фото автора

Я не была исключением, когда считала, что профессия стюардессы — одна из самых красивых и романтичных. Думала так до тех пор, пока не посмотрела на них не в кино, а в жизни. О какой романтике неба можно думать, когда тебя каждые две минуты вызывают пассажиры: "Принесите сок", "Ой, вы не тот сок принесли", "Я передумал, унесите". Не успеешь прилететь, как нужно срочно приводить в порядок салон и снова быть самим очарованием, стальным спокойствием и ангельским терпением.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Даже к тому вредному пассажиру, который на протяжении всего полета требует повышенного внимания, стюардесса не подходит без улыбки и любезного "я вас слушаю". А потом, после посадки, ему, как и всем остальным, нужно улыбнуться и поблагодарить за то, что летел на самолете этой авиакомпании. За многие месяцы, что девушек и молодых людей учат на стюардесс и стюардов, они запоминают, что не имеют права на плохое настроение, на страх полета, даже если накануне прочитали о жуткой авиакатастрофе. О том, легко ли это дается, "ВР" решила узнать из первых рук.

– Откуда берутся стюардессы? — спросила я в справочной аэропорта.

– Летчиков и диспетчеров у нас готовят, а вот стюардесс авиакомпании сами как-то обучают, — после некоторой паузы ответили на другом конце провода. — Так что звоните им…

– Знаете, а вам повезло! — это сказали уже по телефону авиакомпании Latpass. — Мы уже года четыре не обучали молодых стюардесс, а сейчас у нас как раз занимается группа. Так что приезжайте, все увидите сами.

Маленький филиал неба

При Latpass существует своя школа стюардесс — учебно-тренировочный центр, где учат искусству обслуживания, правилам перевозок, оказанию первой помощи, поведению в экстремальных ситуациях. Объясняют даже, как работают двигатели и почему летают самолеты. На всякий случай. В кино, например, стюардессы через одну умеют сажать самолеты.

Мы приехали как раз к очередному занятию. Десяток девушек-красавиц внимательно слушают, как пользоваться огнетушителем, если в салоне начался пожар. Казалось бы — не женское дело, но парни и раньше, и сейчас здесь редкость.

Тренажер, где проходят занятия, — это маленький филиал неба. Макет салона, с кухней и рядами пассажирских кресел. Все как в настоящем самолете. Кухонька маленькая, с непривычки вдвоем и не развернуться. А ведь во время полета нужно погреть обед на полторы сотни пассажиров, раздать его коллегам, чтобы разнесли по салону, потом посуду собрать и умудриться разойтись на крошечной кухне иногда вшестером!

– Мы с девочками тут все ситуации проигрываем, которые могут в небе произойти, — рассказывает учительница школы стюардесс. Какая это для нее по счету группа — уже и не вспомнить. Говорит, два десятка выпусков точно было. — Например, мы проигрываем такую сценку: в самолете нельзя курить, а датчик показывает, что в туалете задымление. Я объясняю, что нужно делать в такой ситуации, что говорить человеку, в какой момент звать старшего бортпроводника.

Здесь "репетируют" все, что уже когда-то происходило и может повториться на небе. Как вывести пассажиров из самолета, который совершил аварийную посадку, как вести себя, если попал в зону турбулентности. Проигрывают даже встречи с чересчур требовательными пассажирами. За один часовой урок будущую стюардессу могут 20 раз вызвать и попросить сок или лед. Подошла без учтивой улыбки и вежливого "пожалуйста" — все, получает минус. Так что если во время учебы уже начинают сдавать нервы, лучше бросить сразу. Но из группы, которая учится сейчас, каждая надеется подняться в небо. Девчонки говорят, что уже заранее все обдумали и для себя решили, что готовы к этой работе.

– Я иногда боюсь, что не смогу оказаться сильной в какой-нибудь сложной ситуации. А я не знаю, как буду чувствовать себя в небе — ни разу в жизни еще не летала. У меня родители сейчас вдруг засомневались, сказали: "Как же мы не подумали о том, что придется все время отпускать тебя в небо", — рассказывают девушки. Но каждая уверена, что выбор сделан правильный, и работа окажется на самом деле любимой. Во всяком случае, глаза у всех горят как огни на взлетной полосе. И меньше всего девочкам сейчас хочется думать о том, что их ждет постоянное напряжение в полете, работа стоя и на ходу, перепады температуры, постоянная смена климатических зон и часовых поясов.

– Как же сейчас учебу бросать, если мы уже столько знаем. Даже выучили, какие кнопочки в кабине пилотов для чего! — шутят они. Хотя на самом деле бросать учебу жалко и потому, что уже сейчас пройден большой отбор, уже сейчас, во время учебы, идет работа. Перед тем, как подняться стажерами в небо, девушки работают в зале регистрации, принимают багаж. Потом этим тоже придется заниматься — чередовать полеты и "наземный" труд.

О том, что стать бортпроводником (а именно так правильно называется профессия) не просто, говорят хотя бы основные требования к претенденткам. Нужно быть здоровой, умной и красивой. Посудите сами: без английского языка (это плюс к русскому и латышскому) никто в стюардессы не возьмет, если внешность непривлекательная, тоже путь в небо закрыт, а медкомиссия тут почти как у моряков, причем не только при поступлении на курсы, но и во время работы — каждый год. Чуть что не так с сердцем или давлением, сразу "списывают" на землю.

И блат, говорят, никогда тут не проходил — если не дано, ни за какие деньги и связи не купишь красоту и здоровье. Даже после учебы, при распределении старались, чтобы все честно было — кто оказывался поспособнее и посимпатичнее, мог попасть в так называемую "московскую группу", которая летала в Москву и в Сочи, а то и поработать на персональном рейсе какого-нибудь политика. Правда, приятного тут иногда мало было. Если простые пассажиры иногда воспринимают стюардесс как обслугу, то какого отношения ждать от тех, кто считал себя королями жизни.

Стюардесса по имени Лена

Пассажиры видят только одну сторону работы бортпроводника, и чтобы посмотреть, что же творится, так сказать, за кулисами, мы напросились прямо на борт самолета Ту-154, который через час должен подняться в небо. Туристы получают посадочные талоны, закупаются в "Дьюти фри", а в самолете уже полным ходом идет работа.

Стюардессы, которые в этот день работают в небе, появляются в аэропорту за полтора часа до вылета. По пути в самолет — проверка не менее серьезная, чем у пассажиров. И новичков, и тех, кто работает уже по 15 лет, охрана проверяет с одинаковой тщательностью. За час до вылета команда уже собирается в самолете. Нужно еще раз проверить, все ли в порядке в салоне, у всех ли пассажиров есть гигиенические пакеты и инструкции с правилами поведения в аварийной ситуации, не унес ли их кто-то на память с прошлого рейса. Но основная работа — на кухне. Лена Сухорукова, старший бортпроводник, проверяет запасы питания: для пассажиров, для бортпроводников, для экипажа. Сейчас, говорит, на кухне работать — одно удовольствие, а не мучение, как раньше. Посуда одноразовая, сотни вилок с тарелками потом мыть не нужно. Питание уже упаковано в герметичные тарелочки, надо только подогреть и сложить горячее, салат, булочку, сыр в одну коробку. Все, кушать подано!

– Питание для всех разное, — объясняют мне. — Нет, не по качеству, а просто по составу. Бортпроводникам, например, не нужен такой же набор, как для пассажиров. А первый и второй пилот не должны получать одинаковые блюда. Например, если первый пилот ест рыбу, то второму положено подать на обед курицу. Такое правило существует давно, и делается это на всякий случай. Не дай бог, обоим станет нехорошо… Лена работает стюардессой уже 16 лет. В работу влюблена — это сразу видно. И о сегодняшних прелестях работы, и о прежних трудностях говорит с улыбкой.

– У многих по-прежнему осталось такое же представление о работе стюардесс, как было 10 лет назад, но сейчас изменилось практически все. Больше нет 14 дней работы без выходных, больше не бросаем семью надолго. Сейчас рейсы в основном чартерные, мы прилетаем в страну всего на несколько часов, в тот же день возвращаемся обратно и вечером уже дома.

Приметы времени

16 лет назад, когда Лена только училась, была и еще одна отличительная особенность от дня сегодняшнего. Тогда небо не ассоциировалось со страшными катастрофами и террористами. Во время учебы больше говорили о том, как успокаивать людей, которые боятся лететь, а не обсуждали, как действовать, если какой-то псих говорит, что самолет захвачен. Кстати, в Америке, для того, чтобы стюардессы были подготовлены для защиты пассажиров от террористов, их обязали пройти курс самообороны, а при желании и дзюдо.

– Приемам самообороны не учат, но зато проигрывают новые ситуации, которых раньше даже представлять не приходилось. Главное оружие стюардессы — это дар убеждения, способность успокоить. К счастью, в нашей практике аварий не было, террористов тоже. Были посадки на запасных аэродромах, уходили на второй круг, но ничего страшного не случалось. Но если в мире происходит авиакатастрофа или самолет захватывают, мы очень переживаем.

Из "нестандартных" ситуаций была только перевозка преступников. Правда, это был не самолет-тюрьма, а обычный рейс, где среди пассажиров был человек в наручниках, которого привели под конвоем. Если бы в те времена на экраны уже вышел фильм "Воздушная тюрьма", может, воображение стюардесс нарисовало бы жуткие картины: преступнику удается освободиться и захватить самолет.

– Ну а сейчас, когда стало опаснее летать, стюардессы не стали уходить? — спрашиваю я Лену, которая каждый раз, несмотря на внешнюю уверенность, подвергает себя риску — поднимается в небо и доверяется мастерству своих пилотов.

– Насколько я знаю коллег, из-за страха еще никто не ушел. По собственной воле авиацию вообще оставляют не многие. Уходили, если на первое место личная жизнь выходила или после декрета не могли вернуться. Чисто психологически. Когда там на земле остался ребенок, очень страшно улетать, каждый раз думать, что он за тысячи километров от тебя, и если что, ты не сможешь "отпроситься", как с любой другой работы, и прибежать к маленькому.

– Небось, детей своих точно на работу в небо не отпустите?

– Наоборот, у меня подрастает дочка, и я ей уже предложил — пусть заканчивает школу и идет работать стюардессой, — говорит Виталий, один из двух стюардов Latpass. Бортпроводником он стал случайно — просто прочитал объявление в газете и пришел в учебный центр. Тоже 16 лет назад, как и Лена. — У меня и жена, кстати, бывшая стюардесса. Познакомились с ней на работе.

В полет за принцем

Ну вот, сам собой возник вопрос о романах, о том, есть ли в небе время для личной жизни, и с легким ли сердцем отпускают мужья своих красавиц-жен, а жены — красавцев-мужей. Оказалось, работа очень редко становится причиной разводов или ссор. Наоборот, дома всегда праздник, когда мама или папа возвращаются из рейса. А что касается романов — так об этом, оказывается, можно часами разговаривать. Но самая романтичная история, которая произошла с одной из стюардесс, — история о лишнем пассажире. Произошло это много лет назад. В самолете, который летел из одного союзного города в Ригу, было 76 мест, и разрешалось брать на борт, на откидное кресло, 77-го пассажира, которого еще называли "лишним". Очередного такого пассажира одна из бортпроводниц ну никак не хотела брать. Мол, не буду, и все тут. История закончилась, как в лучшей голливудской мелодраме: пассажир на борт попал, а потом они с этой самой стюардессой поженились. Коллеги стюардессы до сих пор этого мужчину так и зовут — "лишний пассажир". Кстати, стюардесс себе в жены взяли Роберт де Ниро и Владимир Путин!

Заоблачный страх

Редкий полет обходится без пассажира-паникера. И, как ни странно, чаще всего боятся летать мужчины. Еще во время учебы стюардессы обязательно "проигрывают" несколько вариантов общения с теми, кто боится лететь. Главное — не оставлять человека одного, поговорить с ним, успокоить.

– Если разговоры не помогают, мы предлагаем "коктейльчик" — успокаивающие капельки, — рассказывает Лена. — Но если человек и после этого не успокаивается, на него разрешается и прикрикнуть. Обычно это действует, и страх не успевает передаться остальным пассажирам. Гораздо сложнее не с теми, кто боится летать, а с теми, у кого стало плохо со здоровьем. Особенно если в первый момент не удается прощупать пульс. Сначала теряешься и, кажется, не знаешь, что делать. Но это минутное замешательство проходит и тут же вспоминаешь курсы первой помощи и берешь себя в руки.

А что делать с пассажиром, который не боится, а, наоборот, ведет себя слишком развязно? Специальной инструкции по борьбе с нахалами нет. На помощь должна прийти та же дипломатичность, сдержанность и старший бортпроводник. А иногда достаточно появиться в салоне стюарду, и вредный пассажир моментально утихает: с женщиной, значит, можно вести себя бесцеремонно, а вот при мужчине лучше успокоиться.

Есть у бортпроводников и неписаные правила, связанные с душевным спокойствием пассажиров. Кто летал — знает, что во время полета стюардессы раздают свежую прессу. Так вот, если накануне произошла авиакатастрофа, а тут полный самолет туристов возвращается с курорта, им просто не выдадут те газеты, где на первой полосе крупные фотографии этой аварии, снимки плачущих родственников в аэропорту. Последствия такого чтения непредсказуемы — на борту просто может начаться паника. Лучше уж раздать почитать еженедельники…

Как благодарят стюардесс за то, что помогли справиться со страхом или просто хорошо обслуживали во время полета? Только на словах или письменно — благодарность на имя компании. Никаких подарков и сувениров — принимать что-то от пассажиров строго-настрого запрещено. В первую очередь — в целях безопасности. Мало ли что в этом сувенирчике…

Фольклор на двух крыльях

– А шутки профессиональные у вас есть? Может, новичкам какие-то проверки устраиваете? — спросила я у Лены, чтобы девушки-ученицы, если что, узнали, к чему им готовиться.

– Нет, мы наоборот стараемся поддержать и помочь. Никаких шуточек. А вот на 1 апреля я над мужем пошутила… Мы как раз летели из Египта и уже когда прилетели в Ригу, я ему позвонила и говорю: "Знаешь, тут такое случилось… Нам пришлось сесть на запасной аэропорт в Багдаде…" Он сразу понял, что это шутка, так что провести его не удалось. Вот над кем никогда так не шучу — так это над мамой. Она всегда так за меня переживает.

Именно для того, чтобы меньше переживать, у бортпроводников существуют свои профессиональные приметы. О них рассказывают уже на курсах, и девочки, которые еще ни разу не поднимались в небо, уже отлично знают, что перед рейсом нельзя стричь ногти и что-нибудь пришивать. Например, однажды стюардесса перед полетом пришила пуговицу и в итоге чуть не опоздала на собственную свадьбу — задержался рейс. А еще говорят, что перед вылетом нельзя выходить через дверь задом наперед. Насколько серьезно в воздушном флоте к этим приметам относятся? Говорят, что разузнали о них просто так, на всякий случай. Но страха никакого нет. Иначе бы просто не летали.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form