Бессмертный киногерой Владимира Высоцкого  — Глеб Жеглов — сказал золотые слова: "Вор должен сидеть в тюрьме!". Аргументом бесспорности этой простой истины выступает сама жизнь. Преступник грабит и убивает до тех пор, пока бездействуют органы.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Призраки из прошлого

1 ноября 1997 года А. Шкендерская отмечала свой день рождения. Праздник уже близился к финалу, гости принялись за сладкое, а хозяйка не на шутку нервничала — куда-то пропал брат, Валерий Васильков. Сестра звонила ему на мобильник, но он не поднимал трубку. Как выяснилось, не появлялся Валерий и на работе. Это было очень непохоже на него, и сестра, не в силах больше переживать, попросила своего мужа Яниса сходить проведать Василькова, который снимал квартиру в Риге на Дзеню, 7.

На звонки в дверь никто не отвечал. Тревога сестры стала перерастать в панику. Когда-то у брата были подозрительные знакомства, но потом решил порвать с ними, сменил адрес, нашел нормальную работу. Жизнь стала потихоньку налаживаться. Неужели снова?.. Сестра разыскала владелицу квартиры и попросила ее открыть двери.

Топор для друга

Когда Янис Шкендерскис зашел в квартиру, брат жены неподвижно сидел в кресле. Голова его была обмотана окровавленными тряпками, темные пятна были и на одежде. Потянув кусок ткани, Янис увидел острые осколки костей. Вместо головы у Василькова была сплошная кровавая каша. Как потом напишут в заключении судебной медицинской экспертизы, жертве "было нанесено не менее 11 ударов топором".

Следствие сразу же зашло в тупик. Очевидно было лишь то, что смерть Василькова наступила в ночь на 1 ноября, жертва была зарублена топором и, судя по всему, Валерий сам впустил в квартиру своих убийц (отсутствовали следы взлома, к тому же убитый был очень осторожен и чужих на порог не пускал).

Однако проверка знакомых Василькова ничего не дала. Забегая вперед, сообщим: убедительных вещдоков за время следствия найти так и не удалось. Первый раз предполагаемых убийц задержали лишь в июне 2000 года, и то по другому преступлению. Потом их отпустили за недостатком улик, а затем снова отправили в изолятор. Краеугольным камнем обвинения стали показания самих убийц, подтвержденные словами свидетелей и обстоятельствами дела.

Работа, не требующая образования

Итак, знакомтесь с нашими "героями". 29-летний Юрий Эглитис, близкий друг Василькова. Одно время Эглитис делил с Васильковым стол и крышу, проживая в одной квартире. Закончил восемь классов, не женат, и, что самое поразительное — до своего последнего дела не имел судимостей, несмотря на явные криминальные наклонности.

Полиция взяла его в Исландии, куда Эглитис уехал на заработки. Второе действующее лицо кровавой драмы — Михаил Бондаренко. Бондаренко и Эглитис выросли на одной улице в Болдерае — Плата, пользовавшей дурной славой из-за обилия шпаны. Он был моложе своего товарища на два года и, в отличие от него, сумел-таки получить корочку об окончании основной школы, продержавшись аж девять классов. Днем работал на рижской "фанерке", а ночами, как выяснилось, "подхалтуривал" со старыми корешами, занимаясь грабежом.

В полиции у Бондаренко развязался язык. По его словам выходило, что ему позвонил Эглитис и предложил ограбить Василькова. Мол, тот за последнее время сумел подняться, зарабатывая сумасшедшие, по их представлению деньги, — около 300 латов в месяц. Кроме того, Эглитис попросил Бондаренко найти специалиста с "открывашкой" (на воровском жаргоне — "домушника" с профессиональным инструментом). После непродолжительных поисков к делу привлекли некого вора по кличке Визирь. После убийства он исчез, и полиции так и не удалось его разыскать.

Свобода окрыляет…

Когда троица подошла к квартире Василькова, в окнах, несмотря на поздний час (было около двух), горел свет. Васильков, узнав по голосу старого друга, впустил ночных гостей. О том, что происходило потом, ни Эглитис, ни Бондаренко не пожелали правдиво рассказать. Поэтому воспользуемся сведениями, добытыми следствием.

Эглитис ворвался в квартиру и стал бить хозяина кулаками по лицу, голове и шее. Потом вытащил спрятанный в кулек топор и колотил им Василькова по голове до тех пор, пока тот не перестал двигаться. Преступники обыскали квартиру, но денег не нашли. Чтобы не уходить с пустыми руками, взяли недорогой телевизор "Самсунг", старенький телефон и копеечное покрывало. Жалкую добычу поделили и разошлись. Орудие убийства — топор — выбросили в мусорник.

Прошло почти три года, а преступный дуэт наслаждался свободой и планировал новые дела. В конце 1999 года Эглитис попросил Бондаренко купить ему какой-нибудь "ствол". Тот выполнил просьбу и приобрел по сходной цене револьвер Arminius с патронами. Весной 2000 года Эглитис узнал от Бондаренко, что тот работает на автозаправке Dinaz на ул. Даугавгривас, 136. У его шефа, (имя!!!) Михненка водились деньги, но, что самое главное, — имелись ключи от сейфа, где хранилась выручка.

Могила для шефа

Убийцы решили не оставлять директора в живых и заблаговременно вырыли ему могилу в лесу Курземского района Риги. Нападение было запланировано на 7 июня 2000 года, когда (имя???) Михненок собирался менять в автосервисе шины.

Все шло по плану: Эглитис, вооруженный револьвером, в оговоренное время подошел к сервису и встретился с Бондаренко. Убийцы предложили своей жертве заехать в гараж и оставить там поношенные шины. Чтобы усыпить бдительность директора, троица, прежде чем направиться к месту казни, предложила заехать в какой-то бар и выпить по пиву за знакомство.

"Опель-Кадетт" с Михненком за рулем подъехал к гаражному боксу на Лиелупес, стоящему на пустынном берегу Хапакской канавы. Относительно дальнейших событий существуют две противоречивые версии. По словам Эглитиса, Бондаренко вышел из машины, подошел к водителю и хладнокровно расстрелял его из "пушки".

В свою очередь, Бондаренко рассказал, что это не он, а Эглитис застрелил Михненка в тот момент, когда тот вышел из машины. Полиции так и не удалось со стопроцентной уверенностью установить, кто именно убил директора. Судя по тому, что Бондаренко потом судили по 117-й статье (убийство при отягчающих обстоятельствах), суд склонился к версии Эглитиса.

Михненок, получив две пули в грудь и контрольную в голову, умер через несколько минут. Убийцы отвезли его к яме в лесу и закопали, предварительно сняв куртку и забрав дорогой мобильник, кошелек с 90 латами и ключи от сейфа. Сиденья, запачканные кровью, сожгли. После этого машину директора бросили на ул. Ригондас, а утром следующего дня вычистили сейф, забрав 1260 латов.

Запчасти ценою в жизнь

Но на этот раз убийцы, как ни старались, все-таки наследили. Через несколько дней полиции удалось задержать обоих преступников, однако убедительных доказательств их вины собрать пока не удалось. В результате бандиты снова оказались на свободе. По-видимому, изолятор оказал на Бондаренко отрезвляющее впечатление, и он решил залечь на дно. Что касается его напарника, то у того от безнаказанности, похоже, совсем снесло крышу. Летом 2001 года Эглитис уговорил коллегу Бондаренко Сергея Сергеева обчистить таможенный склад на ул. Лигнума, 1.

15 августа около четырех часов утра Сергеев перелез через забор и проник на охраняемую территорию. Минут через 20 он вернулся к забору и передал Эглитису зеркала, снятые с какой-то фуры. Эглитис отнес добычу в кусты, а потом сам перелез через забор. Вместе с Сергеевым он основательно "раздел" "ауди-100", сняв с нее передний бампер и фонари. Добыча оказалась более чем скромной: "аудюшка" была старенькой, и запчасти почти ничего не стоили.

Тогда Эглитис взял молоток и разбил боковое и лобовое стекла машины, надеясь поживиться чем-нибудь из салона. Но и там удалось разжиться лишь зеркалом заднего вида. Пока Эглитис шуровал в салоне, в машине сработала сигнализация. Сирена разбудила охрану склада. Из будки вышли двое охранников — Царев и Лекавич. Более спортивный Царев бросился в погоню за воришками. Если бы он только знал, что на складе орудуют не шпанюки-наркоманы, а матерый убийца…

В утренней тишине выстрелы прозвучали громом. Две пули попали Цареву в грудь и живот, а третья — в голову. От полученных ран охранник умер в больнице спустя четыре дня…

Вместо эпилога

Кровавую парочку задержали надолго и всерьез только в 2002 году. На суде убийцы заявили, что, дескать, они невиновны и признания были выбиты из них под пытками в участке. Но суд им не поверил, заметив, что чистосердечные признания были записаны в присутствии присяжного адвоката.

В этом году Верховный суд вынес окончательный приговор, не подлежащий обжалованию. Юрий Эглитис получил 20 лет тюрьмы, Михаил Бондаренко — 13 лет. Сергею Сергееву дали четыре года.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form