В минувший понедельник в прямом эфире радио MIX FM 102,7 гостем очередной программы Григория ЗУБАРЕВА из цикла "С властью — по-русски" был президент Латвийской конфедерации работодателей (ЛКР) Виталий Семенович ГАВРИЛОВ. Перед ним был поставлен вопрос: работодатели не только налогоДАВАТЕЛИ, но и …?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Спящий не защищен

Г-н Гаврилов, меня жаба душит, даже четыре: в США на тысячу жителей приходится 80 владельцев собственного бизнеса, в Европе — 50, в Эстонии — 34, в Литве — 27. А у нас лишь 18. Как при этом спится президенту конфедерации работодателей?

- Приведенный вами показатель очень плох, в связи с этим есть много, чего делать. Проблема начинается в детском саду.Человеку говорят: ты должен хорошо ходить в садик, ты должен хорошо закончить школу и институт и получить хорошую работу, а затем и пенсию. И забываем про мотивацию — ты же рожден созидать. Ты можешь к уже созданным ценностям добавить и что-то свое. Для этого ты и должен знать математику, физику, химию, биологию. И, получив эти знания, будешь потом специализироваться.

Виталий Семенович, какие времена на дворе, в какой стране мы живем? О какой математике, физике и химии речь, если система образования не может научить детей писать без ошибок! Лучше скажите, что есть Конфедерация латвийских работодателей, и на кой лях она нужна вообще?

- Применительно к нашему обществу все чаще и чаще произносится термин, принятый в объединенной Европе — организованное гражданское. Быть в объединении себе подобных — одно из конституционных прав человека. Для чего объединяются работодатели? Чтобы стать реальным мостом между бизнесом, как одной части общества, и властью, как другой.

Перевожу на язык тех, чьими руками и мозгами этот бизнес делается: то есть я со своими друганами Ваней и Янкой имею общие ценности в виде зарплаты в объеме, достаточном для нормальной жизни наших семей. Так?

- Ценность в том, что Ваня и Янка понимают: их интересы будут защищены тем эффективнее, чем большее количество людей объединятся. На низшем структурном уровне бизнеса, на фирме, если человек будет "спать", то ему останется лишь жаловаться. Кто ж "спящего" защитит?

А те, кому по должности положено: президент страны, парламент, правительство, профсоюзы. Защитничков у нас — мама дорогая! Только зарплату платить некому. Вот и Конфедерация работодателей существует с 1993 года. Зачем она была создана, и что в ней делают 20 ассоциативных членов и порядка 60 коллективных в виде крупных компаний?

- В КРЛ объединились люди близкие по духу. Те, кто чувствует свою социальную ответственность, настроены на рост национальной экономики, увеличение занятости населения, повышение конкурентоспособности товаров и услуг, произведенных в Латвии. В конечно итоге, чтобы благосостояние людей улучшалось. Эту деятельность КРЛ ведет как на национальном, так и европейском уровнях. Наша задача — положительно влиять на состояние бизнес-среды, в том числе, и на то, чтобы от начала регистрации предприятия до ее завершения не проходило 18 дней, в то время, когда в Эстонии уходит на это меньше недели

Виталий, я целиком за, влияйте на меня, влияйте.

- Вы не есть объект нашего влияния. Наше предназначение — влиять на власть, на тех, кто вырабатывает и принимает законы, регулирующие деятельность бизнеса. И делать это в содружестве с профсоюзами. Ведь сегодня многие из тех, кто получают в Латвии профессии, на рынке не востребованы. Это положение надо исправлять совместными усилиями.

из интернета: " Стараниями наших горе политиков Латвия превратилась в беднейшее государство Евросоюза с непомерными политичесскими амбициями. Не секрет, что это заслуга партий националистического толка, которые финансово содержат наши бизнесменны. В выйгрыше от такой политики соседние с нами страны, которые успешно осваивают потерянный Латвией рынок. Неужели не пора начинать как-то влиять на катастрофическое положение в экономике, или вилла в Юрмале, эксклюзивный авто, счет в банке — это все, на что способны наши бизнесмены?

- Благосостояние каждого зависит не только от состояния экономики в государстве, но и от самого человека. Если ты в свое время упорно шел к своей цели, наработал опыт, умеешь быть в коммуникации с другими, то всегда добьешься успеха на своем месте. Но посмотрите объективно, какого прогресса достигла Латвия за последние 15 лет. Конечно, что-то где-то не получается, но в целом бизнес развивается, ВВП за прошлый год вырос почти на 10%, значит, экономика растет.

Агенты влияния

Но ведь ВВП в 2005 г. вырос не столько за счет повышения производительности труда или кратного увеличения экспорта, но в большой мере, благодаря объемам инвестиций, поступившим в страну. Да способны ли капитаны, майоры, полковники, генералы бизнеса, и вся ЛКР в целом влиять на экономическое положение в Латвии?

- Безусловно, способны. Конфедерация активно участвует в работе Экономического совета, совместно с профсоюзами и правительством — в Национальном совете трехстороннего сотрудничества, с муниципалитетами, потому что бизнес зачастую тормозится на региональном уровне. Мы показываем, где слабые места, на административные барьеры, которые не позволяют повышаться уровню благосостояния народа. И при этом нельзя потерять уже достигнутого уровня конкурентоспособности.

из эфира: "Я в течение десяти лет владею небольшим бизнесом. И за это время часто сталкивался с, мягко говоря, "карательными" структурами государства. Их основная контрольная функция — что-то запрещать. Но не знаю ни одной государственной организации, которая хотела бы помочь развитию бизнеса. Да есть ли такие в Латвии?"

- Бесплатные консультации получить можно, особенно на уровне самоуправлений. Но больше всего вы можете рассчитывать на свою профессиональную отраслевую ассоциацию. Если бы вы были членом ЛКР, то ваш круг общения с целью развития вашего бизнеса, значительно бы расширился. В конфедерации имеется много рабочих групп, которые совместно с парламентом, правительством министерствами и ведомствами прорабатывают самые жгучие вопросы развития бизнеса. Результат пока таков, каков он есть. И, в какой-то мере, потому, что опытный бизнесмен, уже десять лет ведущий свое дело, пытается выплыть в одиночку. Сами себе не поможем — никто не поможет.

Если я вас правильно понял, то один из тормозов развития бизнеса находится в регионах. Но ведь регионы списывают свое отношение к бизнесу с кальки центральных властей. И при этом ЛКР активно работает в структурах Евросоюза, если мне память не изменяет в девяти комитетах и комиссиях. Послушайте, не распыляетесь ли вы, имея масштаб своей деятельности от Брюсселя до Балвы? И что в итоге?

- Если организованный бизнес хочет влиять на процессы, то должен обладать информацией. В ЕС социальным партнером Еврокомиссии является организация промышленников и работодателей. Через нее бизнес может высказать свое мнение по готовящимся директивам на уровне руководящих структур ЕС, будь то вопросы, связанные, например, с социальной защитой, отношениям между соседними странами или системой начисления заработной платы. И когда эти документы поступают в правительства стран-участников ЕС, мы уже готовы влиять на совместную работу на национальном, а затем и на местном уровне. А представительство регионального бизнеса в ЛКР пока недостаточно, видимо, из-за того, что предприниматели пока не осознали, что они не должны пассивно ждать милости от местной власти, но быть активной стороной в диалоге с нею.

А что с диалогом на высшем уровне?

- Работодатели, профсоюзы и правительство подписали трехстороннее соглашение, и в соответствии с ним мы проводим экспертизу всех важнейших документов, которые готовятся к рассмотрению в Кабинете министров и Сейме. Будет она принята во внимание или нет — это вопрос уже другой, но все чаще наше мнение учитывается.

И какой объем латвийского бизнеса замыкаетсыя на вашу Конфедерацию?

- Примерно, 25-30%. К сожалению, пока многие, и даже крупные бизнесмены, предпочитают пытаться самостоятельно влиять на процессы принятия государственных управленческих решений.

Проще позвонить министру, заскочить на чаек, а заодно и тихо-тихо вопросы порешать?

- А у этого парня, который 10 лет колотится в своем бизнесе, есть возможность заскочить к министру на чаек и тихо-тихо что-то там порешать? То-то и оно: выход один — объединение. Общие интересы и способны влиять на формирование общей благоприятной бизнес-среды. Разумной представляется такая структура. Сначала отдельное предприятие и профсоюз на нем, затем отраслевая ассоциация и отраслевой профсоюз, и на верхушке пирамиды Конфедерация работодателей и Союз свободных латвийских профсоюзов, с которыми, как представителями предпринимателей и работников, говорит законодательная и исполнительная власть. С неба просто так ничего не свалится, надо объединяться.

Самое время аргументировать эту позицию весомым результатом. Не попробуете ли?

- Запросто. Возьмем хотя бы государственную пошлину на риск предпринимательской деятельности, первоначально установленную правительством в 11 латов. А теперь какая? Четыре лата. Любой предприниматель может умножить эту разницу в 7 латов на количество работающих на его фирме, и тогда увидит, какая сумма не ушла из оборота.

Это не та ли история, когда ЛКР сцепилась с правительством, чтобы эту пошлину вообще отменить? А ведь 97% от этих фактически халявных денег, приходящих в бюджет, направлялись на содержание государственных учреждений.

- Отменить не удалось, но снижение пошлины с 11 до 4 латов привело к сохранению фирмами более 4 млн. латов. Фактически же, хватило бы пошлины и в 25 сантимов. И только сильная организация предпринимателей может доказать правительству, что оно поступает неправильно, используя дополнительно изымаемые средства на непрофильные цели.

Послушайте, для умных Гаврилова и Зубарева приведенный вами пример очевиден, как дважды два. А что, скажем, министр экономики Кариньш настолько не в теме, что очевидности этой не замечает?

- Это уже другой вопрос. Но почему неделями и месяцами не решается вопрос о выплатах работникам обанкротившихся компаний? Вот, где точка приложения сил работающим на общественных началах членам КРБ.

И ее президент Гаврилов зарплаты тоже не получает?

- Конечно, нет.

Расти, расти и еще раз расти!

из эфира: "Средняя ежемесячная зарплата по стране эквивалентна цене приличных сапог. А работяге-экскаваторщику для восстановления сил в день на питание необходимо порядка десятки. Эту фантастическую сумму ни одному здоровому мужику у нас не платят. И откуда тогда возьмется воспроизводство производительных сил, хотя бы для обслуживания работодателей, не говоря уже о полноценном потомстве?"

- Все возвращается на круги своя: как обеспечить рост уровня жизни? Ведь распределить можно лишь то, что заработано в результате производства. Сам предприниматель ничего заработать не может, у него есть лишь мыслительный аппарат и доступ к ресурсам. Реальные же ценности создают рабочие реальным трудом. Поэтому перед работодателями, по большому счету, стоит всего одна задача: рост, рост и еще раз рост доходов. Отечественный рынок узок, балтийский рынок — 7 млн. потребителей, а за ним лежат громаднейшие рынки.

Это вы к чему?

- К тому, что мы жизненно заинтересованы в договорах по экономическому сотрудничеству с Россией, отмене двойного налогоообложения, взаимной защите инвестиций.

Мы — это кто?

- Работодатели, те, кто не только дает работу, но и вкалывают сами. Поэтому задача обеспечения роста доходов стоит не только перед владельцами фирм, но и перед теми, кто на этих фирмах работает.

Так мы с вами можем и до социального партнерства договориться?

- Без социального партнерства никуда.

Вот вы заклинаете: рост-рост-рост доходов. А чьих доходов, Виталий Семенович?

- В хорошо зарабатывающей компании рост доходов предполагает и рост зарплаты работающим, соответственно повышать мотивацию к более качественному труду.

А как насчет извечного противоречия: работодатель — мироед и буржуй — имеет своей целью сокращать издержки. В условиях развития нашей экономики самый простой способ такого сокращения — экономить на зарплате рабочих. В связи с этим вопрос из интернета: "Когда ваши работодатели начнут уважать, а, значит, и соблюдать Закон о труде? Где договоры с рабочими? А, если они и есть, то кто ж их выполняет, за исключением одной стороны, понятно какой. Работа сделана, а где деньги? Через 2-3 месяца. Не нравится — уходи, других возьмем. Наведите порядок в свой "сфере"!"

- Типичная позиция пассивного человека. Баланс между работодателем и рабочим состоит в том, что предприниматель заинтересован в развитии своих сотрудников, отсюда производительность труда и качество его работы выше, компания больше зарабатывает и способна больше платить за труд. Но, если ты чем-то объективно недоволен, почему не объединяешься с другими недовольными для защиты своих интересов? А латвийские профсоюзы объединяют в своих рядах менее 20% работающих.

Г-н Гаврилов, у вас, как члена Совета и одного из крупнейших акционеров фармацевтического — по нашим меркам — гиганта "Гриндекс". Какая там средняя зарплата?

- Более 400 латов.

И если я приду к вам и скажу, что то, что я на "Гриндексе" делаю, стоит более пятиста, куда вы меня пошлете?

- Пошлю в ваш профсоюз и предложу подготовиться к обоснованным переговорам. Абсолютно ясно, почему на бытовом уровне делается упор на негативные стороны предпринимательской деятельности, но давайте не закрывать глаза и на то, что всем больше компаний, которые в своей деятельности руководствуются социальной ответственностью. Но и при этом вновь повторю: ни бизнес не может быть пассивным, ни работник. Пример тому — японские кружки качества, когда и предприниматели, и работники вместе разрабатывали планы роста доходов своих фирм. Созидание обязано быть активным и консолидирующим.

из эфира: "Слушая вас о социальном партнерстве, готов смахнуть слезу умиления. Да прочел сегодня в газете, что ЛКР предлагала узаконить 12-часовой рабочий день для медиков, потому что их мало. Вы, в самом деле, хотите, чтобы на одиннадцатом часу работы врач качественно оперировал больного? А легализация сверхурочных? Вы действительно хотите, чтобы шофер, работая двойную смену, врезался в автобус?"

- КРЛ выступает за 40-часовую рабочую неделю, 8-часовой рабочий день. Если профсоюз медиков и профессиональная отраслевая ассоциация в условиях дефицита специалистов считают возможным увеличение зарплаты за счет удлинения рабочего дня, видимо, они проанализировали все последствия такого добровольно принимаемого решения. Кроме того, график работы может быть эластичным, с перерывом на несколько часов. Такое право у профсоюзов и работодателей должно быть.

Не скрою, приятно было читать, что именно ЛКР была единственным объединением предпринимателей из Центральной и Восточной Европы, которая в составе Объединения европейских конфедераций работодателей и промышленников нанесла визит в Россию. Зачем вы туда поехали?

- Это был первый визит организованного бизнеса Евросоюза к нашему большому соседу. Мы встречались с Российским Союзом промышленников и предпринимателей, объединением "Деловая Россия" и объединением малого и среднего бизнеса "Опора России", в состав которого входит 280 тыс. компаний. Перед нами стояли три задачи: выказать поддержку европейского бизнеса планам России вступить в Международную организацию торговли, выразить готовность к созданию единого экономического пространства и продемонстрировать желание к интеграции наших экономик в будущем. В подписанном совместном заявлении были определены приоритеты: гармонизация разрабатываемых правовых мер, сокращение и упрощение всех технических административных барьеров в торговле, развитие предприятий малого и среднего бизнеса (в России на его долю приходится лишь 15% ВВП), создание более благоприятного климата для трансграничных инвестиций и укрепление мер по защите интеллектуальной собственности. Во время встреч в российском правительстве, парламенте, администрации президента, коллегами-бизнесменами мы говорили о том, что готовы влиять на Еврокомиссию и национальные правительства, чтобы достичь обозначенных приоритетов, стало быть, и совместно развиваться.

Посидим рядком — поговорим ладком!

Все это очень интересно, применительно к высоким эмпиреям, макроэкономике, но приломите сказанное к следующему вопросу из интернета: "Может ли конфедерация повлиять на процесс отъезда латвийских специалистов за рубеж, и что в этом направлении делается?"

- У этого вопроса несколько сторон. Ведь кто-то уехал потому, что, голосуя за вступление Латвии в ЕС, получил право свободного передвижения. Так надо ли эту свободу ограничивать?

Так ведь свобода передвижения — не цель, а средство реализации права жить достойно. Нет?

- Если я конкурентоспособен, то могу жить, где хочу. Перед другими уезжающими встает вопрос, насколько комфортно он чувствует себя в этой стране с точки зрения социальной защиты, безопасности, отношения к тебе бюрократического аппарата и так далее. И, наконец, ты — рабочая сила, ищущая себе применение на расширенном рынке труда. И если уезжает хороший специалист, то это означает, что в его стране есть проблемы или в условиях труда, или в условиях оплаты. И если сегодня частный бизнес Латвии производит порядка 90% ВВП, то ему, в первую очередь, следует задуматься над тем, что необходимо сделать, чтобы у работников сохранялась мотивация трудиться на родине.

И тут мы упираемся в решения органов государственной власти и управления. А они, эти органы, делают вид, что эффективно работают с работодателями и профсоюзами за круглым столом в Национальном совете трехстороннего сотрудничества. Толк от этого сидения есть?

- Есть, и будет. Если говорить об эффективности этого сотрудничества, то, давайте, возьмем налоговую систему Латвии. Ведь можем сказать, что она стала для бизнеса более щадящей, но и на существующие проблемы не будем глаза закрывать. Возьмем, хотя бы, возврат налога на добавленную стоимость. Минфин готов вместе с нами решать эту проблему, но, опять повторюсь, с потолка это решение само по себе не упадет. ЛКР и объединенные профсоюзы — дополнительный ресурс для правительства, чтобы не ошибиться в принимаемых решениях.

Но при этом ваш коллега по "ресурсу" профсоюзный босс Петерис Кригерс писал в письме к президенту Вике-Фрейберге: "… социальноый диалог в Латвии на национальном уровне существует лишь на словах, а не на деле… правительство игнорирует организованное гражданское общество, вводя его в заблуждение неоправданными обещаниями, создает непонимание и социальную нестабильность по всей стране". Какова ваша оценка совместной работы ЛКР с правительством?

- Кригерса комментировать не буду. Считаю, что, начиная с 1993 г., в Латвии повышается эффективность трехсторонних переговоров с Кабинетом министров. Эту эффективность следует перенести и на другие уровни: в отрасли, на предприятия и в регионы. Ведь что лежит в основе любого рода протестов? Или несогласие, или непонимание, недостаток коммуникаций. Поэтому тем ближе решение проблем, чем активнее диалог на всех уровнях.

Прошлый год для Конфедерации работодателей Латвии можно признать эффективным. Подписано соглашение о повышении статуса Национального совета трехстороннего сотрудничества, с МИДом заключено соглашение о содействии социально-экономическим и деловым интересам Латвии за рубежом, ЛКР стала наблюдателем в Европейском Консультативном комитете по предпринимательству и промышленносоти, партнером Глобального договора ООН в Латвии. Однако же, у наших соседей правительство не принимает ни одного принципиального экономического решения без консультаций с Российским союзом промышленников и предпринимателей, премьеру и президенту страны не зазорно накоротке общаться с бывшим президентом Союза г-ном Вольским и нынешним г-ном Шохиным. Наступят ли времена, когда наш премьер, перед подписанием распоряжения правительства, будет интересоваться у вас: ребята, к чему эта подпись приведет? Работодатели — они не только налогоДАВАТЕЛИ, но и кто еще в нашей стране?

- Я не могу назвать группы европейских стран, в которых, как в Латвии, премьер фактически является одним из сопредседателей постоянных трехсторонних консультаций с организованным бизнесом и профсоюзами. Через эти консультации уже проходят все правительственные проекты, которые Кабинет министров направляет в парламент. Конечно, и проекты эти, и окончательные решения не всегда соответствуют тому, что хотели бы видеть работодатели и профсоюзы. В самое ближайшее время мы совместно будем рассматривать приоритеты бюджета на 2007 год. Может, на этот раз нам удастся добиться при его составлении того, чего не сумели сделать раньше. Так что, социальный диалог реален и работоспособен. А работодатель — не только налогоДАТЕЛЬ, но и один из краеугольных камней гражданского общества, двигатель социальных переговоров.

  • Газетный вариант беседы публикуется в еженедельнике "Вести".
  • Все вопросы и комментарии, присланные В. Гаврилову через интернет-портал Delfi, переданы адресату.
  • Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
    Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

    Comment Form