"Я в шоке!" — такова была реакция министра среды Раймонда Вейониса, когда он узнал о проблеме. И добавил "Вести Сегодня": "Ненормально, что на "Брасле" за государственные деньги выращивают мальков, а потом они гибнут в реке из–за ГЭС!"

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Руководитель рыбзавода Таисия Куренкова уже четвертый год воюет с хозяином гидроэлектростанции, но тот лишь злится и постоянно грозится судами. А ГЭС тем временем продолжает губить живой мир реки.

Первая дамба со станцией на Брасле появилась еще в 1926 году и просуществовала до 1969–го. Спустя три года ради воспроизводства рыбных ресурсов на территории страны возле водохранилища построили завод. Тогда там, кроме всего прочего, занимались акклиматизацией горбуши и осетра.

Хозяйство нормально пережило даже мощные мелиоративные работы в районе. С 1991 года на заводе одно время выращивали радужную форель и щуку, а теперь главная задача — пополнение популяции кумжи и миноги. Ежегодно завод выпускает в водоемы страны более 2 миллионов личинок миноги и 110 000 мальков кумжи!

Дайте глотнуть воздуха!

Долгие годы завод работал отлично и проблем не знал. На Брасле были очень плотные нерестилища миноги, кумжи, лосося, хариуса. Но в 2000 году появилась малая ГЭС…

— До этого некоторые частники уже хотели построить ГЭС на водохранилище, но мы как–то сдерживали напор. Только на этот раз не удалось, — говорит Таисия Куренкова. — Хозяин станции во время строительных работ поднял уровень водохранилища и затопил красивейший островок. Однако проблема куда страшнее! Люди, строившие ГЭС, были обязаны не только очистить само водохранилище, но еще и убрать перед затоплением с берегов всю растительность и ил. Понятно, этого никто не сделал. Теперь летом, когда температура повышается, растительность, оставшаяся под водой, гниет, потребляет кислород, необходимый для дыхания рыбы, и выделяет вредные газы.

Вдобавок из–за ГЭС весной и летом водохранилище очень сильно зарастает. Уровень кислорода в воде все время понижается, а мы, чтобы на заводе не было проблем с развитием миноги, кумжи и радужной форели, вынуждены его искусственно повышать. Но почему из–за владельца станции нам надо всячески исхитряться и все время что–то менять в работе?! — возмущается руководитель "Браслы".

Преднамеренное убийство

Нередко, особенно после сильных ветров и тем более ураганов, весь район надолго остается без электричества, поскольку деревья часто падают и повреждают провода на столбах. Благо завод может жить и без электричества, так как подача воды происходит за счет перепада уровней (рыбоводный завод находится ниже водохранилища). Однако со всем районом обесточивается и ГЭС (парадокс: станция не может обеспечить себя электричеством!), а значит — не поднимаются шлюзы. А механическим способом шлюзы тоже никто не поднимает, чтобы не терять воду и прибыль. Соответственно, в жаркое время года часть реки ниже станции практически высыхает.

В этот период обнажаются многие нерестилища, и икра высыхает. Умирает живой мир реки. К примеру, охраняющиеся законом раки, когда становится очень сухо, сбрасывают икринки и сами вскоре погибают. Даже количество щук в водохранилище снижается, поскольку эта рыба откладывает икру на мелководье у берегов, где она и высыхает. А если зимой, как было во время недавнего урагана, оставить реку без воды, то нерестилища, где инкубируется икра лососевых рыб, промерзают до дна! Понятно, икра гибнет.

Однако потом, когда электричество вновь подается на станцию, шлюзы открываются — и сильная волна сбивает, вымывает выжившие после засухи икринки, а мальков уносит от своих укрытий. Кроме того, резкий напор воды сильно повреждает и берега Браслы, а значит — гибнут растения и охраняемые законами Евросоюза биотопы.

— До того как появилась ГЭС, в реке ниже плотины работники завода ловили миногу, а потом "доили" ее и относили икру на "Браслу". Однако теперь, поскольку шлюзы все время закрыты, мы вынуждены, чтобы обеспечить выполнение госзаказа, завозить миногу из хозяйства в Царникаве. Было время, когда мы просили профессиональных рыбаков, чтобы они ловили для нас миногу ниже по течению. Но и это весьма проблематично, ведь из–за постоянного колебания уровня воды орудия лова крепятся весьма нестабильно и улов минимальный. А однажды хозяин ГЭС резко открыл шлюзы, и рыбаков чуть не снесло диким напором воды, благо они успели в последний момент зацепиться за дерево.

Странное такое увеличение рабочих мест…

В здании управления ГЭС никогда не бывает ни хозяина станции, ни оператора. Все время работает компьютер, и лишь изредка появляется гидротехник. Это к вопросу, что все владельцы ГЭС направо и налево кричат, якобы обеспечивают районы рабочей силой.

— За дамбой, понятно, здесь из руководства ГЭС никто не следит, — замечает Таисия Куренкова. — Кроме того, нам самим приходится еще и очищать поверхность водохранилища, ведь после сильного ветра или весной во время паводка плывет полно веток, бревен и всякого мусора, который забивает стоки, а в результате резко повышается уровень воды и затопляются большие территории.

Очисткой вообще–то должны заниматься работники станции. Однако… Мы все вынуждены делать за них. Понятно, наши люди за то, что выполняют работу вместо хозяина ГЭС, денег не получают. Какие деньги?! Владелец станции мне все время судом угрожает, якобы я ему мешаю бизнесом заниматься. Но некоторое время назад у хозяина появилась идея построить на берегу водохранилища еще и центр отдыха с лодочной станцией. Тогда вообще неизвестно, что здесь будет твориться, всю территорию вокруг окончательно замусорят! — сокрушается Таисия Куренкова.

Легкая добыча

Известный ихтиолог Латвии Арманд Розе, уже много лет занимающийся проблемами лососевых рыб, рассказал "Вести Сегодня":

— Малые ГЭС (и браславская — не исключение) резко снижают в Латвии численность кумжи — ценной лососевой рыбы, которой и так в стране катастрофически не хватает. Когда воды становится мало, мальки кумжи, да и взрослая рыба, превращаются в легкую добычу для хищных птиц и зверей, например, выдры. Кумже негде спрятаться, и нарушаются естественные биологические процессы, ведь в нормальных условиях хищники лишь регулируют численность рыбы.

Арманд Розе подтвердил слова Таисии Куренковой, что икра гибнет из–за резких перепадов воды, когда владелец ГЭС то надолго закрывает шлюзы, то резко их открывает. "А ведь по закону напор воды в реке должен быть постоянным, с незначительными колебаниями, однако владельцы станций этими нормами пренебрегают!" — подчеркнул специалист. В свою очередь, директор Рыбного агентства Марис Витиньш тоже заметил, что сбрасывать большие объемы воды, равно как и накапливать ее долгое время, строго запрещено.

"Я на вас всех в суд подам!"

Корреспонденты "Вести Сегодня" связались с техническим директором ГЭС на Брасле Айзкалнсом и хотели с ним побеседовать о его видении проблемы. Однако… Первое, что мы услышали: "Да я на всех в суд подам! И на директора этого рыбзавода, и на журналистов, которые цитируют ее слова (ну–ну, это, г–н Айзкалнс, между прочим, позволяет закон о печати. — И. М.)! Вот подожду немного, соберу побольше информации, и вы у меня получите! А эта Таисия Куренкова все лжет! Станция никак не влияет на реку, ничего не портит! ГЭС работает отлично! Кстати, в прошлом Куренкова сама же и хотела на Брасле построить ГЭС, но у нее просто ничего не вышло!"

Кто на кого в суд подаст — вопрос весьма спорный. Интересно, г–н Айзкалнс будет угрожать и министру среды Латвии, который настроен категорически против ГЭС на Брасле? А старший инспектор Государственной службы среды Элза Юхансоне сказала вашему автору, что теперь для владельцев ГЭС, пренебрегающих законами ЛР, штраф составляет 250–1000 латов. "Но если частник систематически нарушает закон, то станцию надо закрывать", — заметила г–жа Юхансоне.

Кстати, инспекторы намерены всерьез заняться ГЭС на Брасле. Количество проверок должно резко увеличиться!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form