Завтра, 23 января, Рижский окружной суд огласит решение по делу Ogres Komercbanka, от которого зависит, будет или не будет начата ликвидация этого кредитного учреждения. 21 декабря минувшего года Комиссия по рынку финансов и капитала (КРФК) приняла решение аннулировать лицензию банка, после чего его глава Валерий РОЛДУГИН пытался покончить с собой. На время он оказался между жизнью и смертью, но вернулся на этот свет. Интервью стало первым, которое дал г-н Ролдугин после трагического инцидента.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
— 21 декабря ваш банк лишили лицензии, констатировав нарушения в работе внутреннего контроля. Как заявлял в интервью нашей газете руководитель КРФК Улдис Церпс, такое решение принято по результатам проверок. Якобы в течение 4 лет в вашем банке неоднократно выявлялись нарушения, делались замечания, но вы на них никак не реагировали?

— Нет, это не так. На протяжении всей своей деятельности Ogres Komercbanka регулярно подвергался проверкам Комиссии по рынку финансов и капитала, только в 2006 году — трижды. Однако за последние 4 года ни разу у нас не было зафиксировано нарушений системы банковского внутреннего контроля. Не было констатировано ни одного факта увода из банка более 100 млн. латов, как в полемике на первом судебном процессе указал представитель комиссии Янис Плацис. Это абсолютно мифическая "утечка", подхваченная прессой как сенсация и создавшая значительное напряжение в обществе и среди наших вкладчиков. На самом деле речь шла о том, что объем активов искусственно завышался для повышения рейтинга Ogres Komercbanka.

Тем не менее после последней проверки КРФК в декабре с ее стороны неожиданно последовали неадекватно жесткие решения и действия. Для перестраховки, на всякий случай, руководство комиссии решило ликвидировать успешный бизнес. Почему? Можно только гадать об истинных причинах их решения.

— Вам не дали времени на исправление ситуации?

— Как помните, решение об аннулировании лицензии банка было оглашено за сутки до Рождества. Слишком быстро все происходило: проверка, тут же — принятие решения об отзыве лицензии. Нам не оставили ни времени, ни шансов, чтобы принять меры к устранению недостатков! Напрашивается аналогия: если у пациента обнаружили насморк в результате нарушений иммунной системы (в нашем случае это отсутствие системы внутреннего контроля), врачи, боясь возможного воспаления легких (у нас — защита интересов вкладчиков), не рубят голову, а лечат. В нашем же случае, по сути, отрубили голову.

И это при том, что Ogres Komercbanka — платежеспособный банк, имеющий высокие показатели как капитала, так и ликвидности.

— В ходе рассмотрения дела звучали утверждения, что мера наказания носит отчасти упредительный характер, так как суд не может исключить в перспективе реального ущерба для вкладчиков. Как вы прокомментируете это?

— Еще раз подчеркну: в декабре в нашем банке не было обнаружено чего-либо, что могло нанести ущерб нашим клиентам сейчас или в будущем. Подчеркиваю: ничего! И поэтому выбранная мера наказания не может быть признана законной.

Закон "О кредитных учреждениях" гласит, что лицензия банка может быть аннулирована лишь в особых случаях, например, если в его отношении началась процедура банкротства. Сбои в системе внутреннего контроля, под чем можно подразумевать любое нарушение в банке, согласно данному закону, могут стать обстоятельством для временного отзыва лицензии, но не ее аннулирования. Если орган надзора, как в данном случае, выбирает меру наказания по своему усмотрению, то он не может руководствоваться соображениями перестраховки и субъективными домыслами.

Да, комиссия декларирует, что действует в интересах вкладчиков. Но с момента начала процесса ликвидации именно они испытывают неудобства, а некоторые даже терпят реальные убытки. Если бы самих вкладчиков спросили, ликвидировать ли банк, они бы проголосовали категорически против.

— Кстати, о вкладчиках. По данным Ассоциации коммерческих банков, по состоянию на 31 октября 2006 года на депозитных счетах вашего банка лежало около 170 млн. латов. Какую часть этой суммы они забрали после 21 декабря?

— Около 100 миллионов! Неадекватные действия комиссии привели к катастрофическим последствиям.

— Тогда хватит ли банку средств для удовлетворения претензий всех вкладчиков, или государству придется открывать гарантийный фонд?

— Хватит однозначно. Сама КРФК признавала как в конце декабря, так и сегодня, что банк платежеспособен и ликвиден. Денег хватит всем. Гарантийный фонд открывать не придется.

— Какой в целом была реакция общества, ваших клиентов и партнеров на сообщение об аннулировании лицензии?

— Сразу после 21 декабря появились первые материалы в СМИ, освещающие решение КРФК. Эта информация стала широко общественно доступной, выскочила в Интернет, попала за пределы Латвии и, разумеется, стала доступной нашим вкладчикам и деловым партнерам. После высказывания г-на Плациса появился еще ряд скандальных статей о якобы неизвестно куда утекших деньгах. Дутая сенсация, поддержанная и усиленная массмедиа, серьезно ударила по нашему бизнесу.

Среди клиентов особого ажиотажа не было, как нет и сейчас. Но люди приходили в банк и до 10 января с разрешения администратора КРФК забирали свои депозиты и закрывали счета. С 10 января имущество банка было арестовано, деньги на счетах заморожены. Из-за жестких действий комиссии наши клиенты не могут оперировать своими средствами и несут прямые убытки. Поэтому Ogres Komercbanka будет требовать компенсации убытков у государства — речь идет о десятках миллионов латов.

— В истории и ранее у латвийских банков находили нарушения. Например, Rīgas Komercbanka вложил деньги в российские ГКО накануне дефолта 1998 года, другой известный банк почти повторил эту ошибку, но уже с американскими ценными бумагами. Но в их случаях лицензии не отбирали. Когда несколько чиновников могут своим решением закрыть банк — не опасно ли это для бизнеса всех кредитно-финансовых учреждений Латвии, как вы считаете?

— Подобного никогда не было. В ряде случаев банки в Латвии при более серьезных нарушениях не лишались лицензии. По мнению руководства Ogres Komercbanka, отношение, когда предприятию дают время исправить свои ошибки, является не только нормой поведения органов финансового контроля, но и общепринятым подходом в мировой практике.

Не хотелось бы говорить об уникальности нашего случая, но КРФК безапелляционно жестока в принятом решении. По сути, она может закрыть практически любой банк в стране! В том числе и по сугубо субъективным причинам. Поэтому решение суда мы будем обжаловать даже после начала принудительной ликвидации.

— Если суд одобрит ликвидацию банка, что за этим последует?

— Далее, с моей точки зрения, последуют еще более нелогичные события. Сначала суд должен принять решение о начале ликвидации и назначить ликвидатора. С момента вступления в силу его полномочий уже не будет совета и правления банка, а только ликвидационная комиссия.

Ликвидатор должен предусмотреть прежде всего защиту интересов вкладчиков и владельцев расчетных счетов Ogres Komercbanka. Очевидно, что они получат средства первыми, когда будет снят арест с имущества банка. Возможно, это произойдет уже в феврале.

Активы банка будут проданы ликвидатором. К слову, на кредитный портфель Ogres Komercbanka в размере 30 млн. латов уже выстроилась очередь из претендентов. Всего мы провели переговоры с 16 банками, из них 7 были готовы перекупить кредитный портфель. Интересный момент: за его продажу 5%, или 1,5 млн. латов, получит адвокатское бюро, назначенное ликвидатором. А продать этот портфель можно буквально "по звонку".

— Г-н Ролдугин, вы даете первое интервью после неприятного инцидента, произошедшего с вами после отзыва лицензии банка. Как вы себя чувствуете?

— Спасибо, чувствую себя значительно лучше. Врачи говорят, что, возможно, будет еще одна операция. По поводу причин происшедшего могу сказать только одно — сдали нервы. Да, принятое решение я воспринял, возможно, слишком лично, как вердикт, наносящий ущерб деятельности банка и моей профессиональной репутации.


Акционерный коммерческий банк Ogres Komercbanka создан в 1993 году. Учредители — частные предпринимательские общества, ведущие экспортно-импортные, транзитные, финансовые и страховые компании: страховое общество АО Salamandra-Baltik, компании Grata Carpets и Grata Auto. Банк владеет рядом предприятий за пределами Латвии.
Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form