За символический и весьма сомнительный долг одной фирме скрипачка со своим сыном лишилась крыши над головой…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
У Антонины Колесник с несовершеннолетним сыном Александром пять лет назад в трехкомнатной квартире на ул. А. Деглава, 122, скопился долг за коммунальные услуги. Немудрено для преподавателя игры на скрипке и фортепиано в одной из школ-интернатов, где зарплаты до сих пор минимальные. На семейном совете пришли к решению: обменять квартиру на меньшую, рассчитаться с долгами. Скоро у сына выпускной вечер в школе, а там, возможно, и работа…

Штрафные санкции — легкий заработок

ООО Latio — фирма, занимающаяся широким спектром сделок на недвижимости, — находилась в самом центре столицы, и поэтому внушала особое доверие. Маклер Инара вскоре подыскала участников сделки. В итоге Антонина с Александром должны были перебраться на ул. Дравниеку, 4, за которую просили 6000 долларов. В свою очередь, на квартиру Колесник положила глаз В. Тихомирова, которая согласилась выложить 10 500 долларов. Из выручки, которая образовывалась в результате этой сделки у Антонины, можно было погасить не только долги домоуправлению, но и расходы фирмы, связанные с обменом. Генеральную доверенность на весь комплекс действий от своего имени Колесник подмахнула Latio еще на самом старте сделки.

Антонина со своей стороны, казалось бы, все предусмотрела для того, чтобы и сделка свершилась в максимально короткие сроки — в десять дней, и чтобы самой не поплатиться круглыми штрафами за проволочки, которые предусматривались договором, заключенным с фирмой.

– Однако вскоре я убедилась, что штрафные санкции — основной и весьма легкий заработок фирмы на клиентах, — рассказывала в редакции Антонина Васильевна. — В частности, фирма, имея на руках мою выручку от квартиры, вступила со мной в переписку. Дескать, ваших сертификатов не хватает, надо докупить. Я говорю: "Докупите…" Однако мне в ответ: "Сделайте это сами…" Прошу в таком случае выделить мне энную сумму из моих же денег. Опять в ответ: "Нельзя…" — "Тогда купите сами…" И снова вместо простых действий получаю еще одно "нет", которое в качестве великого одолжения может быть отозвано, если я оформлю доверенность (???). "Но уже есть одна доверенность…" В ответ новые требования: дайте другую…

В итоге сделка, затянувшись на три месяца, развалилась.

Алиби осталось дома

Новый вариант обмена — на ул. Дравниеку, 2 — обошелся Колесник дороже на целую тысячу долларов. Кроме того, Антонина потеряла работу в школе из-за того, что не могла бросить на полпути квартирный обмен и выехать с детьми на летнюю базу отдыха. Скрипачка грешила во всем на фирму. Но официальных претензий, с тем чтобы взыскать неустойку согласно договору, не предъявляла. Каково же было ее удивление, когда в январе 1999 года она получила повестку в суд Латгальского предместья города. Это Latio затеяла принудительное взыскание с Колесник 225,7 Ls, потребовавшихся на недостающие сертификаты. Оказалось, весь остаток от выручки за квартирный обмен ушел, кроме долгов домоуправлению, на штрафные санкции, наложенные на Колесник. Это она затянула, по мнению фирмы, совершение сделки.

Суд Колесник проиграла, потому что наивно полагала: отбить откровенно наглые претензии, которые видны невооруженным глазом, — проще, нежели исполнить на скрипке полонез Огинского. Она явилась на заседание, не получив даже искового заявления из суда, и тем более — не подготовившись. Вместо того, чтобы потребовать переноса заседания (коли суд даже не удосужился иск выслать), она позволила себя уговорить во время специально объявленного перерыва дать расписку, что согласна без подготовки не по своей вине продолжать процесс. В итоге "защищалась" ответчица без документов, которые доказывали ее неопровержимое алиби, ибо остались дома…

Специфика латвийского судопроизводства такова, что в окружном суде уже нельзя предъявлять те бумаги, которые существовали на момент рассмотрения иска в первой инстанции. Так что Колесник ничего не светило в развенчивании инспирированной долговой тяжбы и на верхних этажах Фемиды. Но она не теряла надежду найти пути для пересмотра дела. И даже достучалась со своим делом до Европейского суда…

Аукцион ценой в 200 латов

Но не теряла времени в своей изобретательности, как проучить строптивую клиентку, и Latio. Прежде всего, она предпринимала все для того, чтобы выколотить тот самый символический "долг" в размере чуть более 200 латов.

Предложению судебного исполнителя Сигиты Цируле добровольно исполнить судебное решение о причитающихся в пользу фирмы деньгах Колесник не придала должного значения. "В крайнем случае взыщут принудительно с зарплаты", — отмахнулась от почтового сообщения Колесник. К тому времени Антонина устроилась дворником по месту своего нового жительства на ул. Дравниеку, 2. И лишь спустя одиннадцать месяцев "штиля" грянул гром с ясного неба: Колесник получила очередное приглашение в суд Латгальского предместья — на сей раз для утверждения итогов аукциона, предметом которого стала ее… квартира. Как ни хотелось верить своим глазам, но это было так. И "уплыла" она всего за 2650 Ls некоему Айвару Булсу.

Только теперь наивная скрипачка узнала, что метод взыскания долга (арестовать ли часть зарплаты, выставить ли на аукцион ковры и дорогой музыкальный инструмент либо всю квартиру — пусть даже ее стоимость и близко несоизмерима с величиной "греха") — прерогатива истца. И фирма-истица, пылающая жаждой мести, воспользовалась этим преимуществом, записанным в Гражданско-процессуальном законе. О дате и месте аукциона судебный исполнитель Цируле обязана была уведомить "должницу". Та за час до начала торгов могла внести в кассу те самые 200 с небольшим латов. Цируле, действия которой пыталась так же безуспешно оспорить в суде Колесник, уверяла, что она, дескать, много раз пыталась попасть в квартиру к должнице, но та ее намеренно не пускала к себе. Сомнительный довод, если еще раз послушать Антонину:

– Во-первых, я каждое утро до 12 часов на вахте дворника у своего дома. Спрятаться при всем желании не могла. Во-вторых, мы много раз встречались с Цируле в домоуправлении, по тем же выселенческим делам в нашем микрорайоне. В-третьих, если я и не пускала, надо было составить акт, взять в свидетели соседей.

Скрипачка-бомж

Так Булс стал полноправным собственником бывшей квартиры скрипачки. И первое, что он сделал — поспешил в суд с иском о выселении. Опытные юристы прогнозировали, что на сей раз истца ждет полный провал. Потому что со сменой собственника у квартиры не реквизируются права жильцов продолжать ее нанимать. Тем не менее, и в суде Латгальского предместья, и в Рижском окружном как по маслу прошел лживый козырь Булса. Он выставил мать и сына самоволами, занимающими якобы без всяких легальных оснований его собственность. Мотивировал свою фикцию инициатор выселения тем, что у Колесник не оказалось на руках заключенного с домоуправлением договора на управление и содержание домом. А еще Булс пустил слезу, что ему негде жить…

Так 4 апреля прошлого года, после оглашения коллегией окружного суда приговора, мать и сын пополнили отряд бомжей. А уже 15 мая явились на ул. Дравниеку, 2, судисполнители, полиция и прочая грубая сила, чтобы взять штурмом для Булса квартиру. Да, вдохновленные поддержкой Движения нанимателей жилья за свои права, Колесники решили оказать сопротивление откровенной судейской ошибке. Шесть часов вырезали металлическую дверь автогеном. А ворвавшись в квартиру, "гости" стали крушить оказавшуюся на их пути новую преграду — мебель, нажитую скрипачкой всей жизнью.

На том скандальном выселении побывала масса журналистов. Кадры телехроники затем обошли всю страну — и как останки мебели выгружают на свалку, и как за руки-ноги тянут Богданова стражи порядка, когда тот вместе со своими единомышленниками тоже стали препятствовать совершению беспредела…

Дело покатилось назад

Но история расставляет все на места. 11 сентября прошлого года Верховный суд Латвии отменил все решения по делу о выселении Колесник как незаконные. Дело направлено на пересмотр в окружной суд. На днях его попытка не состоялась. Потому что не явился, как и следовало ожидать, Булс. Потому что на олимпе Фемиды опрокинут не только тезис о самовольном вселении Колесник, но и довод, что эта квартира нужна ему для личного проживания. Уже спустя полтора месяца после принятия благоприятного для Булса решения окружного суда квартира ушла с торгов. Нынче в ней обосновалась фирма по оказанию интимуслуг. Кроме того, удалось разыскать другие судебные вердикты, в которых фигурирует имя Булса и которые подтверждают: добыча таким неблаговидным, мягко говоря, способом квартир — стабильный бизнес этого дельца.

Новая попытка пересмотра назначена 14 мая этого года. Ну а пока скрипачка с сыном ищут пристанище по приютам, по подъездам, в дворницкой подсобке…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form