Раз в пять лет по зову своей половины немецкой крови я отправляюсь в Германию. Здесь неподалеку от Мюнхена живут мои родные. Нынешний отпуск я провела у них. И воспользовалась возможностью поближе познакомиться с жизнью обитателей этой страны.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Вот, к примеру, как было не съездить хотя бы на один день в знаменитую столицу Баварии и не посмотреть на живой Октоберфест? Или не побывать на легендарной площади Мюнхена, воспетой немецкими поэтами и российским писателем Владимиром Куниным? (Помните его "Русские на Мариенплац"?) Конечно, я не отказала себе в этом.

Все по Кунину

…До боя курантов на Старой ратуше оставалось ровно 15 минут, когда я вышла из метро на заветную площадь. Здесь все было по Кунину. Я тут же влилась в оживленную людскую реку и пристроилась со своим фотоаппаратом прямо напротив башни с часами. Красота кругом была просто фантастическая! Величественная готика не подавляла. Она восхищала. Мы как завороженные следили за медленным ходом золотых стрелок. Наконец ровно в 12 часов во всю мощь заиграли куранты. И действо началось. Под часами ожили, затанцевали яркие фигурки, сменяя одна другую. Рыцари, нарядные дамы, дородные крестьянки, веселые фермеры и купцы…

Было красиво и радостно. Я стояла в разноликой толпе среди сотен и сотен людей, болтающих о чем-то на всех языках мира, и чувствовала себя гражданином именно этого мира. В котором все улыбаются и понимают друг друга. И впрямь, площадь замечательная…

— Это новое здание ратуши построено в стиле поздней готики в конце XIX века, — вдруг услышала я в общем хоре голосов родную русскую речь. Меня сразу потянуло к нашим людям.

Очень маленькая и довольно скромно одетая женщина с небольшим рюкзачком за плечами назвалась Юдифью и разрешила мне примкнуть к их группе. Группа состояла из темноволосой молодой женщины и паренька лет 15. Дальше мы пошли вместе. Через пару минут, подойдя ко мне вплотную, брюнетка деловито поинтересовалась:

— Вы хотите с нами ходить? Тогда 10 евро!

— Ах, Жанночка, бросьте! Все будет нормально, — одернула ее Юдифь.

— Нет, я перепутала, не 10 евро, а 15! — по-своему отреагировала Жанна, глядя на меня строгим взглядом учительницы английского языка. Неприятно удивленная таким напором, я все же не стала возражать, пообещав не обижать нашего гида.

Тем временем мы очутились у здания Старой ратуши, в больших залах которой, по словам нашего экскурсовода, сейчас проходят различные торжественные и развлекательные мероприятия. А на 9 мая бургомистр Мюнхена собирает здесь ветеранов советской армии, живущих в его городе. Поздравляет с Днем Победы над фашизмом, благодарит. И угощает обедом. И так — каждый год.

Мариенплац по праву считается сердцем Мюнхена. Испокон веков здесь, на рыночной площади, собираются уличные музыканты, фокусники, циркачи, певцы. Вот и сейчас внушительная толпа окружила развеселую джаз-банду в тирольских шапочках. А через час на их месте уже отплясывали румбу конкретные латиноамериканцы…

Мария-объединительница

В центре площади возвышается золотая колонна Девы Марии, особо почитаемой в Баварии. На постаменте колонны — четыре ангела, сражающиеся с химерами. Их тоже четыре, и они олицетворяют войну, чуму, ересь и голод — четыре ужасных зла, которые Бавария смогла побороть с помощью ангелов. После чего на этой земле воцарились мир и благоденствие на несколько веков.

Немецкая Мария вполне могла бы быть старшей сестрой латышской Милды, подумалось мне. У нас тоже есть химеры, которых не мешало бы поскорее победить. Например, раболепие и гордыня, невежество и нищета. Может быть, тогда и на нашей земле наступят другие времена, как сказал бы Владимир Познер, да?

Но вернемся в Мюнхен. Юдифь привела нас в городскую ратушу, куда со своими жалобами и заявлениями ежедневно обращаются местные горожане. Внутри ратуши все выглядит так же величественно, как и снаружи. Перед входом на самом видном месте на стене висит доска с фотографиями каких-то людей. Это — память. Горькая и печальная. Из подписи под доской: "Со скорбью и стыдом об умолчании знающих вспоминает Мюнхен о тысяче еврейских мужчин и женщин, которые 20 ноября 1941 года были вывезены из города и жестоко убиты. Среди них было 94 ребенка…" Согласитесь, прочитать такие слова в главном доме Мюнхена — бывшей колыбели гитлеровского национал-социализма — это говорит о многом!..

Но хватит о грустном! Тем более что почти на каждом углу народ веселят обалденно размалеванные статуи львов. Они появились на улицах только в этом году, что сделало Мюнхен чем-то похожим на наш Вентспилс с его разноцветными коровами. Я насчитала штук тридцать, с несколькими сфотографировалась в обнимку. И погладила отполированную лапку у каменной львиной статуи на Одеонплац. Говорят, это к исполнению желаний.

Кстати, о похожести наших городов. Почему бы Вентспилсу или даже Риге не побрататься с Мюнхеном? Ведь взяли же баварцы к себе в побратимы город Киев, может, и нам стоит попробовать?

Есть в Мюнхене и своя Джульетта — точная копия несчастной веронской девушки. Правда, участь ее была еще трагичнее. В дочку простого баварского банщика влюбился принц, который и увез ее в свои владения. Там он женился на ней, но потом стал кронпринцем и решил избавиться от дочери банщика, дабы не позорить корону недостойным родством. Коварный муж уехал на охоту. А к жене своей подослал подручных. "Твой муж скучает по тебе сильно, просил нас привезти тебя к нему", — не моргнув глазом соврали несчастной женщине мужнины дружки. Они отвезли ее на берег Дуная, связали руки и бросили в реку. Так в здешних местах всегда казнили ведьм. Но женщина выплыла! После этого по закону считалось, что она невинна. Но против принца-то не пойдешь! Схватили они свою жертву, для верности нанесли ей в сердце несколько ударов кинжалом и вновь бросили в воды Дуная. Так она и погибла. А спустя годы раскаявшиеся мюнхенцы поставили ей памятник. Теперь все влюбленные сюда цветы носят…

Побродив по городу еще пару часов, мы возвращаемся на Мариенплац. Уходить отсюда совсем не хочется. Народу не стало меньше, но люди рассредоточились по уличным кафе, скамейкам и киоскам. А атмосфера всеобщего единения осталась. Похоже, даже суперделовую Жанну из нашей маленькой группы проняло.

— Вы извините меня, что я так себя повела, — вдруг обратилась она ко мне. — Со мной теперь мой сын за это не разговаривает. Просто я пожалела Юдифь, хотелось ей как-то помочь!

— Да ладно, все нормально, — успокаиваю я ее. — В этом городе у меня нет никакого желания обижаться на кого бы то ни было. Вы ведь из Израиля приехали, да? Чувствуется хватка.

— Да уж, сама понимаю… Мы там живем больше десяти лет. А сами — из Омска, где я работала учительницей. В Германии по делам, заодно и Мюнхен решили осмотреть, — рассказала Жанна. Хотя легкое потепление вроде бы наметилось, но на Октоберфест со мной ехать моя новая знакомая все же отказалась. Я прощаюсь, отдаю Юдифь 20 евро, благодарю за интересный рассказ и еду на метро пару остановок на Терезин луг.

Чем не пипаркукасы?

Началось все с короля Баварии Людвига I. На его свадьбе с принцессой Терезой Саксонской 12 октября 1810 года гуляли все мюнхенцы. Торжества проходили у ворот города на огромном лугу, который с тех пор называется Терезиным лугом. Это дело всем так понравилось, что король распорядился проводить городские праздники в октябре ежегодно. Так и сделали. Правда, гулять начинают уже в сентябре. Затем праздник плавно перетекает в День объединения Германии… В общем, не дай себе засохнуть!

На Терезином лугу сначала вы попадаете в безумство самых фантастических аттракционов, каруселей, качелей, киосков и лавочек со сладостями и сувенирами. В этом сезоне в топе огромные пряники (по 4-8 евро) в форме сердца с признаниями в любви, выведенными глазурью. (Опять же — сходство с нашими пипаркукасами, никуда не денешься! Нет, надо брататься непременно!)

Но какая любовь, когда кругом столько пива?! Каждый год в сентябре и октябре на живописном лугу площадью 30 гектаров вырастают гигантские пивные павильоны. От 10 до 15 шатров разных размеров. Это филиалы мюнхенских пивных. В палатках установлены длиннющие деревянные столы, за которыми с утра до позднего вечера пьют, едят, поют, гуляют в основном, конечно, немцы. Их узнаешь по немыслимым колпакам и коротким кожаным штанишкам на лямках — ледерхозенам. И — по полной отрешенности в голубых глазах. (Ну почти как у нас на Лиго, только если разделить раз на сто…)

Как меня заверили знатоки, самое вкусное пиво предлагает пивоварня августинцев. В их палатке вмещается сразу 9,5 тысячи (!) человек. В центре возвышается небольшая сцена, на которой играют и поют баварские музыканты. То и дело кто-нибудь из публики становится на скамейку во весь рост и начинает пританцовывать. Публика тут же принимается аплодировать и стучать в такт по столу. Как же им всем хорошо!

Если у кого разыгрался аппетит, лучше всего зайти в пивную "Жареный бык". Здесь прямо на глазах восторженной публики жарятся на вертелах огромные куски мяса — по 500—700 порций в час. Зрелище, скажу я вам, не для каждого. Поэтому я опять перехожу к пиву. В общем, за дружбу между нашими народами и городами!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form