Сейчас самая актуальная тема, которая беспокоит не только экологов, но и сотни тысяч простых жителей Латвии и Белоруссии — проект строительства в Литве могильника для переработанного радиоактивного топлива и разобранной Игналинской АЭС.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Белорусы боятся, что им под боком построят "второй Чернобыль", латвийцы — что в случае аварии радиоактивные вещества просочатся в Даугаву, а потом и в Балтийское море. И хотя экологических проблем в Латвии навалом, наш разговор с Раймондом Вейонисом начался именно с громкого международного скандала.

Могильник все равно построят…

— Так будут литовцы открывать полигон близ Латвии и Белоруссии, которая уже готова обращаться в международные суды?

— То, что литовцы обязаны захоронить все остатки радиоактивного топлива и разобранную АЭС на своей территории, это ясно. Законодательство Евросоюза запрещает ТАКОЙ груз вывозить в другую страну. Но построят ли литовцы могильник около границ Латвии и Белоруссии — вопрос нерешенный. Разумеется, Литве дешевле открыть полигон рядом с АЭС, нежели в стороне, поскольку надо меньше тратить денег на перевозку опасных отходов.

— Вас не настораживает, что эта страна не информирует соседей о ходе проектных разработок?

— В прошлом году по моему требованию литовцы прислали проект строительства полигона, точнее — оценку его влияния на окружающую среду. Когда в министерстве изучили документы, тут же выступили против размещения могильника около латвийской границы. Ведь литовцы не учли ряд важных деталей.

Во–первых, не ясно, может ли столь опасный объект находиться около территорий, включенных в международную программу охраны среды Natura 2000, поскольку может произойти заражение этих мест. Во–вторых, литовцы не указали, выдержит ли полигон землетрясения в районе Балтийского тектонического разлома?

В–третьих, меня удивило, почему литовцы никак не учли, что в районе будущего могильника высоко поднимаются жилы грунтовых вод, через которые радиация в случае утечки попадет в Даугаву, а потом и в наше море. В–четвертых, соседнее государство даже словом не обмолвилось по поводу компенсации ущерба жителям и природе Латвии, если произойдет авария на особо опасном объекте.

С тех пор мы больше никакой информации о полигоне не получали. Я лишь слышал, будто литовцы начали оценивать другие места под строительство могильника, но они расположены не особенно далеко от Латвии и Белоруссии. Литовцы обязаны будут нам выслать уже готовый план оценки влияния могильника на окружающую среду. Вот тогда и посмотрим… За всем следит ЕС

— Другие государства Евросоюза контролируют процесс?

— Вопрос строительства могильника наше министерство обсуждало на самом высоком уровне. Я лично обращался к комиссару энергетики ЕС, чтобы организации Евросоюза строго контролировали процесс. Участвует и международное Агентство атомной энергетики, организовавшее специальную рабочую группу, в которой состоит Латвия. И пока никаких конкретных решений, где построить могильник, Литва не принимала. Да и не сможет принять, если заранее не даст проект для обсуждения соседним странам, чего требуют международные законы.

Но есть и такой нюанс. В мире по сути нет большой практики строительства полигонов для радиоактивных отходов. Атомная энергетика — вообще явление довольно новое, а первому могильнику в мире немногим более 50 лет. В то время как период полураспада радиоактивных элементов — 300 лет. И реальные выводы о могильниках можно будет делать лет эдак через 250…

Латвия в радиоактивной кабале

— Появилась информация, будто Латвия, участвующая в прибалтийском проекте строительства новой АЭС в Литве, пожизненно обязана будет платить огромные деньги.

- Правда?

— Я вообще категорически против того, чтобы Латвия участвовала в проекте строительства новой АЭС в Литве (возможно, рядом с Игналиной). Видел экономические обоснования проекта ценой в три миллиарда, один из которых причитается с Латвии. Но зачем нам отдавать миллиард? Ведь все налоги осядут в Литве, да и строить АЭС станут тамошние рабочие, а вовсе не специалисты из Латвии. Соответственно, мы с новой АЭС ничего толком не получим. Кроме того, литовцы никогда не станут нам продавать энергию дешевле, чем любой другой стране ЕС… Мне очень не нравится и то, что, говоря о проекте строительства новой АЭС, никто и словом не обмолвился об утилизации переработанного топлива.

— Латвия, участвуя в проекте, обязана будет платить Литве и равную часть денег, необходимых на строительство нового могильника для переработанного радиоактивного топлива?

— Верно. Но в Литве и сейчас хватает проблем с уже существующими радиоактивными отходами, а прибавьте к тому еще и новые, которые образуются от будущей АЭС. Уж лучше пустить эти деньги на строительство в своей стране, например, парков ветряных мельниц или станций для добычи энергии из биомассы. Таким образом и налоги останутся в Латвии, и люди найдут рабочие места, и, наконец, можно будет привлечь крупные зарубежные инвестиции.

— Поподробнее, пожалуйста, о добыче энергии из биомассы.

— Сейчас акционерное общество "Латвийские государственные леса" реализует серьезный проект по добыче тепло- и электроэнергии путем сжигания того, что осталось после вырубок, — веток и пней. Думаете, это ерунда? Нет! Объем древесной массы, который остается в лесу или просто сжигается, действительно огромный, но пока на ней заработать, добывая энергию, не удается. Однако ситуация вскоре изменится. Работники "Латвийских государственных лесов" уже собирают материал, остающийся после вырубок, а потом надо будет лишь построить большие котельные, что не составит особого труда.

Когда платить не надо

— Через две с половиной недели предприниматели, которые производят или завозят в Латвию то, что опасно для окружающей среды, например холодильники, телевизоры, аккумуляторы, шины, лампы дневного света, должны будут платить огромный налог на природные ресурсы. Бизнесмены уже ропщут…

— У них есть два варианта. Первый. Предпринимателю не надо ни о чем заботиться, но платить налог на природные ресурсы. Налог, замечу, очень высокий. Грубо говоря, если холодильник стоит сто латов и весит сорок килограммов, то налог составит примерно сорок латов. Это, понятно, предпринимателю невыгодно, поскольку либо ему придется самому погашать все расходы, либо повышать цены на товары, но тогда он может потерять клиента, который пойдет в соседний магазин и купит такой же холодильник значительно дешевле.

Второй вариант. Предприниматель, заключив договор с нашим министерством, на сто процентов избавляется от налога, если сам по всей стране участвует в процессе утилизации опасной для среды продукции: собирает проданные им ранее старые покрышки, бытовую технику, электронику, аккумуляторы и прочее, а потом либо отправляет это на переработку за границу, либо занимается утилизацией в Латвии.

— Не боитесь, что, заключив договор, бизнесмен не станет возиться с утилизацией продукции, но будет ее незаметно выбрасывать на незаконные свалки, например в лес?

— Если мы уже после заключения договора поймаем нарушителя, то с него налог будет взиматься в десятикратном размере за то время, сколько нарушался закон. Поверьте, штраф получится очень большой, и это правильно! Малые ГЭС под снос

— Вас не удивляет, что в последнее время все меньше случается скандалов с нерадивыми владельцами малых ГЭС?

— Главным образом это связано с тем, что новые ГЭС уже не строят. Но все равно хватает нарушений и с уже существующими станциями, а владельцы отдельных ГЭС плюют на закон систематически! Сейчас хозяева станций очень злятся на наше министерство, создавшее особый отдел, специализирующийся на контроле работы малых ГЭС. Постепенно внедряется и закон по использованию речных ресурсов.

То есть владельцы станций обязаны не просто обеспечивать, как раньше, минимальную санитарную проточность воды — когда реки ниже ГЭС, бывало, чуть ли не пересыхали. Теперь, по закону, воды должно хватать и для рыбы, и вообще для всех живых организмов в реке. И владельцам малых ГЭС придется получать новые разрешения на работу своих станций.

Однако вскоре истечет срок действия двойного тарифа. Тогда многие ГЭС обанкротятся. Меня тревожит, как бы отдельные владельцы вовсе не побросали свои станции и не перестали контролировать их работу, что может еще больше навредить рекам. Конечно, если владельцы просто оставят станции, то их придется сносить. Правда, до сих пор, когда речь заходила о сносе ГЭС и дамб, всегда было много скандалов, ведь с частниками даже министру совладать очень непросто…

— Когда решится вопрос с дамбой на месте заброшенной бумажной фабрики в районе Стайцеле на лососевой реке Салаце? Ведь эта преграда реально мешает красной рыбе в нерестовый период идти выше по течению.

— В течение месяца! Мы провели все экономические исследования, выяснили рыночную стоимость дамбы и сейчас намерены ее выкупить у владельцев, а потом снести. Если же владельцы не захотят пойти мирным путем, то я готов рассматривать более жесткий вариант: национализировать дамбу! Салаца — главная лососевая река Латвии, и дамба — единственная преграда для рыбы, идущей на нерест.

— Спасибо за беседу.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form