В минувший понедельник в прямом эфире радио MIX FM 102,7 в очередной программе из цикла "С властью — по-русски" у Григория Зубарева гостил член Совета Комиссии по регулированию общественных услуг (КРОУ) Раймонд Йонитис. Общались на тему "Как регулируем, так и живем. А как регулируем?"

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Смотрите, кто пришел

Йонитис Раймондс. Родился в 1965 г. в Риге. В 1990 г. завершил изучение экономической информатики в Латвийском университете. Учебу совмещал с активной деятельностью в Народном фронте Латвии, а затем работу зам. начальника отдела в Министерстве экономических реформ с учреждением партии "Латвийский путь". По ее же списку стал депутатом 5-го Сейма, парламентским секретарем министерства экономики, а затем государственным министром по промышленной политике и приватизации в правительстве Мариса Гайлиса.

Его мозги ценятся независимо от партийной принадлежности ценителей. Так, г-н Йонитис был советником ТэБэшного министра экономики Крастса в правительстве "народника" Шкеле, советником "цельшевского" министра сообщений Криштопанса, являлся членом Совета Латвийского агентства приватизации, Совета Latvijas gaze, государственным уполномоченным в государственном акционерном обществе Latvijas пастс". В 1999 г. утвержден правительством на посту председателя Совета по телекоммуникационным тарифам. В 2001 г. безуспешно баллотировался от Latvijas cels в Рижскую думу, однако, неудачу подсластил Сейм, утвердив г-на Йонитиса членом Совета Комиссии по регулированию общественных услуг. Женат, имеет троих детей, в свободное время играет в волейбол и заглядывает в свои многочисленные кляссеры с марками; в 1995 г. избран президентом Латвийского объединения филателистов.


Мощный зверь по кличке Регулятор

В советские времена на все, что двигалось и не двигалось, цены назначал Госкомцен. Сейчас появилась КРОУ. Что это за зверь такой, Регулятор?

- Если зверь, то мощный. Комиссия по регулированию общественных услуг, или Регулятор, была создана Сеймом в июле 2001 г. До этого существовали иные регуляторы, например, Совет по энергорегулированию при министерстве экономики, в системе министерства сообщений был Совет по телекоммуникационным тарифам, занимавшийся лишь Lattelekom. На почтовые услуги и перевозку пассажиров по железной дороге тарифы утверждал Кабинет министров.

Последние пять лет все эти вопросы в государственном масштабе, то есть газ, электричество, тепло, почта, пассажирские перевозки железной дорогой и фиксированная телефонная связь, находятся в компетенции КРОУ. А в самоуправлениях Регуляторы устанавливают на местах тарифы на общественный транспорт, горячее и холодное водоснабжение, канализацию, вывоз мусора.

КРОУ создана по рекомендации Мирового банка, который требовал, чтобы в странах, где формируется рыночная экономика, был независимый Регулятор размера тарифов на общественные услуги. Почему в основу деятельности нашего Регулятора была положена именно американская модель?

- Чем руководствовался законодатель, согласившись с предложением правительства выбрать американскую модель, ответить не могу. Но экономическая целесообразность создания единого Регулятора заключается в том, что оптимально используется человеческий ресурс.

И местные Регуляторы вам также оптимально подчинены?

- Нет. Если КРОУ формируется парламентом, а Совет утверждается им на пять лет, то на местах Регуляторы создаются самоуправлениями.

И чем можно объяснить такую децентрализацию, не оптимальностью же использования человеческого ресурса? Если в государственном масштабе председатель КРОУ по должности участвует в заседании правительства, то на местах тарифы регулируются, как бог на душу положит, а бог там, как известно, — глава самоуправления.

- Хороший вопрос. Несколько месяцев назад в правительстве была одобрена, но пока документально не закреплена идея, чтобы местные Регуляторы замыкались на КРОУ.

1 КРОУ = 3 правительствам, или 14 Сеймам

Вопрос из прямого эфира: "Почему мы покупаем в России газ по цене ниже 100 $, а потребителям он продается по 120 Ls? Наши кошельки в отличие от ресурса чиновников при этом не берегутся, а прибыль у монополистов стопроцентная".

- Отпускная цена газа слагается из собственно цены на газ, который доходит до границы Латвии, амортизации трубопроводной системы, стоимости хранения газа в Инчукалнском хранилище, поддержании в порядке и плановой замене всего распределительного оборудования, обеспечения безопасности при транспортировке газа, стоимости услуг при доставке газа непосредственно к потребителям, фонда оплаты труда газовщиков и многих других составляющих. Именно поэтому отпускная цена на газ отличается от закупочной.

Но фокус в том, что подземное Инчукалнское хранилище построено еще в проклятые времена, и чтобы новые ветки газопроводов за последние 15 лет тянулись по стране, тоже что-то не слышно. То есть, обходимся без крупных затратных инвестиций в строительство. И куда как меньшие деньги нужны лишь на то, чтобы поддерживать в нормальном состоянии то, что построено не нами. А на выходе на кухне газ все равно стоит почти вдвое дороже, чем на входе в Латвию, а?

- Ну, в два раза дороже все равно не получается, получается эквилибристика с цифрами. Мы в КРОУ оперируем закупочной ценой в 125 $. И не секрет, что поддерживать в порядке газовое хозяйство, созданное 40 лет назад, стоит очень дорого.

Наверняка вы знаете, какова рентабельность и норма прибыли у Latvijas gaze и Latvenergo?

- Рентабельность у Latvijas gaze 8%, у Latvenergo — 8,5%.

Раймонд Янович, Совет КРОУ состоит из 5 человек, назначаемых Сеймом. Помнится, при рассмотрении вопроса о выдаче лицензии на передачу энергии дочерней для Latvenergo компании Augstprieguma tikli отрицательное решение было принято тремя голосами. То есть, трое приняли решение, касающееся едва ли не сотен тысяч человек?

- И это соответствует закону. Но для того, чтобы решение было принято, вопрос готовят эксперты, работает высококвалифицированные исполнительный аппарат. Что же касается Augstprieguma tikli, то Регулятор, прежде чем принять решение, четыре месяца детально изучал ситуацию, в конечном итоге, чтобы тарифы на электричество не выросли, мы убедили производителя Latvenergo сдавать в аренду оборудование транспортировщику энергии Augstprieguma tikli за символическую цену в 1 лат.

И вот, что пришло в голову: для принятия решений в государственном масштабе большинство в парламенте составляет 51 голос, в правительстве — 9, а в КРОУ — 3. Получается, что Регулятор в три раза круче, чем правительство, и в 14 раз круче Сейма?

- Сравнение некорректно. Но при этом предложение Мирового банка и международных экспертов как раз заключалось в том, чтобы обеспечить Регулятору такую независимость, чтобы ни партии, ни монополисты не могли влиять на решения, принимаемые КРОУ. Так оно и есть. Более того, если парламент теоретически в любой момент может отправить правительство в отставку, то смена членов Совета КРОУ возможна лишь при совершении ими противоправных деяний или смене места работы.

Что велели, то и регулируем

Почему КРОУ регулирует только свет, тепло, связь, почту и железную дорогу, но при этом в сферу вашего внимания не входят такие важные вещи, как тарифы на жилье, особенно в денационализированных домах?

- Потому, что сферы нашей деятельности исчерпывающе прописаны в законе и касаются они монополистов. Что же касается цен на предоставление жилья, то считается, что услуга эта не монопольна, и формально у вас есть возможность, исходя из финансового состояния, менять владельцев жилья.

А разве я не могу поменять оператора связи?

- Тарифы мобильных операторов мы не регулируем, наша компетенция распространяется только на голосовую фиксированную связь, то есть на Lattelekom. Остальные операторы телекоммуникационных услуг, включая интернет-провайдеров, а таких в стране около 400, тарифы регулируют сами, исходя из состояния рынка. То же относится и к услугам, предоставляемым кабельными телевизионными сетями. Конечно, хотелось бы, чтобы в кабельных телесетях составление тарифов было бы более прозрачным, но ни государство, ни самоуправления отношения к формированию платы за такие услуги не имеют.

Во всех монопольных структурах, за исключением Latvijas gaze, так или иначе, присутствует государственный капитал, то есть деньги налогоплательщиков. Отчего же, по-вашему, закон не предусматривает, чтобы и иные услуги, касающиеся большинства населения, также регулировались в государственном масштабе?

- Ответить трудно. Мы анализируем, насколько велико влияние того или иного монополиста на каждом отдельном сегменте рынка, отсюда и вмешиваемся в алгоритм ценообразования. Но кроме экономического регулирования есть еще и регулирование юридическое — выдача лицензий, скажем, на производство электричества, продажу газовых баллонов, ведем регистр в сфере телекоммуникаций и т.д.

И как тогда получилось, что очень независимая Комиссия по регулированию общественных услуг согласилась на сумасшедшие тарифы, по которым государство обязано закупать энергию от малых ГЭС?

- Корни этого вопроса довольно неприличным образом уходят в историю. И депутатам парламента, порой, кажется, что их предложения лучше оценок, данных экспертами. Так и получилось с законопроектом, предусматривающим поощрение мелких производителей ветровой и гидроэнергии. Поначалу в проекте прописывалось, что цена, по которой Latvenergo обязывалось эту энергию покупать, должна была быть в два раза выше, чем электричество, приобретаемое Latvenergo на внешних рынках. Но депутаты заменили одно слово, и двойная цена превратилась в двойной тариф, и теперь Latvenergo платит не в два, а в пять раз больше.

Затрудняюсь сказать, что произошло на самом деле: то ли лобби мелких производителей энергии сработало, то ли кто-то так хотел показать, что лучше всех находится в теме. В итоге же дырки в кармане потребителей расширяются.

И кто же мешает за 8 месяцев до выборов вам, таким жутко независимым, взять и поднять проблему в правительстве и Сейме? И вряд ли ребята, которые собираются еще четыре года просиживать штаны на улице Екаба, будут возникать против предложения Регулятора привести тарифы на электричество от ветряков и малых ГЭС в христианский вид.

- Откровенно говоря, малые производители энергии влияния почти не имеют, так как две трети из них почти отработали восьмилетний дотируемый срок, после чего закупочная цена становится нормальной. А сегодня, думаю, правительство больше опасается вновь проиграть, допустим, в Стокгольме очередной суд, чем ворошить проблему, которая вскоре "умрет" естественным путем.

А то, что правительство проигрывает в глазах избирателей, оно не боится?

- В ответ могу лишь сказать, что в предоставленном в Сейм отчете о работе КРОУ, поднятая вами проблема отмечалась. О ней знают все, но никто не хочет ворошить старое.

Экономическая целесообразность как двигатель тарифов

Вопрос из прямого эфира: "У нас в Резекне в прошлом феврале появилась фирма, поставляющая тепловую энергию, лицензию она получила в мае, и сразу же запросила повышение тарифов с 21 лата до 42 за мегаватт. Оно было Регулятором отклонено, но 19 декабря он согласился на подорожание до 27 латов. Чем же руководствовался Регулятор, если фактические годовые затраты поставщика энергии будут известны не ранее марта этого года?"

- Было бы логичным ваш вопрос вместо КРОУ задать местному Регулятору в Даугавпилсе, который принял не устраивающее вас решение. Но, думаю, коли ваш Регулятор сходу не удовлетворил просьбу фирмы о двукратном повышении тарифа на тепло, он тщательно проверил расчеты ходатая. И между просимыми 42 латами за мегаватт и утвержденными 27 латами, согласитесь, есть очень большая разница, ваш регулятор в отношении фирмы повел себя довольно жестко.

Из нашего же опыта знаю, что к фактическим затратам на собственно производство услуги, фирмы стараются присовокупить и все имеющиеся кредитные обязательства, и очень большую норму прибыли, и прочие затраты.

Вопросы из интернета: "Почему, стоит только монополистам заявить, что у них сокращается прибыль и соответственно надо повышать тарифы, Регулятор идет им на уступки? Не пора ли Регулятору при заявках монополиста на повышение тарифов готовить для правительства справку о планируемом увеличении стоимости потребительской корзины — прожиточного минимума? И если правительство не способно пропорционально увеличить пенсии и минимальные зарплаты, то не давать согласия на увеличение тарифов".

- При получении заявок на изменение тарифов, мы всегда информируем об этом Министерство финансов и Банк Латвии с тем, чтобы узнать их мнение о возможном влиянии запрашиваемых тарифов на уровень инфляции, как они отразятся на платежеспособности населения. Регулятор проверяет экономическую целесообразность и обоснованность заявок. И если мы, например, обсуждаем заявку того же Latvijas gaze, согласно которой при подписании нового договора с "Газпромом" сама отпускная цена природного газа из России увеличивается, то мы не можем это не учитывать. В прошлом году Latvijas gaze, наряду с изменением покупной цены за газ, хотел, чтобы мы учли и некоторые другие позиции, влияющие, по мнению фирмы, на отпускную цену. Регулятор же с такой постановкой вопроса согласиться не мог, поэтому для потребителей в Латвии рост цены на газ увеличится лишь пропорционально росту покупной цены у России. Таким образом, устранен подвох, из-за которого могла бы вырасти прибыль монополиста или зарплата его сотрудников.

Кстати, о зарплатах. Вопросы из интернета: "Какая зарплата у членов Совета КРОУ? Работаете вы на постоянной основе или по совместительству? Где гарантия того, что вы не получаете деньги от тех, чьи тарифы пытаетесь регулировать?"

- Закон говорит точно и ясно: члены Совета не имеют права получать вознаграждение где-либо, кроме КРОУ, за исключением преподавательской деятельности. Эта норма распространяется на члена Совета профессора Карнитиса, бывшего председателя Совета профессора Штейнбуку, которая ныне является директором департамента в Европейском статистическом управлении в Люксембурге.

Каждый член Совета письменно свидетельствует, что не находится ни под каким влиянием со стороны регулируемых предприятий. Зарплата у членов Совета довольно большая — на уровне министров, около 2000 латов в месяц.

Что ж, вполне достаточно, чтобы в течение пяти лет не рассматривать прелестные предложения со стороны. Но вернемся к экономической целесообразности, руководствуясь которой Регулятор принимает решения. В свое время Инна Штейнбука не без горечи заметила: "По величине тарифов на разговоры с фиксированных телефонов в Латвии мы уступаем в Европе только Чехии". И в жилу вопрос из интернета: "Почему у нас ОЧЕНЬ высокая плата за телекоммуникации по сравнению, как с Западом, так и с Востоком? Это очень сильно ограничивает использование связи и Интернета. Почему Регулятор не может заставить установить низкую плату за межсоединения между всеми операторами? Ведь это только увеличило прибыль всех операторов. А то сегодня получается, что с Украины звонить в Латвию дешевле, чем наоборот".

- В прошлом году после большой тяжбы новый тариф для Lattelekom был установлен. Наше январское решение они оспорили в суде, но в мае появился окончательный тариф, и, насколько мне известно, теперь с монополистом успешно конкурируют и небольшие телекоммуникационные компании. Что же касается международных переговоров, то Lattelekom за межсоединения вынужден был снизить цену за свою услугу. Если говорить о мобильной связи, то с приходом третьего оператора на рынке договариваться стало сложнее, а это на руку потребителям. И согласно статистике, цена телекоммуникационных услуг мобильной связи за год упала на 18%. Это хорошо.

Мнение из интернета: "Мир катится в никуда. Человека интересуют ТОЛЬКО собственная выгода, поэтому МОНОПОЛИСТЫ снижать цены по минимальной прибыли не будут НИКОГДА, и Регулятор ничего сделать никогда не сможет". Как вам оно?

- Регулятор как раз для того и создан, чтобы не давать монополистам или тем, кто хочет управлять нашими кошельками, необоснованно влиять на цены.

Вы меня спровоцировали дополнить вашу тираду словами, вырвавшимися когда-то у первого председателя Комиссии по регулированию общественных услуг Инны Штейнбуки: "На практике объяснить верность наших решений не менее трудно, чем сбалансировать интересы производителей и потребителей". Так что, как регулируем, так и живем, или как живем, так и регулируем?

- Главное, чтобы у каждого человека была возможность жить все лучше и лучше.


  • Газетный вариант беседы публикуется в еженедельнике "Вести".
  • Все вопросы и комментарии с интернет-портала Delfi, направленные Р. Йонитису, переданы адресату.
  • Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
    Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
    Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

    Comment Form