Русская община Латвии — крупнейшая общественная организация русских в республике, вводит фиксированное членство. В ближайшее время ее лидер Вячеслав Алтухов намерен превратить РОЛ в мощную защитную структуру, отстаивающую интересы русских и на международном уровне.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
— Вячеслав Евгеньевич, вы подали общинникам пример того, как можно стать гражданином ЛР и не потерять русского духа. Как все было?

— В порядке натурализации я прошел положенные "огонь, воду и медные трубы". Да, мы знаем прекрасно, что, когда делились государства в прошлом веке — например, Австро–Венгрия, во всех новых государствах гражданство давали всем. Чехословакия не разделяла на "своих" и тех, кто приехал. Мы здесь жили всегда — и то, что нас обманули, не дали гражданства автоматически, является обидным, унизительным и неприятным. К тому же надо доказывать свою лояльность. А почему я обязан историю излагать в том ключе, в котором "принято"? Может, я ее вижу иначе? Ко всему материальный момент. Я проходил языковые курсы трижды, заплатил в общей сложности триста латов. Мои товарищи по натурализации удивлялись: "Сильный акцент, а как складывает слова! Мы так не можем". А когда меня спросили о 1940 годе, я сказал: "Manuprat, okupacijas nebija".

— Не кажется ли вам, что национальным политикам очень хочется разделить русских на "хороших" и "плохих"? И им в этом помогают некоторые СМИ, даже русскоязычные. Вспомните истеричную реакцию на патриотическое выступление РОЛ на Луцавсале.

— Разделить не удалось, но попытки делаются, и серьезные, с материальными вливаниями. Тем не менее у большинства русских есть совесть и историческая память, а у людей думающих это останется. Мы объединены в наших базовых ценностях. Многие русские организации приходят к объединению — например, мы теперь работаем с Русским обществом в Латвии.

— Кроме моментов духовных, есть и материальные. Скажем, еврейская община четко ограничила свою собственность. А русская?

— Вопрос довольно интересный. В плане собственности мы не спешим декларировать свои права. В других общинах собственность является яблоком раздора. Поэтому я хотел бы сказать тем людям, которые думают, что мы обобществляем чье–то имущество: ничего вносить не надо! И никаких предписаний на личную жизнь, политические взгляды мы не даем. Просто для русского человека вполне естественно состоять в русской организации, чтоб не пропасть поодиночке. В конце концов, можно выговориться без запретных тем. Откровенный разговор на родном языке в товарищеской обстановке!

Нам дарят вещи не самые богатые люди. Вот эту пишущую машинку недавно принесли. Может, наши бизнесмены обладают не слишком осознанным национальным чувством? Да, мы бедные. Хотя советник президента господин Типанс приходил к нам и говорил: "Да что вы! Русские должны быть самой богатой общиной!" Но и предпринимателю РОЛ может помочь, в том числе и в России.

— Вам не кажется, что тип русских в Латвии изменился с довоенных времен? Не стало того соборного мышления, ведь оно было в нашей технической среде, мягко говоря, непопулярным.

— Да, это так. Но уровень русских 1991 и 1940 годов — различный. Тогда ведь среди русских было 30% неграмотных! А сейчас масса технической интеллигенции потеряла социальный статус. Инженеры, техники не совсем вписались в это общество. И среди них зреет понимание того, что все национальные, языковые проблемы направлены против них, чтобы не допустить конкуренции. Национализм был искусственно привнесен "новой элитой", которая разделила народ, чтобы присвоить собственность. Нас удалось на время заставить уйти в тень. Во время Атмоды нам говорили о "реальном двуязычии" — но где оно? Естественно, мы всегда будем помнить оскорбление 90–х годов. Но я верю, что латышский народ откажется от национализма.

— К тому идет — ведь в ЕС латыши сами будут меньшинством гораздо менее значимым, чем в СССР. На кого, на ваш взгляд, должны ориентироваться в этой ситуации русские Латвии — на Брюссель или на Москву?

— Разумная модель поведения показывает, что нацменьшинства добиваются каких–то прав при поддержке этнической родины. Забывать ее не следует — точно так же, как турки из Германии играли на чемпионате мира по футболу за Турцию. Мы будем контактировать с евроструктурами, но при поддержке России. ЕС не решил проблем ни Ольстера, ни Каталонии, ни Сицилии. С другой стороны, у нас есть пример Швейцарии с тремя государственными языками и одним официальным. Я уверен, что при поддержке России в Латвии будет введен официальный — русский язык. Русские староверы жили здесь сотни лет. Меньшинство русское было здесь всегда, и первые христианские храмы — православные. Даже слово "bazn­ca" происходит от древнерусского "божница"! Так что мы не "одно из" меньшинств. Русских — 30 процентов, русскоязычных — 40.

— Официальная точка зрения — вы, русские, такие же, как литовцы и цыгане.

— Для Латвии характерно именно двуязычие. Не надо десять языков, не нужно иезуитски утрировать! Для русских очень важно, чтобы им оказали национальное уважение. А пока есть национальное презрение на официальном уровне. В министерствах латышские фамилии — уже 95%. Не надо бы так вести себя Латвии — ведь неизвестно, как может повернуться международная ситуация. Мы не экстремисты, мы в рамках закона действуем. Но надо же решать!

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form