Вчера в редакции появился наш давний читатель Александр Каминский. В руках он держал "посылку из прошлого". На днях в складских помещениях на углу рижских улиц Даугавгривас и Буллю, на чердаке, рабочие нашли аккуратный сверток с истлевшими от времени документами узника гетто!

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Вероятно, предчувствуя неминуемую гибель, он спрятал свои личные документы, чтобы оставить потомкам хоть какую–то память о себе. Символично, что это свидетельство времени было найдено незадолго до 16 марта, когда национал–радикалы снова готовятся отметить день легионера СС. Эта "посылка из прошлого" — словно еще одно напоминание нынешним поколениям о том, к чему приводит националистическое мракобесие.

…Бумаги сложены так, что перед нами проходит фактически вся история одного человека — гражданина Латвии еврейской национальности. Одного из сотен тысяч невинных жертв Холокоста в Латвии. Вот паспорт гражданина ЛР Залмана Глезера с печатью на русском и латышском языках "Сдан в архив" — это уже после прихода советской власти. На форзаце этого же паспорта уже другая надпись от руки, на латышском: "Русский паспорт отдан охране гетто". Подпись и число: 21 ноября 1941 года. Таким образом, можно сделать вывод, что Залман Глезер (в ту пору ему было 38 лет) был помещен в гетто в ноябре. Но поражен в правах он был почти сразу же после прихода нацистов — о чем свидетельствует и хорошо сохранившаяся регистрационная карточка еврея, датированная 27 июля 1941 года. Обладателю этой карточки приказано "с этого дня носить на левой стороне груди 10–сантиметровую желтую звезду Давида (шестиугольную)". Дальше еще одно свидетельство нацистского режима — удостоверение "Жидовской рабочей силы". Этой бумагой Залману Глезеру предписывалось работать на лесопилке фирмы "Балткокс". Еще одно удостоверение — уже фирмы "Балткокс" — давало право (!) Глезеру работать в цехе по отправке в Германию комплектов бумажных коробок и после работы возвращаться в гетто на ул. Маза Кална. Это было единственное "право" евреев в нацистское время — работать и жить в гетто до момента истребления.

Просматривая документы и то, как они были сложены, ловишь себя на мысли, что этот человек как бы хотел рассказать нам о своей судьбе. Перед нами пожелтевше–почерневший листок — свидетельство об окончании немецкой (!) частной школы в Риге. На оборотной стороне табеля марка и печать германской школьной администрации. З. Глезер после немецкой школы в Риге еще и окончил учебное заведение в Германии! Вероятно, это обстоятельство — принадлежность к немецкой образовательной системе — и помогло З. Глезеру продержаться чуть больше года с момента прихода нацистов. Немцы, видимо, решили не уничтожать его во время первых массовых акций. Но приговор, пусть и с отсрочкой, был вынесен всем евреям. Пакет "заканчивается" еще одним удостоверением, в котором начальник цеха каждый день отмечал, что Глезер отработал на благо Германии. Ставились число и подпись. Запись заканчивается 30 июня 1942 года. Видимо, это был последний день жизни Залмана Глезера. Говоря сегодняшним языком, он был "полностью интегрирован" в латышское, а потом и немецкое общество — в совершенстве владел немецким и латышским языками. Но это его не спасло, как не спасло и тысячи таких же лояльных режиму соплеменников…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form