В Управление по делам религий периодически сообщают разные люди, будто их родственников заманивали в секты. Поступают жалобы и на "Новое поколение", и на мормонов, и на пятидесятников, что там зомбируют людей. Однако никому и никогда у нас в стране не удалось доказать виновность той или иной организации. Более того, по словам начальницы управления Ольги Зейле, вывести какую–либо структуру на чистую воду в лучшем случае крайне сложно, в худшем — невозможно.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
–В Управлении по делам религий я работаю с момента его основания, а начальникам являюсь больше года, — говорит Ольга Зейле. — Главное, что важно помнить: к любой организации нам надо относиться непредвзято. Всего в Латвии 36 официально зарегистрированных конфессий (число членов общины в них колеблется от 20 до 500 000). У кого–то мы аннулируем регистрацию, другим не продлеваем, но обычно это связано исключительно с юридическими нюансами.

Так, в самой форме документа важно рассказать о своем учении, проведении ритуалов. Отмечу, в законе оговариваются моменты, почему можно отказать в регистрации, например если деятельность структуры угрожает безопасности государства и так далее. Однако в законе не прописано грамотно, что является традиционной религией, а что — сектой.

— Получается, даже если "Аум сенрике" или "Дети солнца" правильно с юридической точки зрения подготовят заявление и расскажут, какие они "белые и пушистые", вы дадите им разрешение действовать в стране?

— Не совсем. Во–первых, "Аум сенрике" или "Дети солнца" уже по определению не станут к нам обращаться. А во–вторых, мы сотрудничаем с Академией наук Латвии, с Латвийским университетом и разными свободными специалистами, которые всегда могут дать независимое заключение. Наши сотрудники и сами регулярно ходят на всевозможные богослужения в разных общинах, смотрят, оценивают.

— Вы заранее сообщаете о подобных визитах или же ревизии осуществляются закрыто?

— У нас в управлении работают всего пять человек, и они давно известны в лицо. Поэтому проводить незаметные проверки не получается. Шпионажем мы не занимаемся… Но вернемся к предыдущему вопросу. Пока же все зарегистрированные конфессии имеют право на миссионерскую деятельность.

— И заниматься учебной деятельностью им разрешено?

— Отдельные конфессии могут даже открывать учебные заведения, например православные, католики, лютеране…

— Мормоны могут?

— А что, занимаются?

— Как раз сейчас мормонская организация в Лиепае готовится строить свою церковь (кстати, вблизи двух школ и училища), и, насколько можно верить информации от горожан, там будут обучать английскому языку.

— Надо проверить, насколько это верно и есть ли у мормонов соответствующие лицензии… Однако замечу, есть выражение "не человек должен прийти в церковь, но церковь — к человеку". И нередко новые для Латвии религиозные движения действует новыми, непривычными для большинства людей методами. Но ведется ли во время уроков "зомбирование" людей или используются методы НЛП — думаю, доказать сложно. И вообще я ни разу не сталкивалась с тем, чтобы какая–либо организация в Латвии занималась "программированием" прихожан.

— Не кажется ли странным то, что мормоны решили строить церковь вблизи учебных заведений?

– Думаю, мормонам в первую очередь важно было просто выбрать удобное место в центре Лиепаи, купить землю, эквивалентную определенной сумме… Мормоны всегда выбирают лучшие объекты в любом городе. Однако я доподлинно знаю: собственно в свои церкви мормоны допускают только посвященных, и двери приходов закрыты для людей с улицы… В то же время разрешать или нет строить им церковь, должны были думать лиепайские власти. И политикам не стоило бы говорить о каком–то определенном влиянии на людей, надо было просто, заранее изучив обстановку, не продавать новой организации землю, причем использовать для этого скорее юридические и экономические обоснования, а не упирать на религиозный аспект. Но этого никто не сделал… А запрещать мормонам строить приход исключительно из религиозных соображений нельзя, ведь это явная дискриминация.

— Но могут ли вообще новые организации, используя собственные не проверенные до конца методики, вести "учебную" деятельность? В частности, "Новое поколение". Так, году в 1993–м во многие школы страны, например ту, где я сам учился, приходили представители общины и занимались "просвещением" молодых людей. Да, ничего криминального во время "занятий" мы не слышали, но… Вскоре к ним в церковь ушли чуть ли не все школьные хулиганы, а когда они (впрочем, как и многие другие мои знакомые) "прониклись" учением, больше порядок уже не нарушали, правда, у всех был одинаковый взгляд, одинаковые улыбки, жесты, фразы и вообще манера общения. Разумеется, я не стану говорить о каком–то зомбировании (этого и доказано не было), но тем не менее…

— Увы, чем ближе мы приближаемся к западному обществу, тем глубже становится наш духовный кризис… А любая официальная организация по закону имеет право ходить в школы — главное, чтобы было разрешение администрации учебного заведения. Но руководству школ ни в коем случае не стоит путать упомянутые вами "просветительские" занятия с уроками "духовных знаний", которые в учебных заведениях преподносятся с культурологической точки зрения.

К примеру, без определенных знаний православных и католических догм сложно понять литературу разных народов мира… А по поводу того, что народ идет к мормонам, "Новому поколению", пятидесятникам, адвентистам седьмого дня, свидетелям Иеговы, методистам и прочим… Если бы не было спроса, то не было бы и предложения.

— Так ведь в секты не идут, в секты приводят…

— Давайте разберемся, что вообще означает слово "секта".

— Давайте. Секта — организация, главный смысл существования которой — власть и деньги для руководства, а оно в погоне за этой целью прикрывается разными масками — религии, психологии, культурологии, педагогики, политики. Происходит контроль сознания адептов, регламентация всех аспектов жизни, обожествление лидера.

— Да, это слово приобрело негативное звучание, однако суть явления, если разобраться, такова: религиозная группа, которая откололась от большой, "традиционной" церковной общины. Если посмотреть в наш список зарегистрированных организаций, то практически все они окажутся сектами. Поэтому слово имеет не столько криминальное значение, сколько философское. Все зависит от того, что мы лично в него вкладываем.

— Где проходит грань между каким–нибудь шибко модным психологическим или бизнес–тренингом и зомбированием масс? Во всех случаях человеку дается установка, внушается определенная модель поведения, которой необходимо следовать.

— Провести четкую грань практически невозможно. Сейчас, насколько я знаю, в Латвии разрабатываются методики способов, как можно доказать "программирование" человека. Что же касается техник НЛП, они применяются очень многими организациями — и в бизнесе, и в политике, и в религии. Однако как на все сто процентов выявить, что НЛП используют во вред человеку, а не для того, чтобы он, скажем, достиг успехов в работе? Да, в Латвии имеются специалисты, которые неоднократно давали заключения по состоянию здоровья отдельных людей, прошедших определенные курсы "самосовершенствования". Но, опять же, до сих пор никто не обвинял "профессионалов" в подорванной психике человека, на котором опробовали способы "программирования". Обычно все списывается на то, будто человек сам чересчур подвержен влиянию.

— Тогда почему нельзя пригласить специалистов, к примеру, из России, где уже давно умеют определять способы зомбирования людей?

— Обратиться–то можно… Допустим, дойдет дело до суда, перед которым предстанет некая организация, так ведь Фемида принимает лишь объективные доказательства. Но насколько судьям покажутся четкими заключения специалистов — вопрос… Еще важны в процессе выявления деятельности той или иной организации заключения медиков. А здесь вообще одни проблемы.

Например, к нам приходила подавать заявку на регистрацию община "Христианская наука", в уставе которой было сказано: мы не признаем медикаментозного лечения. Управление обратилась за поддержкой в Министерство благосостояния ЛР, чтобы там все тщательно проверили и дали свою оценку "Христианской науке". Нам ответили: мол, она, как и любая другая организация, может быть признана опасной лишь в том случае, если во время одного богослужения "скорая" туда приедет три раза подряд. Как это понимать?! Отписка, издевательство, шутка? Интересно, были ли вообще в Латвии случаи, чтобы хоть на какое–то богослужение любой религиозной организации три раза подряд приезжала "скорая"? Думаю, ответ очевиден.

— Неужели и люди к вам не обращались за помощью?

– Обращались. В частности — неоднократно жаловались на "Новое поколение". Мы сами все проверяли, не находили никаких нарушений, потом отправляли заявления в полицию, но на том все и заканчивалось… Нередко обращались люди с жалобами на другие менее известные и не всегда соответственно зарегистрированные структуры. Правда, когда дело доходило до показаний в полиции и открытых, а не анонимных заявлений, потерпевшие пропадали или молчали, возможно потому, что боялись преследования со стороны фанатиков… В общем, сами судите — насколько легко бороться с сектами.

— Спасибо за беседу.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form