В понедельник Федерация стрелкового спорта Латвии получила письмо из международной федерации, из которого явствовало, что все лицензии и wild card на соревнования по стендовой стрельбе в программе Игр–2004 распределены и что лучшего нашего мастера Бориса Тимофеева в числе олимпийцев нет.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Для спортсмена и тех, кто помогал ему готовиться к Афинам, это был настоящий удар. Именно поэтому один из них приехал вчера в редакцию и заявил: "В том, что произошло, виновата наша федерация и ее генеральный секретарь Улдис Лейнасаар. И пока у руля стрелкового спорта будут находиться такие равнодушные и безответственные люди, мы потеряем последнее из того, что создавалось и работало десятилетиями…"

Если бы не друзья

Участник трех Олимпиад, обладатель 6–го места Атланты–1996 и победитель финала Кубка мира — 1999 Борис Тимофеев после Игр в Сиднее, где не попал в финал, был выведен из состава Latvijas Olimpiska vienїba и лишен финансирования. Несмотря на это, ружье на стену не повесил и продолжил тренировки. Причем целых четыре года, вплоть до упомянутого черного понедельника, Тимофееву помогала поддерживать форму не родная Федерация стрелкового спорта, у которой деньги не водились отродясь, а Федерация спортинга (разновидность стендовой стрельбы, не входящей в программу Олимпиад, но ставшей сегодня в мире намного популярнее. — В. Р.) в лице ее президента Юриса Зоммера и члена правления Юрия Киренского.

Последний, некогда старший тренер сборной Латвии, а ныне бизнесмен, для которого спорт по–прежнему не пустой звук, помог Борису Тимофееву и с работой, определив его инструктором стрелкового клуба "Зиепниеккалнс". Здесь спортсмен помогал осваивать премудрости стрельбы по тарелочкам тем, кто выбрал ее в качестве хобби, а в свободное время "крошил посуду" сам. На чемпионате Европы 2003 года, где он занял 7–е место, для получения олимпийской лицензии рижанину не хватило всего одной мишени. Но он не отчаивался, хотя времени для того, чтобы получить пропуск в Афины, оставалось все меньше — "раздача" закрывалась в последний день декабря того же года.

"Надеюсь, меня пригласят"

Когда в начале нынешнего апреля Тимофеев занял третье место на этапе Кубка мира в Каире и по возвращении я спросил у него, на что же он теперь рассчитывает, Борис заметил, что имеется еще около полутора десятков так называемых wild card, которые держит в резерве международная федерация. Она может одарить таковой картой страну, чей представитель не выполнил норматив, но где стрельба активно развивается и заслуживает быть отмеченной. Но может — и конкретного спортсмена. Например, Афанасия Кузьмина. Именно такое приглашение позволило нашему прославленному мастеру скоростной стрельбы из пистолета стать участником Игр–2000.

— Но сидеть и ждать, пока тебя пригласят, глупо, — сказал Тимофеев. — Мое дело — постоянно быть на виду, занимать высокие места.

Через две недели после того разговора он полетел на этап Кубка мира в Афины и вновь занял третье место. На тот момент Борис Тимофеев занимал в текущем мировом рейтинге второе (!) место, дав тем самым Федерации стрелкового спорта Латвии такие козыри, не получить с которыми одну из wild card было просто смешно. Но она ее не получила, а, выражаясь языком Юрия Киренского, элементарно профукала.

Угодный кому–то генсек

— Все то время, пока шло распределение карт персонального допуска, а это происходило в течение трех последних месяцев, наша федерация должна была завалить международную письмами и звонками, постоянно напоминая о Тимофееве, испрашивая для него пропуск на Игры, — продолжает Киренский. — Бывают моменты, когда человек в силу своего воспитания не хочет казаться назойливым. Но здесь генеральный секретарь федерации Улдис Лейнасаар, да и президент федерации Юрис Далбиньш проявили отнюдь не тактичность, а настоящее равнодушие к судьбе спортсмена. То, на что за многие годы тренировок были затрачены сотни тысяч рублей и латов, они растерли, как окурок. В результате полного бездействия руководителей федерации две wild card получил Катар, который не выиграл никаких лицензий, столько же — Египет. Знаете, о чем это говорит? О том, что вручать "пригласительные" уже особо некому, и если арабские спортивные функционеры смогли подсуетиться и выбить для себя столько, значит, они умеют работать.

Мой собеседник эмоционален. Но это нормально: Тимофеев его друг, все происходящее с ним Киренский воспринимает как личное. И потому безусловно прав, утверждая, что, являясь полноправным членом Международной федерации стрелкового спорта, латвийская федерация должна не просто безропотно выслушивать наставления вышестоящего органа, но уметь, когда того требует ситуация, сказать свое веское слово. "Не верю, что Борису не дали бы приглашение, подключись со своей стороны управление спорта, Олимпийский комитет Латвии. Но главным виновником считал, считаю и буду считать Лейнасаара. Очевидно, что он чем–то угоден тем, кто столько лет держит его при этой должности, — в противном случае человека, который ничего не делает, а если и делает, то во вред, давно бы погнали с работы".

Лейнасаар покаялся

Вчера же "Вести Сегодня" имела телефонный разговор с генеральным секретарем Федерации стрелкового спорта Латвии Улдисом Лейнасааром. Точнее, поинтересовалась содержанием полученного из вышестоящей организации письма и спросила, все ли, на его взгляд, сделала федерация для того, чтобы Борис Тимофеев поехал на Олимпиаду–2004.

— Письмо с просьбой выделить Латвии резервную квоту мы отправили в конце прошлого года. Еще одно (такого же содержания) — в апреле, когда Тимофеев отличился на этапе Кубка мира в Каире. В обоих случаях перезвонил в Мюнхен, в штаб–квартире мне ответили, что письмо получили.

— И все?

— А что еще?

— Выходит, вам было важнее узнать, дошло письмо или нет. А ответ по сути просьбы — не интересовал?

— Почему же? Интересовал.

— Но настойчивости вы не проявили. Почему?

— Когда Афанасий Кузьмин получил лицензию, стало понятно, что Латвии вряд ли выделят на Играх еще одно место.

— А как же Катар и Египет, которым дали по два приглашения?

— Не знаю. Не вникал.

— Или не хотели? Ведь это интересно, почему одним дают, а другим — нет.

— Можно конкретнее?

— Можно. Скажите, вы считаете Бориса Тимофеева достойным выступать на Олимпиаде?

— Конечно.

— Тогда скажите честно, проявили ли вы должную настойчивость для того, чтобы это произошло?

— Наверное, нет.

— Спасибо. У меня все.

В тупике?

Юрий Киренский — человек энергичный. И возможно, пользуясь личными контактами с руководителями комитета спортинга Международной федерации стрельбы, попытается исправить ситуацию. Без гарантий, но попытается. Вместе с тем он спрашивает, почему за бездействие, которое сродни вредительству, никого не снимают с должности, не призывают к ответу.

— Похоже, Лейнасаар удобен большинству членов правления федерации. А вот чем, понять не могу — ведь работает он методами, какими это делали в недавние времена — перекладывает бумаги на столе. А вот рапортовать ему будет о чем: Кузьмин едет на Игры, а значит, федерация потрудилась на славу. Так он от Олимпиады до Олимпиады и живет чужими заслугами.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form