Мероприятие прошло на прошлой неделе в Риге, его организовало не Министерство образования, а общественники — ЛАПРЯЛ и ЛАШОР. Они попытались вместе с зарубежными специалистами проанализировать ошибки и достижения школьной реформы. Однако большинство участников не смогли однозначно ответить даже на вопрос, что такое билингвальное образование.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Хотя в русских школах ЛР эксперимент в приказном порядке спущен еще в 1999 году! Зато отрицательных последствий нововведения было названо много. А положительное — только одно: улучшилось знание латышского языка среди школьников. И этот "приговор" вынесли не общественники и родители, а директора русских школ.

Человек без галстука

Минобраз представлял никому не известный человек по фамилии Богданов. Говорил, однако, на госязыке, несмотря на присутствие гостей из России, Болгарии, Финляндии и Эстонии. Объяснил это тем, что является госчиновником. Правда, чиновник явился на международную конференцию даже без галстука… Впрочем, оказалось, что работает он замначальника отдела развития образования МОН всего месяц.

Его доклад нарушил весь ход мероприятия, ибо продолжался 45 минут! Г–н Богданов явно озвучивал подготовленный кем–то другим текст, напоминавший подробнейший отчет о латвийском законодательстве в области образования, которое, конечно же, "обеспечивает сохранение образования нацменьшинств".

Неожиданно прозвучала цифра, которая внесла оживление в ряды слушателей. Говоря о многонациональном составе всех школ ЛР, Богданов сказал, что в латышских школах сегодня обучается 4,4% русских, а в русских — 12,4% латышей! В три раза больше! Может быть, действительно, отреформированная русская школа теперь качественнее латышской? Пресловутая реформа, по его словам, была признана соответствующей всем международным нормам и конвенциям Конституционным судом ЛР, комиссарами Экеусом, Северином и Роблесом. Последний лишь "дал несколько предложений по дальнейшему ее внедрению".

Важнейшей задачей назвал Богданов и мониторинг реформы, который осуществляет специально созданное агентство по контролю за качеством образования под руководством Э. Папуле, а также центр экзаменации и госинспекция по образованию МОН. Есть ли проблемы? "Есть! — ответил Богданов. — Но связаны они не с языком обучения, а с нехваткой учебных пособий". "У кого в министерстве можно получить данные мониторинга? И не могли бы вы дать свою визитку?" — обратился ваш корреспондент к чиновнику во время перерыва. "Я сейчас убегаю, — ответил человек без галстука, — но обязательно вернусь и отвечу вам на все вопросы!" Однако больше он на конференции не появился. Русской школе — особый статус

Билингвальное обучение у нас уже 7 лет как введено, но оказалось, что до сих пор никто толком сказать не может, что же это такое! Понятно, что оно ведется на двух языках, но каковы должны быть пропорции и критерии? Если ученик на уроке может прочитать задание на госязыке, а ответить в состоянии только на русском — это билингвизм? А если учитель наизусть учит свой урок на госязыке, так как свободно на нем не говорит? Что такое билингвальные учебники — книги на двух языках или на родном, но с терминологическим словарем на госязыке? "Мы не делаем двуязычных учебников! — воскликнула замдиректора Государственного агентства освоения латышского языка (LVAVA) Б. Шилиня. —

Опыт показывает, что ученики все равно выберут то, что легче — текст на родном языке. Наши книги — на латышском. А билингвом считается человек, владеющий двумя языками. Причем необязательно в равной степени". "Раньше мы учили в школе английский или немецкий, но тогда никто не называл это билингвальным образованием. В чем отличие?" — спросил гость из Москвы. "Учить–то учили, но не знали иностранные языки свободно", — ответила Б. Шилиня. А также не учили на иностранных языках математику или географию! "Поэтому, чтобы не потерять знания предмета, мы два часа в неделю преподаем математику на латышском, два — на русском", — произнес кто–то из директоров, сидящих за моей спиной.

Министерство кормит баснями

"Согласно исследованиям, родители и педагоги сейчас перестали бояться билингвального образования", — подчеркнула Б. Шилиня (надо признать, что именно LVAVA в 90–е годы, будучи еще общественной организацией, создало сеть курсов и выпускало учебники, делая по сути работу за министерство. — Ю. А.). "Я слышу от педагогов два полярных мнения, — рассказала член ЛАШОР Е. Матьякубова. — Одни жалуются на то, что в их школах почти все предметы преподают на госязыке, а другие — что все осталось по–старому. Однако все признают, что старшеклассники свободно говорят по–латышски, однако катастрофически плохо по–русски!"

Неожиданно откровенно высказались о существующих проблемах директора 88–й и 74–й школ Нина Лабада и Ирина Фролова. Обе признали, что билингвальное образование — объективная реальность в Латвии и поэтому еще до 1999 года директора вводили экспериментальные программы. Однако политизация процесса и насильно спущенные модели прервали естественный ход событий. Отсутствие учебников, неподготовленность учителей и детей привели к снижению успеваемости, потери интереса к учебе, негативному отношению к нововведению. Представитель родителей из единственной валмиерской русской школы С. Бруй подтвердил эти тенденции, добавив к ним резкое ухудшение здоровья детей и массовые прогулы.

"Результатов реформы просто нет! — призналась И. Фролова. — А дефицит педагогов–билингвалов приводит к тому, что если учительница, способная преподавать на латышском, уходит в декрет, то я вынуждена переводить предмет на русский язык". "Только 30% детей без проблем могут учиться на латышском языке, 30% могут, но с трудом, а остальным трудно учиться даже на родном, и это значит, что этих учеников мы просто теряем, — считает Н. Лабада. — Да, успеваемость снизилась, но никто не проводит исследований этого процесса, и я не могу ответить, произошло это из–за смены языка обучения или по другой причине".

Выпускные экзамены будущего года впервые будут на госязыке, поймут ли ученики целые тексты, наполненные терминологией? Сколько времени займет у них просто перевод заданий и успеют ли они ответить на вопросы? Можно ли будет им отвечать на родном языке? Директора очень хотели получить разъяснения от представителя министерства, однако Богдановса кунгса в зале уже не было. А другие чиновники и министр такие обещания дают лишь в УСТНОЙ форме. Гарантий никаких нет. "Если мои дети напишут ответы на двух языках, то будут ли среди проверяющих специалисты, тоже владеющие двумя языками? Смогут ли они оценить не знание латышского, а знание предмета?" — задала риторический вопрос Н. Лабада.

Впереди планеты всей

— Билингвизм был в Латвии распространен "даже тогда, когда остальной мир еще жил в блаженном монолингвальном самоупоении, — пояснила в своем докладе Б. Шилиня. — Речь идет о волнах эмиграции, которые начались в Первую мировую войну и особенно активно в период Второй мировой. В мире научные исследования этого явления начались в 30–е годы, в 50–е отношение к нему было весьма осторожным из–за опасения, что двуязычное образование может оказать травматическое воздействие на душевное здоровье ребенка и идентичность.

Однако сейчас учеными доказано, что билингвизм не является причиной афазии (нарушения речи), неуспеваемости, не вызывает душевных заболеваний. Билингвизмом даже замедляют развитие болезни Альцгеймера (потеря памяти и старческое слабоумие.— Ю. А.)! Сейчас две трети всего населения мира — билингвалы, а Латвия стала признанным центром билингвального образования. Бросается в глаза одно противоречие: говоря о билингвизме, во главу угла ставят лишь знание двух языков. И тогда непонятно, зачем для этого надо учить на латышском математику? А если мы такие передовики в этом деле и в современном мире без билингвального обучения не обойтись, то почему этот опыт не внедряют в латышских школах?

Почему там под билингвизмом до сих пор понимается лишь "устарелый" принцип углубленного изучения иностранных языков? Почему существует лишь одна латышская школа, где только старшеклассники, ДОБРОВОЛЬНО выбрав это учебное заведение, изучают ряд предметов на английском, — 1–я гимназия с ее отборными учениками? Значит, не всем детям под силу новые учебные технологии, а в принципе билингвизма можно достичь и не переводя на иностранный язык 3/5 учебных предметов? Так как это делали в латышских школах советского времени, выпускники которых свободно владели и родным, и русским?

Утешает только одно: благодаря реформе болезнь Альцгеймера русским школьникам не грозит…

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form