"Вести Сегодня" в поисках недвижимости, построенной на деньги русских купцов и фабрикантов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Во время недавнего визита в Израиль президент ЛР Вайра Вике–Фрейберга заявила, что в правительстве уже обсуждается вопрос о реституции еврейской собственности. Автоматически встает вопрос и о возвращении имущества русских обществ. "Вести Сегодня" попыталась выяснить, что построили в Риге русские меценаты и что осталось от этой недвижимости сейчас. Ведь был же русский театр на нынешней улице Валдемара. Были Ломоносовская и Александровская гимназии. Был, в конце концов, "Улей" — здание, где сейчас располагается Театр русской драмы! С этими вопросами я обратилась к историкам Татьяне Фейгмане и Олегу Пухляку.

Песня про купца Садовникова

— По моим сведениям, в годы Первой республики только три русских общества сохранили свою недвижимость: "Улей", студенческая корпорация "Северное братство" и "Рижское русское благотворительное общество", — рассказала Татьяна Фейгмане. — Здание, где сейчас находится Театр русской драмы, с 1869 года принадлежало "3–му рижскому обществу взаимного кредита" под руководством купца С. С. Климова. "Благотворительное общество" — одна из старейших общественных организаций — владело зданием на ул. Лачплеша, 108, где находился Мариинский приют, дачей в Дубулты, другой недвижимостью. Возглавляла общество домовладелица Валентина Семенова. Судьба ее трагична — в 1941 году она была депортирована, в 1956–м освобождена, но без права возвращения в Ригу. После этого и ее следы, и следы ее наследников теряются. А у "Северного братства" был свой дом на ул. Смилшу, 8. Историк Олег Пухляк добавил к этому списку богадельню купца Фрола Садовникова. По его словам, следы "русской собственности" надо искать в предвоенный период, поскольку почти сразу же после установления Первой республики русские общества были лишены своей земли и недвижимости — она перешла в ведение города или государства.

— К началу Первой мировой войны русское купечество составляло и численно, и финансово значимую часть русского общества, — пояснил Олег Пухляк. — Помимо их личной собственности была еще собственность различных обществ, которые вели успешную финансовую деятельность, регулярно проводя благотворительные мероприятия и собирая средства для бедных, беспризорных детей, больных. Один из самых известных благотворительных проектов — строительство купцом Фролом Садовниковым богадельни в Московском форштадте. Она появилась в районе, где жило самое бедное население, в основном русское. Латышская беднота селилась на Красной Двине.

По словам историка, городские власти регулярно заказывали исследования о жизни московской окраины, поскольку именно оттуда начинались все городские эпидемии. С верховьев Даугавы в Ригу приезжало по нескольку десятков тысяч сезонных рабочих из Витебска, Полоцка, чуть ли не из Тверской губернии, и все селились в форштадте — по 20 человек в одной избе. Конечно, такая скученность и антисанитария были источником массовых заболеваний. Именно в этом районе знаменитый рижский купец, занимавшийся, как и все купцы, транзитной торговлей, решил построить в 1876 году дом призрения — для русских православных людей. Был создан специальный комитет, заказан проект, началось строительство. Просуществовала богадельня до 1940 года.

Было ваше — стало наше

Потеряв во времена 1–й ЛР практически всю свою собственность, русские общества тем не менее не перестали заниматься культурными проектами и благотворительностью. Однако масштабы были уже не те, что до Первой мировой войны и революции, — теперь приходилось арендовать и помещения под летние лагеря для детей из бедных семей в Юрмале, и залы для проведения елок и балов.

— Году в 19–20–м вся собственность русских обществ, гимназии и театры перешли городу или государству, — продолжает Олег Пухляк. — Долго решался вопрос о русском театре, который в результате переселили в "Улей", а существовавшим там до этого хорам, библиотеке, клубу места уже не нашлось. В бывшем же здании русского театра на Николаевской (теперешней улице Кр. Валдемара) разместился латышский. Кстати, в холле недавно установили табличку об историческом владельце — здание–то было построено как на деньги города, так и на деньги русской общественности. В этом театре находился знаменитый бюст А. С. Пушкина, приписываемый Опекушкину. Куда он исчез — неизвестно. Вывезен в Россию во время эвакуации 1915 года. Дом на бульваре Престолонаследника (ныне — бульвар Райниса), где опять же на пожертвования русских меценатов открылась в 1871 году первая женская русская Ломоносовская гимназия, был, говорят, разрушен в годы Первой мировой войны. На его месте — вычислительный центр. Гимназию тогда переместили на ул. Акас, где бывшая школа № 23 и сейчас работает под брендом Ломоносовской гимназии. Здание, однако, в ведении города. Александровская мужская гимназия, построенная в 1873 году на ул. Суворовской (опять же при помощи русских спонсоров), сохранилась. Это великолепный угловой дом на ул. Кр. Барона и бульваре Райниса, где сейчас находится Музыкальная академия.

В бывшей Садовниковской богадельне теперь поликлиника. Что касается студенческой корпорации "Северное братство", то ее члены, по словам О. Пухляка, не только построили, но и спроектировали свой дом в Старой Риге. Благодаря тому, что среди членов общества были молодые архитекторы, они сумели сделать максимально дешевый проект небольшого дома, буквально встроенного между двумя уже существовавшими на той улице. Стоимость этого домика сегодня, конечно, миллионная.

Бездомные общества

Председатель правления РОвЛ Татьяна Фаворская пришла на встречу со мной с папкой документов 1933 года: в архиве без труда нашли земли и недвижимость, которыми владело "Рижское русское благотворительное общество". Речь идет о большом участке земли с несколькими каменными многоэтажными зданиями между улицами Садовникова, Лачплеша и нынешней Католю.

— И это еще не все, — говорит Татьяна Фаворская, — таких общественных русских организаций до войны было много, и у многих была недвижимость. К примеру, существовал русский клуб на ул. Л. Кениня, 1. До сих пор мы просто накапливали информацию, но теперь, вдохновленные примером Еврейской общины, тоже заявим о своей правопреемственности довоенным русским организациям. И, соответственно, будем требовать возвращения собственности. Ведь сегодня ни у одного из русских обществ нет своего помещения! Это действительно так — и РОЛ, и РОвЛ, не говоря уж обо всех остальных ассоциациях и русских коллективах, арендуют залы, частные квартиры и комнатушки в клубах. А крупные мероприятия при помощи посольства РФ проводят в Доме Москвы или при помощи Министерства интеграции в его культурном центре. Тот же Олег Пухляк уже много лет безуспешно продвигает идею открыть "Русский музей", который когда–то начинался в крохотной комнатенке неотапливаемого дворца Петра. Дворец продали — экспонаты негде выставить, а ведь требуется всего–то зал метров 20.

— Этот музей должен работать по подобию музея латвийского еврейства, который действует в Доме еврейского общества на ул. Сколас, — пояснил историк. — В основном это фотографии, рукописи, личные вещи и экспонаты, которые при существующем музее будут постоянно пополняться, поскольку до сих пор в Латвии еще живут старые русские — очевидцы уходящей эпохи довоенной Латвии. Есть и потомки знаменитых купцов, писателей и общественных деятелей, которые тоже помогут создать музейный архив. Музей — это наглядное доказательство того, что у русских в Латвии на этой земле имеется древняя и очень интересная история.

Был Петровский — стал "преатонский"

Существующая ситуация действительно нонсенс. Куда ни кинь взгляд, везде в Риге здания, построенные русскими купцами и фабрикантами для общинных целей. Ладно, имперская Лифляндия канула в Лету, но почему крупнейшая национальная община с многовековой историей осталась голой и босой? Неужели в момент восстановления независимости не был оговорен этот вопрос? Татьяна Фаворская вспоминает, что в тот момент русским обществам были обещаны два старинных здания, которые занимала Cоветская армия: музей ПрибВО — напротив дворца президента и дворец Петра, где находилась военная прокуратура. После вывода войск за подписью премьер–министра И. Годманиса на гербовой бумаге русской общине был передан только Петровский дворец (решение Совмина ЛР № 532–2 от 13 декабря 1991 г.) В аренду. Однако тот пошел с молотка — в результате темной истории уже при премьере М. Гайлисе.

— Это была хорошо продуманная афера, — вспоминает Татьяна Фаворская. — Копились какие–то долги, о которых никто не знал, а когда узнали и попытались спасти здание, то нам откровенно смеялись в лицо и ничего не делали. Теперь–то я понимаю, что дворец умышленно довели до банкротства, выставили на аукцион, с которого он ушел с молотка из–за долга в 40 тысяч латов! Тут же был перепродан и вскоре стал собственностью итальянского миллионера Преатони. Люди же, замешанные в афере, процветают. В те годы мы только начинали свою деятельность и не умели распознавать аферистов, которые крутились вокруг "русского дела". Сама же общественность еще не вышла из шока, последовавшего в результате распада СССР, пребывала в пассивности, была разобщенной. Сейчас ситуация иная. Надо искать хорошего адвоката и совместными усилиями возвращать имущество или получать за него компенсацию.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form