"Я еще не знаю, что вы про меня написали, но все равно спасибо вам за эту книгу!" — сказал бывший председатель Верховного Совета ЛР Анатолий Горбунов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Вчера в маленьком зальчике музея Народного фронта на презентацию мемуаров последнего руководителя КГБ ЛССР Эдмунда Йохансона собрались (без приглашения!) многие герои этой книги! Значительная часть мемуаров состоит из воспоминаний генерала Йохансона о самом сложном времени в его жизни — о периоде Атмоды и "песенной революции".

И основные герои воспоминаний генерала, разумеется, лидеры Народного фронта, те, кто и участвовал в процессе отторжения Латвии от Советского Союза. На презентации были замечены и Анатолий Горбунов, и его тогдашний зам по Верховному Совету Дайнис Иванс, и зампредседателя Совмина того периода Эдвинс Вилнис Бресис, и глава МВД Алоиз Вазнис. Послушать генерала и купить книгу его воспоминаний пришел и человек, который по долгу службы все последние 12 лет копается в "мешках КГБ". Это руководитель Центра документации преступлений тоталитарных режимов И. Залите. Именно между ним и генералом прямо на презентации и начнется жаркая полемика с участием и других активистов периода "песенной революции". Но это произойдет несколько позже, а сперва актер Арнис Лицитис познакомил участников презентации с отдельными, самыми интересными фрагментами из мемуаров последнего председателя КГБ.

Вообще в мемуарах масса весьма забавных моментов из жизни генерала. Так, еще в 70–е годы, когда Йохансонс не был на столь высокой должности, он возглавлял рижское отделение КГБ, ему приходилось регулярно участвовать в приеме населения.

Раз в неделю один из дежурных офицеров должен был в "угловом доме" (известный "дом ЧК" на ул. Стабу) принимать простых жителей. В один из дней к тогда еще полковнику Йохансону пришел человек средних лет и воскликнул с порога, что его фамилия… Улманис! "Я внучатый племянник Карлиса Улманиса Гунтис Улманис", — сказал посетитель и протянул Йохансону свой паспорт.

"Надеюсь, вы не собираетесь совершать в Латвии переворот и становиться президентом?" — пошутил Йохансонс. "Что вы! Такая бредовая мысль мне и в голову прийти не могла!" — сказал Г. Улманис. Тогда, разумеется, Йохансонс не мог и предположить, что спустя 20 лет Г. Улманис станет президентом ЛР. Правда, не путем переворота, а вполне легитимно.

Но вернемся к встрече Г. Улманиса с полковником КГБ. Внучатый племянник последнего президента Первой республики рассказал, что работал в комбинате бытового обслуживания. Он уже объездил все соцстраны и теперь по профсоюзной линии хотел бы посетить капстрану. Однако ему в поездке отказали, сославшись на указание КГБ. "Вот я и пришел понять, какие ко мне претензии.

Я член КПСС, принимаю активное участие в работе местной парторганизации. Почему меня не пускают в капстрану? Неужели из–за фамилии?" — сокрушался Г. Улманис. Полковник КГБ его успокоил и пообещал разобраться.

Генерал Йохансонс вспоминает и о том, как в начале 80–х в квартире активиста одной студенческой организации националистического толка было установлено подслушивающее устройство. Студент случайно обнаружил тайник с микрофоном и… спрятал эту аппаратуру. В результате чуть не полетели головы офицеров КГБ, поскольку "исчезло секретное оборудование".

Оперативнику Айгару по приказу генерала пришлось неделю пить со студентом водку, чтобы уговорить его… без шума вернуть микрофон. В результате студент, уже будучи сильно пьяным, признался, что микрофон спрятал в одном из домиков Этнографического музея!

Студент согласился отдать микрофон в обмен на разрешение эмигрировать за границу. "Вот так одному дурачку повезло — он в обмен на микрофон получил документы на выезд в капстрану на постоянное жительство!" — констатирует генерал Йохансонс.

В конце 80–х — начале 90–х таких забавных историй уже не было. Начался период неопределенности и революций. "Мне приходилось быть слугой двух господ. С одной стороны, я был обязан подчиняться Москве, которая нас финансировала и отдавала приказы, а с другой — я должен был взаимодействовать с местной властью — правительством и Верховным Советом.

Если бы я отказался от сотрудничества с латвийскими властями, то, во–первых, поставил бы под удар всех своих подчиненных (в отношении них могли начаться репрессии), а во–вторых, получилось бы, что я выступаю против латвийского народа", — сказал вчера на презентации Э. Йохансонс. Однако это лавирование не спасло КГБ ЛССР от волюнтаризма со стороны латвийских депутатов.

Как известно, они уже после путча вошли в сопровождении вооруженных милиционеров в здание КГБ и изъяли эти пресловутые "мешки КГБ", то есть список агентуры. "Выемка не проводилась по всем установленным правилам, мешки даже не были опломбированы, опись тоже не составляли.

И я не исключаю, что впоследствии отдельные карточки агентов были изъяты. Во всяком случае, многих из тех, кто должен был находиться в "мешке", там не оказалось!" — эти слова генерала вызвали бурю эмоций со стороны присутствовавших на презентации активистов Атмоды. Экс–депутат ВС И. Силарс заявил, что он сам принимал участие в конфискации мешков и гарантирует: все изъятые коробки были опечатаны и спрятаны в сейф в здании ВС. Никакие учетные карточки из мешков не исчезли.

В черашняя жаркая дискуссия — еще одно подтверждение тому, что "мешки КГБ" должны быть или сожжены, или глубоко закопаны. В Латвии хватает других, более актуальных проблем, нам не нужно открывать новую "охоту на ведьм" и публиковать содержимое "мешков". Самый разумный путь — это прекратить искать врагов прошлого и просто… воспринимать историю того советского периода философски и даже с некоторым юмором. Как это и сделал в своей книге последний председатель КГБ.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form