До войны одним из самых оживленных перекрестков центра был угол Элизабетес и Кришьяна Барона. На старых открытках там можно увидеть трамваи, автомобили, пролетки, велосипеды.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Трамвайная остановка находилась сразу за Элизабетес. Тогда здесь курсировал 4–й маршрут. Конечная находилась на Ревельской (ныне Таллинас), а на Юглу ходил автобус.

Само название "Елизаветинская улица" впервые появляется на городских картах в 1812 году, "Кришьяна Барона" — только в 1923–м. При царе ее назвали Суворова — в честь генерал–губернатора Александра Суворова, много сделавшего для развития города, но власти независимой Латвии "политически подкорректировали" название.

Как видим, та сторона, где сегодня находится книжный магазин Розе, мало изменилась. И до войны в этом же здании находился одноименный книжный магазин, а в угловом каменном доме с башенкой — Ссудосберегательная касса латвийского общества ремесленников.

Более интересна противоположная сторона. Деревянного двухэтажного дома, который виден на открытке, сейчас нет. До войны в нем прописалось несколько известных заведений: мебельный магазин Рудолфа, граммофонный магазин Молочаевых, популярный ресторанчик "Темпо". Журналист довоенной русской газеты "Слово" Генрих Иванович Гроссен однажды назначил там встречу со своим коллегой Борисом Шалфеевым. "Являюсь туда часов в 10, — писал он в воспоминаниях. — В ресторане полно. Вот у входа появляется характерная тонкая и высокая фигура Бориса Николаевича. Со всех сторон поднимаются руки с приветствием. "А, Борис!", "Аh, Shalfeeva kungs!", "А, Шалфеев, садись!" Борис с красными пятнами на щеках сердечно пожимает протянутые руки и садится.

Стулья придвигаются к нему, подсаживаются и с других столов… Через час он попадает ко мне, поговорить с ним так и не удается, так как у нашего стола оказались совершенно чужие лица, которые, однако, с Борисом на "ты".

Я предлагаю покинуть это заведение и перебраться в другое, более тихое и спокойное… Поднимаемся, расплачиваемся и идем к выходу среди поднятых для приветствия Борису рук и разного рода восклицаний по–русски, латышски и даже по–немецки…"

Между прочим, коллеги направились в "Малый Верманский парк" — ресторан в сквере у нынешнего Верховного суда. Однако и там спокойно поговорить не удалось. Говоря словами Гроссена, "в ресторане полно".

Но вернемся к старой открытке. Рядом с мебельным магазином на проезжей части можно увидеть человека с тележкой. Это так называемый экспресс. Экспрессы оказывали различные услуги по доставке товаров, в том числе привозили мебель. Конечно, можно было вызвать и пролетку.

За мебельным магазином, в каменном доме, располагалась контора торгово–промышленного акционерного общества Golts & Biedri, занимавшегося импортом–экспортом бумаги. В этом же здании была небольшая гостиница — Centralviesnīca, названная в честь некогда популярного дореволюционного отеля "Централь", находившегося на улице Шкюню.

…Сегодня от той далекой Риги остались кадры кинохроники и старые открытки. Эта попала ко мне от эстонского коллекционера. Она проделала долгий путь. До войны "полетела" из Риги в Таллин, а уже в наши дни из Эстонии ее привезли в Ригу на слет коллекционеров. Там я и обменял ее.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form