Вскоре в Риге откроется уникальный музей подводных находок. Корреспонденты "Вести Сегодня" побывали там первыми!

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Согласитесь, интересно узнать, как поднимали со дна затонувшие советские подводные лодки, военные корабли, танкеры и даже самолеты. А кто из вас знает: близ Лиепаи на небольшой глубине в море лежит такое количество снарядов и взрывчатки, что запросто можно навсегда смести часть города с карты Латвии? Об этом и многом другом "Вести Сегодня" рассказал Александр Савонь — директор легендарной латвийской фирмы ASPTR, специализирующейся на подводных работах. Он вместе со своим другом и коллегой Александром Дадукиным создал музей, где по каждому экспонату и любой фотографии можно написать если не повесть, то уж рассказ точно!

Как хирург стал водолазом

Перед тем как войти в музей, немного истории. Упомянутая фирма продолжает традиции Экспедиционного отряда аварийно–спасательных, судоподъемных и подводно–технических работ (АСПТР), базировавшегося в Риге с 1956 года. С 1992–го спасением людей и судов занимается береговая охрана ВМС латвийской армии, а ASPTR (не случайно фирма так называется — это дань памяти, только вот аббревиатура с латышского уже иначе расшифровывается) — подводными работами: ремонтом судов, очисткой акватории и портов и многим другим. Профессионалы еще имеют допуск для инспекции судов от шести классификационных обществ, в том числе именитого английского Loyd и Российского морского регистра, основанного Петром I!

Сам Александр Савонь начал заниматься подводным плаванием в 80–е годы, пока хобби вдруг не переросло в серьезную работу. Вообще Александр по образованию хирург, но в какой–то момент решил соединить профессию и увлечение. Окончил в Ленинградском институте усовершенствования врачей кафедру подводной медицины по специальности "медицинское обеспечение глубоководных спусков". Стажировался на буровых комплексах в Каспийском море, а потом его пригласили врачом в АСПТР. Больше года он ходил в море на спасательных судах, а потом с коллегой Александром Дадукиным (теперь — техническим директором ASPTR) начал заниматься подводными ремонтными работами по всей акватории Балтики — и не только.

— Нас приглашают и когда необходимо провести обыкновенные работы, и когда без помощи действительно опытных специалистов не обойтись, — серьезным тоном говорит Александр Савонь. — Мы, например, первыми в Латвии освоили особый принцип заклеивания судов под водой. Работаем с полимерами, которые твердеют на глубине, и клеить порой — это единственно возможный вариант. Вот приходит судно с трещиной в топливном танке на завод — и что делать? Варить пробоину нельзя, поскольку из–за паров того же мазута может случиться взрыв. Ставить в док — тоже запрещено, ведь в воду протечет мазут, а значит, жди экологической катастрофы… Нередко еще проводим под водой и взрывные работы, поскольку, в отличие от большинства водолазных организаций Латвии, имеем особую лицензию.

Дары царства Посейдона

В музее (решил его создать именно Дадукин) вся подводная жизнь и работа профессионалов представлена на суд гостей. А гостей, кстати, хватает, и все после осмотра экспонатов потом еще долго пребывают в восторге. Наш экскурсовод рассказал, как однажды местный почтальон, лишь на минуту оказавшись в музее, спросил, можно ли пригласить сюда детей из класса, в котором учится сын, — показать тайны подводного мира. Почему бы и нет?! Пришло полсотни школьников. Когда пацаны увидели экспонаты, подводникам стало ясно: "Ну–у–у, эта экскурсия часа на два затянется!" Иногда по вызову приезжают телефонные мастера или сантехники, только вскоре они уже напрочь забывают о своей работе и, открыв рты, рассматривают находки водолазов.

— На дне можно много всего интересного найти. Например, я обнаруживал удивительные для Балтики раковины. Часы, рации, бутылки, обросшие ракушками, тарелки (есть в коллекции немецкая посуда со свастикой. — И. М.) и рюмки причудливых форм, над которыми поработали волны–дизайнеры… Чего только в царстве Посейдона нет! А вот, посмотрите, эти непонятные серые кусочки камня с морского дна, как нам рассказали ученые — доисторические черви, им более миллиона лет, — Александр Савонь последнее сказал так, что, мол, это, конечно, интересно (особенно для палеонтологов), но мы же видали находки и покруче.

Если кто–то захочет взорвать Лиепаю…

На другом столе под стеклом выложена коллекция водолазных ножей, собранная Александром Дадукиным еще в советские годы. По соседству с ней — коллекция военного оружия (понятно, давно не действующего), которое водолазы достали со дна во время глубоководных работ: например, патроны с Первой мировой, гильзы 205 мм со Второй…

— А этот фаустпатрон мы вообще нашли вместе со взрывной гранатой, но она на воздухе начала подозрительно шипеть, поэтому мы ее быстренько сбили обратно в воду, — сказал Александр и показал на длинный ржавый ствол. — Все морское дно в Лиепае — это большой склад оружия. Однажды мы вместе с лиепайской водолазной фирмой обследовали в порту 5–й причал, арендованный датчанами, и на полосе всего лишь 10 метров шириной нашли 116 единиц разного оружия: снаряды, бомбы, ракеты, в которых только взрывчатки было на три тонны весом без учета металла. Потом, понятно, мы это "под опись" передали земессаргам.

Теперь я вам скажу то, о чем не знает практически никто! Видите фотографии? — спрашивает водолаз и демонстрирует несколько снимков в рамочках на стене. — ЭТО мы нашли в Лиепае около Северного мола. Там до сих пор лежит в ста метрах от берега на незначительной глубине судно, полное снарядов и динамитных шашек! Представьте себе, там еще более 250 штук (лишь то, что мы успели увидеть) 205–миллиметровых снарядов. Целых! Если кто–то решит это взорвать, то в Северном молу будут новые ворота, а в военном городке в Лиепае вынесет все стекла, если вообще здания останутся. Мы предложили свои услуги по подъему и уборке акватории военным, полиции и городским властям, но почему–то никто не захотел связываться с опасным наследием прошлого, а ведь мы специально даже подводные видеозаписи сделали…

Ваш автор поинтересовался у водолаза: находил ли он химическое оружие, затопленное в 65 милях от Лиепаи? Однако Александр сказал, что самого оружия не искал, зато следы иприта — глубокие язвы на угре и треске видел довольно часто!

А однажды подводники достали из Черной речки в Лиепае боевые части торпед. Водолазы передали находку земессаргам, которые отправили все на полигон и там грохнули. Столь мощного взрыва никто не ожидал: в полутора километрах на лиепайских очистных сооружениях вынесло все стекла! Начальника этой спецоперации чуть не лишили погон…

К стене привинчена проржавевшая насквозь, но все еще с остатками красной краски звезда. Ее водолазы сняли во время подъема с лиепайского дна минного тральщика. Судно было очень необычным — без единой магнитной детали (даже якорь на магнит не реагировал!). Тральщик строили специально, чтобы он никак не реагировал на магнитные мины.

Танкер — это вам не подводная лодка!

Интересная часть экспозиции — водолазное тяжелое спецснаряжение, в котором не плавают под водой, а ходят по дну, обвесившись грузами, в 12–килограммовых "ботинках". Именно в таком снаряжении профессионалы и проводят все глубинные работы. Вот на фото видно, как команда доставала со дна танкер "Людвиг Свобода". В 1985 году на судне (к слову, еще совсем новеньком, только с верфи) от искры взорвались пары мазута. Ахнул жуткий взрыв и унес жизни экипажа…

— Представляете себе, у 200–метрового судна взорвалась половина палубы и ее аж назад завернуло!.. На дне мы разделали танкер кусками по 400 тонн, а специально вызванный из Питера морской мощнейший кран "Витязь" поднимал их на поверхность, чтобы уже на берегу можно было все распилить окончательно на металлолом, — вспоминает Александр.

В углу поистине исторический снимок. На фотографии — торпедный 4–винтовой, 4–моторный ракетный катер (бензина он "жрал" ну очень много, но при этом "летал" быстрее птицы!). Его специалисты ASPTR поднимали для босса "пардаугавской" группировки. Авторитет пожелал из него сделать… прогулочный катер. Но так и не успел… Рядом — цветные фотографии речного трамвайчика, который профессионалы–подводники поднимали со дна по заказу Pareks banka. Удивительно, но трамвайчик оказался в нормальном состоянии.

— Мы подняли очень много судов, — говорит подводник. — С 1956 года водолазы из АСПТР — более 60 так точно, а я на своем счету вытащил из воды несколько десятков судов. Однако куда проще, нежели танкеры, было поднимать три последние советские подлодки, покоящиеся на дне в Даугавгриве. Они ведь не такие "водохлебы", как танкеры, даже при том что полностью затонули.

От экологов до киношников

Нередко рижских водолазов приглашают и в другие страны, расположенные вдоль балтийских берегов. Однажды ASPTR позвали на выручку в Литву, где в озеро Платиляй упал вертолет. Профессионалам необходимо было срочно ликвидировать разлив нефтепродуктов.

— Тогда использовали специальные биологические сорбенты, — вспоминает Александр Савонь. — Посыпали нефть гранулами, стягивающими на себя ядовитую пленку. Внутри гранул находились бактерии, питающиеся нефтью, а потом уже на дно оседали лишь тяжелые смолы — неактивные вещества. Но эта работа не самая сложная, хотя более чем ответственная. Действительно помучиться пришлось в Бутинге, где нам поручили для терминала в море отремонтировать сбросовый коллектор. Мы поменяли под водой полкилометра трубы диаметром более метра! Услугами АСПТР активно пользовались и биологи. В советские годы Александр Савонь со своими товарищами работал с Институтом рыбного хозяйства ЛССР: помогал в научно–исследовательской деятельности. Водолазы собирали со дна образцы растительности, а потом ученые проводили исследования на предмет развития в Балтийском море салаки. У института была очень большая и интересная программа по созданию для салаки искусственных нерестилищ. Подводники делали в районе Папе искусственные рифы из бетона, где потом активно развивалась растительность, на которую салака откладывала икринки.

Чего только в музее нет… Рядом со снимками, на которых видны работы по подъему судов, — фотографии муляжа "мерседеса" — грамотно загримированной фанерой "Волги" с Рижской киностудии. Такие метаморфозы с автомобилем произвели ради съемок одной картины, где машина должна была лететь с моста в реку. Понятно, в советские годы настоящий "мерс" топить было как–то неохота. Ну а АСПТРовцам приходилось потом доставать из воды реквизит…

— Это, разумеется, еще не все экспонаты. Потихоньку все выставляем, но для полного арсенала места явно не хватит, — замечает Александр. — Музей мы создали не только для души (хотя это — главное!), но и для работы с коллекционерами. Например, достанем мы танк из реки или болота, ну не ставить же его здесь?! Можно его на что–то интересное поменять. И нам приятно, и посетителям есть на что посмотреть. Музей пока еще неофициально открыт, но и потом людей мы сюда будем приглашать — конечно, бесплатно!

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form