Поселки под Ригой с красивыми названиями растут как на дрожжах. Но не всем любителям загородной жизни удается довести задуманное до конца. Кто и что этому мешает?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Работа на Бебруплява уже проведена очень большая, — доказывает Геннадий Тованцев. "Может, со стороны это незаметно. Сначала ведь подается заявка, потом надо получить техусловия, заказать проекты, утвердить их, оплатить, провести тендер подрядных фирм и выбрать ту, которая даст лучшую цену. На это уходит от полугода до полутора лет.

Это раньше можно было коммуникации вести без проектной документации, теперь на каждый шаг нужно согласование. Что сделано на Бебруплява: отсыпана дорога, смонтирована электроподстанция, газопровод к поселку подведен, утверждены проекты на артезианскую скважину, освещение улиц, канализацию, пожаротушение, мелиорацию, даже на домик для скважины. А каждый проект стоит 3–6 тысяч латов, — перечисляет Геннадий. — Конечно, каждый может сам себе замыть скважину на 30 метров, но это будет техническая вода, она годится для полива сада и мойки автомашины. А из моей скважины глубиной 180 метров пойдет вода питьевая, там специальная аппаратура, особые трубы, счетчики, которые будут считать расход воды".

Предприниматель вообще насмерть обижен — ведь он вывел из оборота три собственных земельных участка общей стоимостью 200 тысяч евро (по сегодняшним рыночным ценам): разрешил проложить по ним центральную ветку газопровода, разместить на одном участке трансформаторную станцию, на другом — водозабор. Теперь эти наделы никому никогда не продать. Если окрестные сотки банки оценивают по 50 евро за кв. метр, то полгектара технической зоны — собственность Тованцева — по 7 евро.

Поэтому он предложил каждому из 50 застройщиков приобрести одну пятидесятую идеальную долю своих обесцененных наделов. "Хотел сначала сделать аренду, но тогда из застройщиков любой вправе расторгнуть договор, уведомив меня об этом за полгода". А так эти участки перейдут в совместное владение всех застройщиков. В противном случае получается, что организатор коммуникаций, как называет себя Геннадий Тованцев, не только ничего не зарабатывает на этом бизнесе, но и несет убытки.

"Почему я должен финансировать из своего кармана удобства для жителей поселка?" — возмущается Геннадий. Его обида на "неблагодарных" клиентов столь велика, что он готов добросовестным и не ропщущим застройщикам просто подарить их долю "зоны отчуждения". Но обещает приложить все усилия, чтобы отрезать от водоснабжения и электросетей "кляузников", даже если они добьются каким–то образом подключения к ним.

В общем, спорный вопрос. Отвод территории на технические цели вроде бы следует рассматривать как издержки парцеллирования. Кому их гасить? Тому, кто готовит земельные наделы к продаже? В этом есть логика: ведь участок под частную жилую застройку — это товар, который должен обладать определенными свойствами. Если строительство осложнено или вовсе невозможно из–за того, что продавец земли не предусмотрел технической зоны и не обеспечил подводку коммуникаций, то наделы имеют совершенно другой статус и, соответственно, другую цену.

Но ведь клиенты Тованцева в свое время приняли условия договора как окончательные. В договоре были зафиксированы обязательства исполнителя по обустройству территории, но не было ни слова об обязанности клиентов докупать еще какие–то идеальные доли, а это дополнительно еще 2000 евро. "Вести Сегодня" также проштудировала договор, заключенный между Тованцевым и одной из его клиенток.

В нем имеется разве что один пункт, на который может опираться Тованцев в конфликте с застройщиками: пункт гласит, что договор может быть дополнен в случае "если исполнитель не в состоянии обеспечить выполнение работ… по не зависящим от исполнителя причинам или если "появилась необходимость проведения дополнительных работ, которые не было возможности предвидеть на момент заключения договора и которые не были включены в первоначальную смету". Но технические сооружения и землю под ними вряд ли можно отнести к "непредвиденным" факторам.

С другой стороны, пользоваться удобствами будут жильцы коттеджей, а не Тованцев. Стало быть, резоны предпринимателя тоже обоснованны. Ситуацию условно можно сравнить с приватизированным домом, в котором и теплоузел, и внутридомовые сети становятся имуществом и заботой собственников квартир. Но обитатели Бобрового лужка с такой постановкой вопроса не согласны: "Тованцев обещал в бизнес–зоне создать инфраструктуру поселка: построить аптеку, детсад, магазин, парикмахерскую. Эти объекты на "никчемной" земле будут приносить ему прибыль! Так что ничего он не теряет".

— Еще как теряю! — горячится Тованцев. — Там же сплошные защитные красные линии — от дороги и от сетей, внутри которых застройка запрещена. Так ведь и это можно было предусмотреть. А так получается, что бизнесмен, назначив цену за коммуникации 5 тысяч евро, а потом подняв ее еще на 2 тысячи, ввел клиентов в заблуждение об истинной цене покупки. На вопрос, отчего он сразу не оговорил условий раздела поровну и долей на бросовую землю, Тованцев честно признается: "Мы начинали одни из первых, еще не было опыта. Теперь–то уже мы составляем более жесткие договоры. У меня в разработке двадцать таких генпланов, и там мы сразу закладываем в Земельную книгу на каждого клиента и долю в технической зоне".

Ну хорошо, а те клиенты, кто заплатил сполна за место для будущего семейного гнездышка, получат ли наконец долгожданный бытовой комфорт? Геннадий Тованцев убеждает, что в поселке очень скоро будут и свет, и вода, и газ, но — если с ним рассчитаются все без исключения застройщики. Выходит, люди несут коллективную ответственность — за себя и за того парня?

— А почему я должен нести коллективные расходы за всех? — возражает Геннадий.

— Потому что он обязан выполнять условия договора, даже если другая сторона их нарушает, а конкретные споры решать через суд в индивидуальном порядке, — настаивает "другая сторона". Тем более, добавим, что среди "оппозиции" есть и те, кто выплатил полную сумму согласно договору.

— А почему я должен выполнять свои обязательства перед теми, кто мне нервы портит? — возмущен вопросом Геннадий. Похоже, предприниматель в данном случае дает волю уязвленному самолюбию, но выходит из рамок правового поля конфликта.

Очевидно, судебные тяжбы вокруг Бобрового луга и впрямь неизбежны. Юрист Тованцева тоже уже подготовил 7 исков на должников. "Хотя за 15 лет работы с недвижимостью я ни разу ни к кому санкций не применял. Но с этих… (тут последовало крепкое словечко) потребую проценты за два года, за каждый день! — предупреждает Тованцев. — Самое неприятное, что есть один клиент, который за два года вообще ни цента не заплатил, потом внес всю сумму и тут же подал на меня иск с требованием вообще вернуть все его деньги за коммуникации". Но нельзя умолчать и о другом неприятном моменте в этой истории: владельцы участков, вступившие в конфликт с Тованцевым, говорят, что живут в страхе. Если раньше обаяние бизнесмена и привлекательность сделки заставили их не придавать значения скандальным слухам, что давно циркулируют вокруг фигуры бизнесмена, то теперь люди упрямо связывают свои неприятности с его репутацией.

А она у г–на Тованцева, как ни печально, с криминальным душком. Его имя упорно поминают в связи с известным авторитетом Харитоном и другими криминальными разборками. У обитателей Бебруплява возникли подозрения, что случай избиения двумя неизвестными без всяких на то причин жителя поселка Ильина имеет прямое отношение к его спорам с Тованцевым. ЧП действительно странное: 31 августа прошлого года средь бела дня прямо к участку Ильина подъехала машина, из нее вышли двое молодцов, которые кулаками, ногами и подручными средствами хорошо отходили несчастного хозяина, у которого, по его словам, никаких врагов не было.

Когда во время беседы в Бебруплява мимо нашей группы медленно проехала неизвестная поселковым машина, те занервничали. "Протестанты" пожаловались, что получали от землеустроителя угрожающие устные предупреждения, которые можно толковать как угодно. Понятно, что дело это недоказуемое. Но из почти двухчасовой беседы с Геннадием Тованцевым "Вести Сегодня" сделала вывод, что человек он эмоциональный и в запале, конечно, может крепкое словцо ввернуть. Что до "физического воздействия" к оппонентам, то это лишь предположения. С корреспондентом, честно скажем, г–н Тованцев был весьма любезен.

Более того, он заверил "Вести Сегодня", что готов передать управление другому исполнителю, которого выберет собрание застройщиков. "Сдам ему все отчеты и отойду от дел. Я только выиграю". Может, это выход? Однако не все так просто. Тованцев, оставаясь хозяином технической зоны, сможет диктовать свои условия всему поселку. "Скважину на своей земле я не дам делать", — сразу предупредил он.

Мне кажется, главная причина подобных конфликтов в том, что покупатели участков относятся к продавцу земли как к инвестору, который обязан вкладывать и собственные средства в землеустройство. Тогда это действительно бизнес на недвижимости, а не голые земельные спекуляции. А другая сторона желает видеть себя менеджером, который взялся привлечь средства самих застройщиков в выгодный проект, и только. Правда, менеджерам платят зарплату, а у Геннадия Тованцева вместо жалованья — прибыль от бизнеса. Тогда кто он?

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form