Генерал–диссидент

Последней военной осенью Янису Курелису было уже 62 года. После безупречной службы в царской армии он, не колеблясь, выбрал сторону "белых" латышей — в 1919 полковник Курелис возглавлял организационный отдел штаба армии, воевавшей против Бермонта. После единственной войны, которую Латвия вела как независимое государство, — целых 18 лет в должности командира Технической дивизии. Генералу Курелису подчиняются латвийские танкисты, летчики, связь и береговая артиллерия. В отставку вышел "на грани" — в мае 1940 года, поэтому и избежал высылки.

Во время нацистской оккупации Курелис хитро лавировал, не желая принимать из рук немцев любую должность — однако к лету 1944 года, когда линия фронта затрещала под ударами Красной Армии, хозяева Остланда были вынуждены согласиться на план Курелиса. Суть его состояла в создании большого соединения — по сути, партизанской армии, которая должна была действовать в тылу русских. Заодно ей присваивалась функция борьбы с дезертирами (отметим, что вместо того чтобы сдавать их немцам, "курелиеши" ставили их на довольствие).

Однако был и тайный план, который разработал начальник штаба группы — капитан Кристапс Упелниекс. Латышский эмигрантский историк Харалдс Биезайс считает, что, хотя соединение Курелиса, "с одной стороны, выполняло задание немецких разведслужб, с другой стороны — было задумано как растущая военная сила для завоевания независимости Латвии в конце войны". Упелниекс лелеял надежду, что повторится сценарий 1918–1919 годов и при помощи США и Англии удастся сохранить ЛР. "Между генералами Курелисом и Бангерскисом была идеологическая и политическая трещина", — оценивает двоих старых военачальников Латвии, оставшихся на ее территории к 1944 году, историк Антонийс Зунда. Если Курелис, как и возглавлявшийся Константином Чаксте Латвийский центральный совет, был против и СССР, и Германии, то Бангерскис мечтал о том, что в награду за "геройскую борьбу легионеров и Латвии найдется место в Новой Европе".

Утро латышской казни

Также эмигрантский исследователь Леонидс Силиньш в изданной в 2003 году книге "Латыши в Штутгофском концентрационном лагере" восстановил картину происшедшего в лагере генерала Курелиса 14 ноября 1944 года — со слов сына капитана Упелниекса, Эгилса. Около 8 часов утра на базе появились немецкие парламентеры, легкий самолет Fieseler сбросил какой–то пакет, и латышам объявили, что они окружены и сопротивление бесполезно. Капитан Упелниекс хотел организовать оборону, но Курелис решил сдаваться. Хотя немцы обещали просто "перенять" латышское соединение под свой контроль, по лагерю был дан минометный залп. Были первые пять погибших, ну а батальон под командованием лейтенанта Робертса Рубениса отказался сдать оружие и ушел в лес. Кольцо облавы сомкнулось как раз на день независимости Латвии. В боях в Злекской волости с 18 ноября по 9 декабря было убито 18 немцев и 161 латвийский солдат (данные из выпущенной в Канаде монографии Эдгарса Андерсонса).

Заметим — именно ЛАТВИЙСКИХ, потому как состав группы Курелиса был весьма интернационален. В списках попавших в концлагерь Штутгоф значатся 2713 человек. Даже беглый просмотр дает основание сказать, что группа Курелиса была своего рода "отдушиной" для национальных меньшинств, не желавших служить в легионе. Казукевич Станислав, 1915 года, из Краславы, 1–й Рижский полицейский полк; Янчевский Аркадий, 1918 года, из Лудзенского уезда, рекрутский батальон; Горбань Александр, 1910 года, из Виляки, 1–й Рижский полицейский полк; Кириленко Константин, 1923 года, из Даугавпилса, 325–й полицейский батальон; Раклинский Анатолий, 1918 года, из России, 15–я бригада Waffen SS; Лукьянов Бронислав, 1924 года, из Сакстагалы, 5–й пограничный полк; Мертанов Антон, 1911 года, из Лудзы, 8–й пограничный полк…

Штутгоф пощады не знает

Между нацистской Германией и Советским Союзом современная официальная историография ЛР ставит знак равенства. Но объективные исследователи — например, тот же Л. Силиньш, отмечают, что именно немецкие лагеря были лагерями СМЕРТИ. Объяснялось это весьма прозаично — рабочая сила в условиях густо покрытой железными дорогами Западной Европы могла быть легко переброшена из одной страны в другую. Гибель от голода и эпидемий любого числа заключенных в германских зонах не вредила военной экономике рейха. Здесь не отправляли истощенных зеков на "оздоровительные пункты", как это делалось в ГУЛАГе. Правда, в Штутгофе был "привилегированный" барак, где и сидели генерал Курелис, лидер социал–демократов Бруно Калниньш, руководитель Латвийского центрального совета Константинс Чаксте и посол Лудвигс Сея.

Латвийских граждан, заключенных в Штутгофе, в общей сложности было более 7 тысяч. Вот что писал оберштурмбаннфюрер СС Хамель — инспектор Штутгофа: "С точки зрения соображений безопасности концентрация таких сомнительных элементов в столь сложной в области безопасности области Данцига — Западной Пруссии невозможна. Существует опасность, что эти заключенные… используют возможность примкнуть к бандитским группам". Латышей запрещалось использовать на работах по производству вооружений. Многие были отправлены в Бухенвальд. Характерно, что фильтрацией своих бывших сослуживцев по степени будущей кары занимались штандартфюрер Палкавниекс и оберштандартфюрер Гайлитис из специального военного суда, подчиненного генералу Бангерскису.

Ну а в Лиепае были расстреляны 8 латышских офицеров — в том числе полковник Лиепиньш и капитан Упелниекс. Генералу Курелису повезло — он смог пережить даже зимнюю ликвидацию лагеря, когда пленных гнали десятки километров по снегу, пристреливая отстающих. Несостоявшийся вождь "Национальной армии" дожил в эмиграции до 1957 года — к тому времени оставшиеся в живых "курелиеши" как раз выходили из лагерей, только уже советских.

Был ли шанс у кавалеров ордена Лачплесиса, возглавлявших "Национальную армию"? С сегодняшних позиций ясно, что была лишь иллюзия "чуда" 1919 года, когда зацепившаяся в той же Курляндии белая армия из немцев и латышей смогла отбросить большевиков. Верно говорят — генералы всегда готовятся к прошлой войне. Но история группы Курелиса с ее трагизмом и неоднозначностью все равно относится к наиболее ярким эпизодам Второй мировой в Латвии. Увы, "официальными" героями пока что признаны именно легионеры. А ведь около 100 "курелиешей" до самого мая 1945 были в большевистских отрядах "Красная стрела", сражавшихся против Третьего рейха.