С раннего детства хлебнула Прасковья Ивановна лиха, да и позже жизнь не очень-то удачно сложилась. Единственной радостью в ее жизни был сын, хороший и послушный мальчик. Мать мечтала о том, как сын вырастет, женится, а она на старости лет будет жить в радости и спокойствии, нянчить внуков. Но судьба распорядилась иначе…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Жизнь, как сон

Прасковья Ивановна — уроженка Ленинградской области, а в Латвию попала во время войны малолетним ребенком. Память детства сохранила некоторые жуткие подробности того путешествия: как фашисты автоматами загоняли их в скотские вагоны, как плакала мама, как кричали вокруг люди. Через двое суток голодных, измученных людей выгрузили на каком-то полустанке, построили в колонну и куда-то повели. Тогда-то впервые и услышала девочка Паша это слово — "Латвия". Она еще не знала, какая горькая участь их ждет впереди. Не знали и люди в колонне, многим для которых этот путь в неизвестность стал последним. Только позже Паша узнала, что привезли их в другую страну, которая называется Латвия, а место их нового обитания — концлагерь. Сейчас для Прасковьи Ивановна пережитое в те годы войны кажется каким-то кошмарным сном. Но случилось чудо — вся их семья: мама, бабушка и шестилетняя Паша — остались живы.

Когда советские войска освободили их, они пошли на родину, именно пошли — пешком. Так дошли до городишка Прейли. Заночевали у какой-то русской семьи. Люди оказались душевные. "Куда же вы пойдете? Там же все разбито, одни развалины! Где жить будете? Где работать? Оставайтесь у нас, места хватит и работа найдется", — сказала утром хозяйка. На том и порешили. Несколько лет прожила их семья в Прейли, а потом перебралась в Даугавпилс. Здесь Паша закончила школу, пошла работать. Вышла замуж, родился сын. Но семейная жизнь не заладилась, муж ушел, оставив Прасковью Ивановну с малолетним ребенком. Так и тянула она все на себе: работала, растила ребенка, да еще и находила время для учебы. Поступила в институт, решила стать учителем. Времени не находилось только для личной жизни: никого больше не встретила Прасковья Ивановна на своем пути, так и осталась одна. А институт осилила, но тут нагрянула беда — тяжелая болезнь. Врачи сказали однозначно — работать учителем вам нельзя. И осталась у Прасковьи Ивановны в жизни единственная и настоящая радость — сын. Мальчик рос добрым и послушным. Прасковья Ивановна мечтала, как выйдет на пенсию, как будет нянчить внуков.

Без крыши над головой

Сегодня Прасковье Ивановне за семьдесят. И сын уже здоровый мужик. А вот мечты ее рассыпались в прах. О такой ли старости она мечтала? Как получилось так, что из доброго милого мальчика вырос такой жестокий и безнравственный человек? — порой спрашивает себя Прасковья Ивановна и не находит ответа. Мало того, что сын тунеядствует, отнимает у матери последнюю копейку, так еще оставил ее без крыши над головой. Когда-то они с сыном жили в хорошей двухкомнатной квартире, но сын не работал, а с ее нищенской пенсии платить за эту квартиру было невозможно. Пришлось переезжать в однокомнатную конуру в трущобе на Виенибас, 36. В конце прошлого года в ее квартиру пришли какие-то незнакомые люди и сказали, что квартира теперь принадлежит им. А ей, старушке-одуванчику, со всей своей хурдой-бурдой надо освобождать помещение.

Оказалось, квартиру продал сын. Соседи у Прасковьи Ивановны были дружные и бедовые. Увидев, что выносят вещи, подняли дикий скандал. Новые хозяева предпочли убраться восвояси. Но тем не менее квартира все-таки была продана другому покупателю. Соседи говорят, какой-то фирме.

– Куда же мне идти, в Двину топиться? — только и спросила мать у сына.

– Мамаша, не волнуйся, все будет хорошо! — ответил сынок.

Но хорошо не вышло. Так Прасковья Ивановна на старости лет осталась без жилья, без крыши над головой. Свет не без добрых людей. Пожалев старушку, дал ей временное пристанище в своей однокомнатной квартирке один из соседей. Так и живет она там с начала года на птичьих правах. Но всему наступает конец. В конце концов даже доброго соседа стало обременять ее присутствие. На днях Прасковья Ивановна пришла в редакцию "Миллиона" совершенно подавленная: "Сосед просит, чтобы я ушла. Жить мне совсем негде. На вокзале ночевать? Но там, кажется, нельзя".

А как вообще сын мог продать не принадлежащую ему квартиру? По словам самой Прасковьи Ивановны, да и соседи это подтверждают, сын давал ей какие-то таблетки. После этого она становилась как бы невменяемой, не соображала, что делает, а потом не помнила ничего. Вот в таком состоянии сын и привел ее в городскую думу, где оформил приватизацию квартиры на третье лицо. От Прасковьи Ивановны требовалось только расписаться. Так она подписала себе приговор. Таким же образом, рассказывают соседи, сын и пенсию за мать получает, и пропивает ее, оставляя старушку без копейки. Спасибо соседям, подкармливают бабушку как могут.

Спасение в пансионате

В Центре социальной помощи эту историю знают. Предлагали Прасковье Ивановне устроить ее в пансионат для престарелых. Поначалу она согласилась, но когда уже были готовы почти все документы, буквально сбежала. "Как же сынок-то будет без меня? Так я со своей пенсии смогу его поддержать, подкормить. А если меня в пансионат поместят, то как я ему помогу?" — объясняла старушка свой поступок.

Однако вскоре она поняла, что без пансионата ей просто не выжить. С помощью соседей три раза оформлялись документы в пансионат. И три раза сын их рвал. Оно и понятно: уйдет мать в пансионат, так и пенсия ее тю-тю. А чтобы пресечь всякие попытки, сынуля изъял у матери паспорт и пенсионное удостоверение. В ЦСП "Миллиону" сказали, что рады помочь Прасковье Ивановне, готовы быстро оформить ее в пансионат, да без паспорта это невозможно. А сын — ищи ветра в поле. Даже вездесущая полиция пока не знает его координат.

Что со старушкой будет завтра-послезавтра — никто не знает. Может, придется ей ночевать на скамейке где-нибудь в парке, а питаться из мусорников. Одна надежда на соседей, что не бросят они старушку в беде. Да на полицию, что найдут сынулю и хотя бы бабушкины документы у него заберут. Каждому в жизни приходится испить свою чашу, а для Прасковьи Ивановны она оказалась очень горькой.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form