Крылатая фраза известного писателя, написанная еще в прошлом веке о том, что мы, люди, в принципе, хорошие, только вот квартирный вопрос нас испортил, остается все такой же актуальной и по сей день.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
С ней трудно не согласиться: почти каждая вторая семья мечтает о расширении своей жилплощади, о повышении ее комфортности. Психологи, правда, считают, что это не одно и то же. Жилое пространство, для того, чтобы быть удобным, не обязательно должно быть большим. Ощущение дискомфорта и тесноты может возникнуть и в многокомнатной квартире, если пространство ее нерационально организовано.

Проблема жизненного пространство человека привлекла внимание психологов сравнительно недавно. Исследователи заметили, что многие проблемы и отрицательные явления в жизни общества напрямую связаны с ростом больших городов, а точнее, с плотностью их населения. Жители больших мегаполисов явно держат пальму первенства среди населения планеты по раздражительности, агрессивности, депрессивному состоянию и отсутствию устойчивости к стрессу, они намного чаще страдают телесными и всякого рода душевными недугами.

Кстати, первыми о влиянии жизненного пространства человека на его состояние заговорили не медики или психологи, а зоологи. Ведь они постоянно сталкиваются с одним их самых мощных инстинктов у животных — территориальным инстинктом. Понятно, что в природе этот механизм выполняет защитную функцию. Если в жизненное пространство животного осмеливается вторгнуться кто-то чужой, то от последнего, по всей вероятности, исходит угроза, с ним надо разобраться, защищая свою территорию.

Как бы далеко мы не ушли от наших предков, основные, самые древние инстинкты прочно остаются в нашем подсознании. Сокращение дистанции, попытка подойти слишком близко, прикоснуться со стороны незнакомого человека воспринимается нами если не как угроза, то уж как дискомфорт — наверняка.

Понаблюдайте, как-нибудь, как мы входим в пустое помещение, с расставленными стульями. Вошедшие первыми стараются рассесться так, чтобы вокруг них стулья оставались пустыми (естественно, это касается вовсе незнакомых между собой людей).

Следующая партия вошедших, на секунду задержавшись у входа, тоже постарается усесться так, чтобы рядом с ними был пустым, как минимум, один стул. И только пришедшие последними будут вынуждены занять места непосредственно рядом с уже сидящими. Из этого простого наблюдения следует очевидный вывод.

Вокруг каждого из нас существует некое пространство (около 2 метров, как считают ученые), которое мы стремимся держать в неприкосновенности. Лишь ситуация многолюдья заставляет нас смириться с нарушением наших границ. Но для организма такие постоянные для горожанина мини-стрессы не проходят бесследно.

Разумеется, это не касается близких нам людей, во всяком случае эта закономерность не выражена так ярко. Пространственная близость на одной территории (жилплощади) с родителями, супругом, детьми для большинства людей не только приемлема, но и весьма желательна. Но древний инстинкт все же дает о себе знать. Природа человека такова, что наряду с потребностью в близком общении, каждый из нас время от времени испытывает определенную потребность в автономии, в самостоятельном и неприкосновенном существовании.

Если человек лишен возможности хоть иногда, время от времени, уединиться, побыть наедине с самим собой, то это отрицательно сказывается на его душевном состоянии, хотя сам он может и не отдавать себе в этом отчета. Просто почему-то близкие люди вдруг начинают раздражать нас, накапливается недовольство, вспыхивают ссоры, казалось бы из ничего, на пустом месте.

Очень часто мы так организуем пространство своего жилища без учета "территориального голода" каждого из нас. Место, где мы живем, принадлежит всем домочадцем одинаково и никому отдельно. В таком доме каждый член семьи может в любой момент, по какой-то своей надобности появиться в любом месте. Личные пространства постоянно пересекаются, мы никогда не можем быть уверены, что, приступая к какому-нибудь занятию, не будем прерваны или отвлечены. Мы к этому привыкли, считаем нормой (ведь это близкие люди!), но раздражение почему-то копиться. Чтобы этого не происходило, достаточно соблюдать несколько простых правил в организации пространство нашего жилья.

Заключите со всеми членами семьи негласный договор: каждому отводиться определенная личная территория. Хорошо, если это будет отдельная комната, тогда закрытая дверь — сигнал: не беспокойте меня какое-то время. Если это не возможно, то пусть будет хотя бы уголок, на который вы приобретаете приоритетные права.

Интуитивно многие семьи стараются придерживаться этого правила. Тогда в доме есть, например, уголок с детскими игрушками, "папин рабочий стол", "мамино кресло", "дедушкин диван" и т.п. Установление таких территорий не требует подписания письменных соглашений или возведения неприступных рубежей. Просто возьмите за правило: если кто-то из членов семьи находится на "своей" территории, не следует без необходимости его беспокоить.

Расположение мебели в общей комнате — тоже немаловажный факт. Здесь имеет значение, какое положение относительно друг друга занимают члены семьи, если все садятся вместе. Психологи знают, что если лейтмотивом общения выступает соперничество, то люди располагаются напротив друг друга (хорошо, если в это время между ними будет что-то стоять, стол, например).

Если люди готовы сотрудничать, то стараются сесть или встать рядом или вполоборота. Это невербальные, территориальные азы любого общения. Если расположение мебели принуждает занять ту или иную позицию, то взаимные контакты людей приобретают соответствующую окраску. Так что, поставив вдоль одной стены диван, а вдоль другой — кресла, мы провоцируем сидящих в них членов семьи на подсознательную конфронтацию.

Если мы хотим чувствовать себя в помещении максимально комфортно, то лучше занять такое положение, чтобы не ощущать спиной пустоту. Если в помещении стоят несколько стульев или кресел и одно из них — посредине комнаты, то любой из нас постарается сесть на то, которое стоит у стены. Это тоже на уровне инстинкта. Судя по всему, людям не нравиться иметь за спиной неконтролируемое пространство. В древности это было связано со вполне естественным опасением подвергнуться сзади нападению. С тех давних пор этот рефлекс не угас. Просто почему-то нам уютней сидеть, чувствуя, что спина "прикрыта".

Положение кровати тоже, оказывается, может неявно стимулировать отрицательные ощущения. А ведь из того времени, что мы находимся дома, если не большая то, уж точно — лучшая часть проходит именно там. И "геопатогенные зоны" о которых сейчас так модно писать и говорить, здесь зачастую не при чем.

Крайне неудачным можно считать положение, когда кровать располагается прямо напротив дверного проема. Ведь дверь сама по себе символизирует для нас возможность вторжения (даже, если в квартире кроме вас никто больше не живет). А это порождает смутное ощущение беспокойства, влияет на сон. Оптимально комфортное положение спального места — так, чтобы оно было ограничено хотя бы одной, а лучше двумя стенами, стояло в углу.

Эти совсем не сложные правила позволят вам, хотя бы иногда наслаждаться комфортом, связанным с неприкосновенностью ваших личных границ.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form