Вайра Вике-Фрейберга, когда-то вызвавшая латвийских русских на состязание кто быстрее выучит язык: она — русский или они — латышский, теперь обвинила противников реформы в том, что из-за них она… никак не может засесть за учебники. Так что этот разговор шел по-латышски. И все же — на разных языках.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
— Пять лет назад вы пообещали выучить русский язык. Как продвигается учеба?

— Видите ли, все эти дела и сложности, связанные с протестами, требуют от меня так много времени, что еженедельные занятия русским языком пришлось отложить в сторону.

— Не изменилась ли ваша позиция под влиянием последних акций протеста? Школьники полны решимости идти до конца…

— У нас демократия, у людей есть средства для публичного выражения своего мнения. Однако у государства есть право принимать какое-то решение, и как только это решение оформлено в законодательном порядке, его нужно уважать. Конечно, закон можно изменить, это понятно, но для меня как президента этот вопрос сейчас неактуален, я свое решение приняла, когда этот закон был у меня на столе и у меня была возможность отклонить его и отправить назад в Сейм.

Я считаю, что поправки, которые сейчас в силе, адекватны нашим обстоятельствам и справедливо отображают итоги диалога и процесса согласования, длившегося годами. Ведь реформа образования готовилась с 1998 года, государство вложило в нее 10 млн. Ls, это не неожиданный сюрприз. К тому же она не меняет ничего радикально. Просто мы делаем последние шаги в том направлении, которое было выбрано 10 лет назад.

— Если все в порядке, откуда же недовольство?

— Имеет место политически мотивированное желание обострить ситуацию. Именно сейчас, накануне 1 мая, в политических целях, чтобы представить Латвию как страну, в которой есть проблемы с нацменьшинствами и принятие которой в ЕС было серьезной ошибкой. Хочу, однако, напомнить, что Европа не видит проблем и ошибок в реформе. Европа нас изучала, измеряла, осматривала со всех сторон, нас и наши законы. И признала их соответствующими правам человека. Европа нас не оттолкнет, независимо от того, будут у нас школьники протестовать на улицах или нет.

Вопрос не в реформе образования, а в отдельных активистах Штаба по защите русских школ. Их на самом деле реформа не интересует, они преследуют политические цели, они хотят представить Латвию как страну, попирающую права меньшинств. Они хотят, чтобы русский язык стал официальным языком ЕС, став официальным языком в Латвии.

— Но пока вы воюете со штабом, страдают дети… Похоже, вас они не слишком интересуют.

— Меня они интересуют, именно поэтому я при помощи Министерства образования и правительства слежу за тем, какие проблемы у школ в этой сфере. У них нет абсолютно никаких проблем, 9 лет не было проблем, школы, у которых есть проблемы — в меньшинстве.

— Во время визита в Китай, отвечая на вопрос журналистов по поводу реформы, вы сказали, что происходящие в Латвии протесты и акции политически инспирированы Москвой. Найдутся ли у вас неопровержимые доказательства этого, если, скажем, за эти слова на вас подадут в суд за оскорбление чести и достоинства? Один такой иск уже имеется: Александр Казаков против Индулиса Эмсиса.

— Если говорить об оскорблении чести и достоинства, то, я уверена, в Латвии найдется немало людей, которые могли бы подать в суд на чиновников, как российских, так и латвийских. В эту игру мы могли бы долго играть…

— Да, но есть ли у вас конкретные доказательства того, что все происходящее с реформой образования инспирировано Россией? На случай суда, так сказать.

— Происходит много конфликтов, в которых замешано много аспектов. Я полагаю, что многие школьники, разумеется, не рады тому, что им придется потрудиться, чтобы учиться на латышском и лучше владеть латышским…

— И вы уверены, что это дело России?

— Я в этом не сомневаюсь.

— Все же, почему дети не могут учиться на своем языке? Неужели стране это нанесет вред?

— Цель реформы — добиться, чтобы все дети Латвии могли общаться на латышском языке.

— Янис Юрканс говорит, что Индулис Эмсис накануне создания правительства обещал ему, что требования противников реформы хотя бы частично будут удовлетворены. Скажем, с помощью правил Кабинета министров, объявляющих мораторий на реформу: не трогая закон, не трогать и школы, на время отложив перемены.

— Ни в коем случае! Еще когда я говорила с г-ном Эмсисом о создании правительства, мы договорились, что реформой он займется всерьез.

— И вы считаете, что польза от реформы, которая навязывает латышский язык силой, будет? Что после того, как мнение русских жителей Латвии грубо проигнорировали, они станут лояльнее?

— Теоретически решения, как достичь хорошего знания языка, могут быть разные. Директор одной школы, с которым я недавно встречалась, говорил мне, что надо серьезнее заняться развитием билингвального обучения, начиная с детского сада. Я полностью с ним согласна, детские сады — это самое подходящее место для начала освоения двуязычия. Затем начальная школа, где можно повысить уровень знания латышского языка. Язык легче всего учить в детстве. У ребенка мозг очень гибкий, это природой заложено. Чем старше он становится, тем сильнее снижается способность к языкам. Мозг программируется на язык, который ребенок чаще употребляет. Я каждое 18 Ноября повторяю: Латвия — дом для всех, кто лоялен к ней. Независимо от их происхождения.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form