколько сценариев, которые мне предлагали, были просто ужасны. В двух сериалах мне предлагали умереть от рака и туберкулеза. Я отказалась. Может, зря. Может, я этим напугала режиссеров. Но вообще я не жалею. Крайне редко на наших экранах попадаются хорошие сериалы.

— Глядя на вас, кажется, что вы уже забыли о том, что такое "не хватает денег".

— Что значит забыла? У меня вот сейчас обвалилась квартира. Был момент, что и не было денег. Потом попала в аварию и тоже вся ободалживалась, до сих пор расплачиваюсь. Что значит забыла? Об этом никогда не забудешь.

"Сын меня спас"

— В чем счастье актрисы? Важны ли для вас дом, налаженный быт?

— Я поначалу думала, что для актрисы важна только профессия, только театр или кино. Но когда родила первого своего, Алешу, я поняла, что он меня просто спас от каких-то вещей. Нам с ним досталось, мы вдвоем оказались в Москве. Было очень сложно. И было очень много соблазнов — молодая, красивая, эффектная актриса…

Никогда никто бы не подумал, что мы с Лешей жили в общежитии и спали на одном матраце, который валялся на полу. Я всегда была оптимисткой, меня окружали музыка, анекдоты, веселые компании — я же артистка Московского мюзик-холла. И конечно, соблазнов было много, но как только я увлекалась бесконечными ужинами с алкоголем, сигаретами или выездами на природу, то вовремя соображала, что у меня есть ребенок и он меня ждет. Он меня и спас.

А потом, когда я уже очень сильно захотела девочку, то поняла, что, коне чно, для женщины (говорю о себе) важнее всего дом, быт. Профессия — немаловажная вещь, тем более любимая, но она все-таки на втором плане. Мне запомнились несколько интервью с очень известными, любимыми, популярными, народными артистками, у которых нет детей. И в течение всего интервью они были так одухотворены, так прекрасны, ухожены, с белозубыми улыбками. А в конце следовал провокационный вопрос: "Почему у вас нет детей?" И тут они умирали в кадре, кудато девался весь их лоск, и они тихо произносили: "Это, пожалуй, единственное, о чем я жалею всю свою жизнь". Все-таки женщина есть женщина, она для этого рождена.

"Вообще-то я бездетная"

— А у вас сколько детей?

— Двое, но вообще-то я бездетная. У моего Леши фамилия Макаров, а у Маши — Цигаль. Леша уже состоявшийся артист, Маша тоже пошла в актеры. Не хотят мою фамилию, говорят: "Достато чно нам одной Полищук в искусстве". Не хотят никакого отношения к известной фамилии иметь. К этому, конечно, можно с уважением относиться, но, с другой стороны, мне обидно.

— Ну хоть вы понимаете своих детей в выборе профессии?

— А я не вмешиваюсь. Я уговаривала Лешу не поступать в театральный после того, как он в первый год провалился на экзаменах. Тогда он меня не послушался, а буквально несколько лет назад сказал: "Мама, как ты была права! До чего это унизительный, мало оплачиваемый тяжелый труд!" У всех артистов женская психология. Мало кто из мужчин-актеров джентльмены в жизни. Ущербные люди!

— Дети еще не обзавелись собственными семьями?

— Сын женат, но что-то там у них не ладится. Я не вмешиваюсь.

— А своих детей у них нет?

— Нет пока. То есть я еще не бабушка. И не дай бог ею стать, тогда я соскочу со своей профессии, которую тоже люблю. И как тогда будут жить мои дети, моя мама? Мы все с голоду помрем!

Дом — это прежде всего муж

— Страшно было воспитывать ребенка одной?

— Вообще одиночество страшно. Для женщины тем более. Хотя не могу сказать, особенно в последнее время, что прекрасно чувствую себя на шумных тусовках. Нет, я люблю одиночество. Но не надолго. Аккумулируешься, наберешься сил, отоспишься, побудешь одна. Даже мои родные в такие моменты только кошку ко мне пускают. Я могу спать сутки-двое, потом встаю как огурец и опять летаю. Летающих огурцов видели? Это я.

— Когда вы пришли к мысли, что вам необходим Дом?

— Дом — это прежде всего муж. Поэтому когда забеременела во второй раз, я поняла, что хочу иметь дом. До этого я жила как попало. А тут сказала Сереже: "Либо ты на мне женишься, либо мне придется — даже страшно сказать — сделать аборт". Двух детей без отца я не хотела. Он пошел купил гвоздику, встал на колени и предложил мне руку и сердце.

— То есть практически вы его вынудили это сделать?

— Вынудила, но вот уже двадцать лет мы вместе, и он говорит, что не жалеет. С Сережей появилась Маша и появился дом. И я поняла, что работа для меня абсолютно точно на втором месте.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form