Спирт. Фото: Светлана Будяк

В отличие от шотландского виски или грузинского вина болгарского разлива, спирт в магазинах не продают. Но наука гласит, что спрос рождает предложение, а спрос, несомненно, есть. В поисках предложения мы отправились на экскурсию по рынкам столицы.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Начали мы ее с Пурвциемского рынка. Сам рынок невелик. Вроде бы и спрятаться на нем спиртоторговцам негде. Но… Прячутся они там настолько старательно, что найти их так и не удалось. В самом деле — на витрину ларька его не выставишь, на прилавок тоже. А коробейники с сакраментальным "спирт, водочка…" на крытых рынках не приживаются. Подошли к дворнику. Судя по внешности, он точно знает, где оно — жидкое счастье. И не понаслышке.

– Не, ребята — посочувствовал он нам, страждущим ремонтникам, — водка есть. Хотите, сейчас отведу. А спирт… уже лет пять, как не торгуют. Да и незачем, тут две точки под боком.

Точки нам никак не годятся, и мы отправились на Видземский рынок. Он и побольше, и небо видно. Самое место для спирт-дилера. Но навязчивых джентльменов, обладающих искомым напитком, не было видно. И всеведущего дворника тоже не нашлось. Но после предыдущей неудачи мы были полны решимости бороться и искать. И тут мы увидели охранника, беседовавшего, видимо, с каким-то своим знакомым. Сразу вспомнилась верная примета: где охрана, там и выпивка найдется.

– Слышь, ты здесь работаешь, значит, все знаешь, — польстили мы стражу, и после его кивка продолжили. — Где тут у вас спирт найти можно? А то работяги без топлива летать отказываются. А нам на неделе объект сдавать.

– У меня и достанете, — отозвался его собеседник, — вам сколько надо? Литр, так литр. Щас будет. И действительно, через пару минут мы уже были счастливыми обладателями пластиковой бутыли кукурузного спирта. Победа!!! Для чистоты эксперимента мы решили проверить юношу, торгующего сигаретами. Оказалось, что и он мог нам помочь. Но было поздно.

Центральный рынок в описаниях не нуждается. Как и пятачок, на котором пасутся спиртопродавцы и спиртопродавщицы. Искать никого не пришлось, они нас сами нашли. Первая же подошедшая блондинка сделала нам предложение, от которого мы не смогли отказаться. То самое — "спиртик, водочка…"

– Спиртик! — сказали мы. — Водкой технику не чистят.

– Технику? — искренне удивилась девушка. — Его пить можно!

Пить мы его не стали. Технику чистить, впрочем, тоже. Принесли в редакцию, а оттуда он отправился на экспертизу. Надо же было знать, ради чего мы старались.

До "кристального" ему далеко!

Дорога привела в Латвиийский сертификационный центр, где проводят исследования продукции, содержащей алкоголь. Если фирма ввозит алкогольную продукцию на таможенный склад, она обращается в акцизное управление, где выдаются акцизные марки, и в центр для сертификации продукта. Если продукт не соответствует нормам, определенным Кабинетом министров, то центр отказывает в сертификации данного продукта. Что же представляет из себя наш спирт?

Проверка из 11 пунктов (и это только на соответствие нормам) заняла целый день. Вначале бутылки зарегистрировали и присвоили им порядковые номера. Но поскольку они составляли пятизначные числа, то мы для удобства обозначили их как номер первый (обычная бутылка) и номер второй (граненая). Кстати, как ни рассматривали "исследуемые объекты", в редакции ничего определить мы не смогли. За исключением того, что в первой бутылке виднелся небольшой осадок. Эксперт Валентина Тюшева сразу уточнила:

– Осадок, который мы видим в первой бутылке, для спирта ненормален. Возможно, спирт был плохо дистиллирован или же вода была грязной. При заводском изготовлении осадка не бывает. Во второй бутылке осадка нет. Так мы и запишем в нашем рабочем журнале. А теперь смотрите. В правилах Кабинета министров, на которых мы основываем все наши исследования, указано, что спирт должен быть кристально чистым. В нашем случае его можно еще назвать прозрачным, но до кристального ему далеко. Визуальный осмотр мы завершили и переходим непосредственно к исследованиям.

В ожидании "сюрприза"

– Для начала я возьму два образца для хромотографов, которые должны определить содержание метанола, высших спиртов, альдегидов и тому подобных веществ, — поясняет свои действия эксперт. С "заветными" сосудами мы перешли в другую комнату, где стояли два больших аппарата, подсоединенные к компьютеру. На экране одна диаграмма сменяла другую. Процесс пошел!

– Сейчас ваши образцы откалибруют, — поясняет Валентина. — Что такое калибрация? Пробы образцов закладывают вот в эти две машины, где происходит их распределение по составляющим. Внутри аппарата уже есть смесь веществ, которая поможет просчитать все компоненты. На мониторе постепенно вырисовывается соответствующая хромотограмма. На ней будет четко видно, какое количество какого компонента содержится в образце. Этот аппарат — хромотограф — определяет количество компонентов по площади, которую те занимают. Количество каждого компонента и время его "выхода" известно и зафиксировано в правилах.

Начальная температура в машине составляет 40 градусов. Потом она постепенно повышается до 200. При такой температуре из спирта выделяются все вещества, а сам спирт испаряется. Так что ни один компонент не останется незамеченным. Вся программа занимает чуть больше 25 минут. Но самые вредные вещества, если они есть, обычно "выползают" первыми. Так что, как пояснила эксперт, если в первые 10-15 минут хромотограмма не показывает ничего особенного, то можно с уверенностью сказать, что "ваш образец" почти соответствует нормам. Почему почти? После завершения программы пересчитывают количество каждого компонента в зависимости от крепости по формуле. И уже тогда сверяют с правилами.

– Как вы видите, на мониторе появляются две таблицы. Анализ образца идет по двум каналам для точности показаний. Для окончательных расчетов мы берем самые точные. Вот смотрите, первые результаты. На экране начинают вырисовываться кривые и зигзаги. Очень похоже на кардиограмму. На взгляд непрофессионала, как-то медленно и неуверенно растет кривая, тут же она замирает и дальше идет обычной прямой линией.

– Что мы можем сказать? — говорят эксперты. — Метанол в первом образце присутствует, но в очень маленьком количестве. Видите, этот маленький пик?

Приходится признаться, что он уж очень маленький. В течение следующих десяти минут не происходит ничего интересного. По окончательным расчетам стало ясно, что содержание метилового спирта в первом образце меньше 1 мг/л, зато во втором — 21 мг/л! Но это в пределах нормы, потому как допустимая норма — не более чем 500 мг/л. Концентрация высших спиртов составила меньше 1 мг/л как в первом, так и во втором образце. Предельная норма — не более 5 мг/л. "Сюрприз" отменяется. Все более-менее соответствует нормам. Значит, "это" можно пить?

Повысьте градус!

С чувством легкого разочарования (надо же, ни одного вредного вещества!), возвращаемся к Валентине.

– Ничего не обнаружили? Что ж, может, все не так уж и плохо. Тогда займемся определением крепости спирта. Вот наш аппарат, называется он автоматический денситометр. Очень точный, он позволяет определить плотность образца до шестого знака после запятой. А потом сам пересчитывает плотность в градусы.

Ведь что такое крепость? Это содержание по объему спирта в определенном количестве образца. Внутри денситометра есть маленькая капсула — кювета, в которую впрыскивается образец. В аппарате поддерживается постоянная температура — 20 градусов. Если температура исследуемого образца выше или ниже, то денситометр доводит ее до нужной.

…Денситометр принимает первый образец спирта из бутылки под номером один. Через полторы минуты он выдает результат — крепость равна 84,9 градуса. Ничего себе, "спирт"! Ведь по правилам Кабинета министров концентрация этилового спирта должна быть не меньше 96,0 %. Да и не в правительстве дело — крепость нормального спирта должна быть не менее 96,0 градусов.

В аппарат отправляется второй образец. Пока умная машина делает свои расчеты, Валентина отфильтровывает вторую дозу из первой бутылки:

– Поскольку в этой бутылке очень большой осадок, то сейчас мы отфильтруем образец и повторно запустим его в денситометр. Маловероятно, что это изменит первоначальный результат, но для полной уверенности все же повторим.

Образец из второй бутылки был "покрепше" — 90,5 градусов. Но все равно меньше, чем требуется. Повторный анализ из бутылки № 1 показал тот же результат, что и при первой проверке — 84,9 градуса.

С розовым оттенком

Оказывается, метанол, который мы так искали, не самый страшный компонент. Есть еще некий альдегид "фурфурол". Присутствие этого вещества в чистом спирте не допускается ни в каких количествах. А вот в виски, коньяке, бренди немножко (самую чуточку) фурфурола не возбраняется.

– Нальем в сосуд 10 мл спирта, добавим 0,5 мл аналина и уксусную кислоту, — колдует дальше эксперт. — Наличие фурфурола определяется по окраске жидкости, которая появляется при контакте анилина с фурфуролом в кислой среде. Если он там есть, цвет из прозрачного станет розовым. Смотрите, цвет пока остается прежнем, и это позволяет предполагать, что фурфурола здесь нет. Но пусть наши колбочки постоят минут 10, чтобы знать наверняка. Для примера произведем тот же опыт с бренди.

Признаться, мы изо всех сил вглядывались в колбочки, но спирт и через 10 минут остался прозрачным! А вот сосуд с бренди, действительно, порозовел.

– Следующий анализ — наличие кислот. Для этого надо довести спирт до кипения, а кипит он при 70 градусах. Чтобы при кипении спирт не испарялся, сверху устанавливаем специальную конструкцию, через которую проходит холодная вода. После того как спирт закипит, добавим туда щелочи. Она нейтрализуется, а жидкость приобретет фиолетовый цвет. По оттенку и количеству необходимой щелочи для нейтрализации мы и высчитаем количество кислот в образце. Норма содержания кислот в спирте — не более 15 мг/л. Смотрим, первый образец сохранил исходный цвет для данного исследования (зеленоватый), кислоты присутствуют, но в очень малом количестве, второй также не изменил своего цвета. Итак, в первом образце концентрация кислот равняется 3,5 мг/л, а во втором — 3,6 мг/л.

Спирт превращается…

Следующее испытание, которому подвергли наш "напиток" — это измерение сухого остатка. Для этого нам спирт прокипятили до полного испарения. На чашке остается остаток, который после взвесят.

– Однако рассмотреть его вам вряд ли удастся — он будет незаметным и "размазанным", — рассказывает эксперт. — Чашки предварительно взвесим, нальем туда немного спирта и поставим на водяную баню. То есть наливаем в колбу воду, кидаем туда маленький кусочек пемзы, чтобы при кипении воды колба не прыгала. Сверху ставим чашку. Спирта пока там немного, но по мере выкипания я его туда буду доливать. Правила требуют почти для каждого анализа брать по 100 мл образца — такова норма для исследований. Когда весь спирт выкипит и превратится в остаток, я поставлю чашки в наш сушильный шкаф. Там они должны постоять несколько часов, чтобы остаток кристаллизовался. И потом взвесим чашку на специальных весах, отнимем вес чашки и получим массу сухого остатка.

Что получилось в результате? Против всяких предположений, что масса остатка будет больше в образце из первой бутылки (с мутным спиртом), его вес составил "всего" 19 мг/л. А вот второй образец действительно удивил — 33мг/л! И это при норме не более 15 мг/л. К тому же, по мнению специалистов, анализ спирта на сухой остаток редко показывает допустимую норму. Обычно он составляет до 10 мг/л.

– И последнее исследование. Наличие летучих азотистых основ. Сразу скажу, что шанс обнаружить что-то интересное, очень мал, — улыбается Валентина. — Надо выдержать образцы до той стадии, когда органические вещества перейдут в неорганические и по выделившемуся остатку, а также по цвету мы определим количество азотистых компонентов. Вся процедура займет несколько часов.

Через некоторое время стало ясно, что сенсации на сегодня закончились. В первом образце концентрация азотистого основания составила 0,1 мг/л, во втором столько же — 0,1 мг/л. Допустимая норма — не более 1 мг/л.

Нет, это не спирт!

Теперь, когда все исследования закончены, записаны в рабочий журнал и отмечены в отчете о тестировании, можно сделать выводы.

– Что мы можем сказать, — глядя на результаты, говорит Елена Юревича, директор Латвийского сертификационного центра. — Конечно, такой спирт не может быть легально реализован. Он не соответствует требованиям Кабинета министров по качеству спирта.

Во-первых, крепость. В обоих случаях она ниже, чем должна быть. Во-вторых, большая масса сухого остатка. Ведь еще неизвестно, какие вредные вещества таит в себе этот остаток! То, что при визуальном осмотре осадок был виден в первой бутылке, а анализ показал наличие большой массы остатка во второй бутылке, никак не связано. Здесь нужен подробный анализ, что содержится в этом остатке, каков его химический состав. Но в спирте никогда не бывает такого остатка. Неизвестно, где он хранился, как разливался.

Сказать по этим исследованиям, где произведен спирт. невозможно. На бутылках, кроме указания, что произведено и разлито в бутылки в США, вообще никакой информации нет. На каждой продукции, какой бы она ни была, должен быть указан производитель, его адрес, чтобы любой покупатель, любая контролирующая институция могла связаться с ним.

Кстати, имейте в виду, что вот так, в чистом виде, спирт не продается. Исключение составляет продажа тем, кто использует спирт как сырье. В данном случае это "продукт неизвестного происхождения". В любом случае, лучше не рисковать здоровьем и жизнью, покупая подобную продукцию! Ведь это только две бутылки, купленные наобум. Кто знает, что может оказаться в следующей? Не понесете же вы каждую "литруху" на проверку…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form