Фото автора

От перемывания костей отдельно взятому ребенку, отдельно взятой школе и отдельно взятой чиновнице, наконец-то перешли к вопросу: а что же делать дальше? Тут-то и выяснилось, что, приди мальчик, инфицированный ВИЧ, в любое другое учебное заведение, история могла повториться с точностью до запятой.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Мальчик с диагнозом

В современном мире к тюрьме и суме прибавилось еще много вещей, от которых не нужно зарекаться. В класс к вашему ребенку может прийти малыш с диагнозом ВИЧ. С болезнью, полученной даже не по собственной вине. Достаточно неудачно сходить к врачу. Вы можете ему посочувствовать, но посадить его за одну парту со своим ребенком… Нет, только не это. А что делать ему? Даже если не от врача, а от иглы… Он пришел в школу — уже сделал над собой усилие. Не решит ли он после этого, что лучше вернуться в плохую компанию, чем быть изгоем в хорошей?

Безусловно, то, что произошло 2 сентября в рижской 44-й средней школе — случай вопиющий. Мальчик Саша 11 лет в этот день первый раз переступил порог школы. Вернее, хотел переступить, но разлетевшийся, как назойливая муха, слух, подпортил планы: у Саши ВИЧ. Что было раньше? Жизнь на "неблагополучной" улице, брат, попавший в плохую компанию, а потом и в тюрьму, первая доза, первый грязный шприц и страшное, не совсем понятное ребенку слово ВИЧ. Это еще не СПИД, но уже очень реальный шанс умереть и заразить других. В последний год он наконец-то начал приходить в себя. Мама, не углядевшая одна за двумя сыновьями, уже не знала, какому богу молиться. Сына стали лечить, заинтересовали книжками, а не улицей. За этот год они дома, вместе, прочитали все учебники младшей школы, научились писать и считать. Специальный коррекционный класс в 44-й школе как раз для таких ребят. Которые слишком взрослые для обычного первого класса (тем более что обычного в школе нет уже два года — не хватает детей), но все-таки должны и хотят учиться. Впрочем, последнее иногда сомнительно, но не в Сашином случае.

В школе он должен был пробыть всего пару часов. Послушать торжественные речи на линейке, услышать первый звонок, получить задания и уйти домой. В первые полгода Саше было назначено домашнее обучение. Учителя должны были проверить, на самом ли деле мальчик может учиться в 3-м классе, как считает мама.

Сейчас никто не знает, какие он покажет знания. Никто не даст стопроцентную гарантию, что завтра Саша не уйдет на улицу, не озлобится на весь мир и не решит отомстить. Только кому? Людям, которые не пустили его на порог школы? А ведь большинство тех, кто их сейчас осуждает, в душе даже боятся представить себя в этой ситуации. И устрой им "проверку на вшивость", точно так же брезгливо отвернулись бы от пацана. Против Саши не учительница и завуч, сказавшие: "Уходи", против него гораздо больше людей. И наконец-то специалисты от образования, медицины и социальных служб стали говорить о том, как же таким, как он, жить дальше.

Не первый, не последний

Сашин случай самый скандальный, но не первый. Огласки до этого предавали два. ВИЧ-позитивному парню-наркоману отказали в лечении в "Саулрите" — коммуне для наркоманов. Девушку, зараженную вирусом, выгнали из техникума. Но благодаря вмешательству Бюро по правам человека помогли вернуться.

- Сегодня во многих школах есть наркоманы, директора не отрицают этого, а это значит, что есть огромная вероятность того, что в школе есть больные ВИЧ или СПИДом, — рассказала "ВР" главный специалист по вопросам информации и образования Цента профилактики СПИДа Ивета Скрипсте. — Ведь 12 процентов всех больных — это дети школьного возраста. Сашу мы знаем и наблюдаем давно. Если честно, то, что о его болезни узнали в школе, стало для нас сюрпризом. В школьную управу пришла Сашина мама и сама рассказала о жизни мальчика, о том, что у него ВИЧ. Оттуда информация попала в школу, где ее восприняли по-своему. Может, маме не нужно было этого делать… При существующем отношении общества никто никогда добровольно не расскажет о том, что он болен. То, что произошло дальше — это очень жестоко! Почему школа не обратилась к нам? Почему они сами подписали приговор этому ребенку, которого наши специалисты спасали, в которого вложили столько сил.

Вспомнила Ивета и прошлогоднюю акцию организации "Молодежь против СПИДа". Ребята ездили по школам и рассказывали учителям и ученикам о том, что такое ВИЧ и СПИД, как можно заразиться, в каком случае больной не опасен. Русские школы принимали их очень неохотно. В 44-й школе вообще не выразили желания пригласить их. Зато после этого случая уже было несколько звонков из школ с просьбой провести лекции.

- Некоторые, я знаю, поддержали действия учителей, посчитав, что Саша опасен. Мол, в школе повышенный травматизм, можно подраться до крови и заразиться. Вот она, необразованность людей. Кровь должна попасть непосредственно в кровеносные сосуды, а не на поверхность другой ранки. В конце концов, ребенка можно защитить от опасных ситуаций, например, рассказав ребятам, что у него больное сердце…

Сейчас с Сашей вместо учителей работают психологи из центра Dialogs. Если в обычной школе не найдется учитель, который захочет обучать мальчика на дому, преподавателей найдет Центр профилактики СПИДа.

Врач, священник и… директор

Департамент Рижской думы по образованию, делам молодежи и спорта в конце недели устроил большое совещание, уже не по конкретному случаю, а по ситуации в целом. Не сегодня, так завтра вопрос станет актуальным в другой школе. Как должен будет поступить директор, и вообще, обязательно ли передавать ему эту информацию?

Представители думского департамента, Госцентра по защите прав ребенка, Рижского центра профилактики наркомании, Центра профилактики СПИДа, директор школы, оказавшейся в центре скандала, решили, что школьная управа поступила правильно. Мама мальчика рассказала о болезни сына для того, чтобы к нему относились чуть внимательнее. Эту же цель преследовали в управе, отправляя в школу письмо. Единственная ошибка — письмо отправили и директору, и завучу. И если Валентин Павлович Дунаев просто принял информацию к сведению, то завуч, Элеонора Никитична Наумова, уже по-своему решила ею распорядиться, не посоветовавшись ни со школьной управой, ни с директором, ни с Центром профилактики СПИДа.

- В будущем такую информацию следует передавать только директору школы, — поделилась своим мнением специалист департамента Даце Лубгане. — Как поступать дальше — решать уже ему. Он может и не информировать классного руководителя, может просто попросить быть очень внимательным к этому ребенку.

В течение двух-трех недель специалисты подготовят материалы для школ, где будет собрана информация о том, как реагировать на подобную новость. Конечно, это не будет инструкцией, подобной той, что снабжают бытовые приборы. В каждом случае придется решать проблему индивидуально. Но главное, чтобы на место паники и необдуманных действий пришли разумные решения.

По мнению заместителя председателя департамента Гунтиса Хелманиса, школьная управа Латгальского предместья не виновата в случившемся: "В данной ситуации мы сталкиваемся не только с виной педагогов. Учебные заведения просто не подготовили к тому, что в их стенах может сложиться такая ситуация". Хорошо, допустим, каждого учителя и ученика снабдили брошюркой о СПИДе. Теоретически они это поняли, а вот на практике приняли бы больного ребенка? Знакомая молодая учительница рассказала, что из их школы травлей выгоняют всех наркоманов. ВИЧ-инфицированного ребенка всеми правдами и неправдами не пустили бы на порог.

Даце Лубгане правильно назвала действия завуча — эмоциональная неподготовленность к тому, что это могло произойти в ее школе, с ее учеником. Реакция, которую невозможно предсказать. Я говорю это смело потому, что в 44-й школе проучилась 9 лет. Потому, что первым человеком, который встретил меня в школе, была Элеонора Никитична, много лет преподавал Валентин Павлович. Просто так получилось, что проверка СПИДом выпала именно на долю их школы…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form