Два года назад было возбуждено самое скандальное в истории нашей страны уголовное дело против судебных медицинских экспертов. За это время не было предъявлено ни одного обвинения, все подозреваемые по-прежнему занимают свои должности.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
После звонка читательницы "МК-Латвия" снова обратилась к теме незаконного изъятия человеческих органов и тканей.

По 22 трупа в день!

Собственно, трупы потрошили всегда, невзирая на чувства родственников и религиозные каноны, запрещающие проводить какие-либо манипуляции с человеческим телом и отдельными его органами. Но если раньше это делалось исключительно в научных целях — чтобы установить причину смерти, изготовить биоимплантат или наглядный образец для студентов (и посему, с моральной точки зрения, было полностью оправдано), то сегодня ситуация резко поменялась. Человеческие "запчасти" превратились в весьма ходовой товар. А туманные формулировки Закона о защите тела умершего позволяли беспрепятственно извлекать из трупов необходимые органы. Своеобразный "бизнес" ограничивало лишь количество этих самых тел, пригодных для "разборки". В одночасье самые заштатные морги стали настоящим клондайком для не слишком брезгливых дельцов.

О масштабах потрошения умерших в стране говорят следующие цифры. В 1994 году между Государственным центром судебной медицинской экспертизы (ГЦСМЭ) Латвии и немецкой компанией "Биодинамикс Интернэйшнл" (позже фирма меняла названия на "Пфриммер Вигго" и "Тутоген Медишиал") был заключен бессрочный договор об отправке тканей в Германию с целью переработки и дальнейшего использования их в качестве биоимплантатов. В договоре указывалось, что желательный объем каждой партии — трупные ткани от 500-1000 доноров. Учитывая то, что для отправки на экспорт подходила лишь половина извлеченных тканей, можно предположить, что ежедневно (!) в стране разбирали "на запчасти" от 10 до 22 тел. Наша читательница П. подозревает, что ее умершего супруга также основательно "облегчили". Но проводить дополнительное вскрытие она боится и полагает, что расследование ни к чему не приведет. Анализируя ситуацию с раскрываемостью подобных преступлений, приходится признать, что ее опасения небеспочвенны.

За телом дело не станет?

Самое громкое уголовное дело, заведенное на "врачей-потрошителей", датируется февралем 2003 года. Внимание правоохранительных органов привлекли сделки, которые проводили Центр судебной медицинской экспертизы в Риге, его резекненский филиал, а также Банк тканей. Проверка была поручена Полиции безопасности (ПБ): в деле фигурировали высокопоставленные чиновники, по большей части из Министерства благосостояния (ныне Минздрав). Особое положение ПБ и широкие полномочия спецслужбы на первых порах помогли следствию и значительно продвинули его вперед. Проверка вскрыла вопиющие факты нарушения основополагающей нормы закона, регламентирующего манипуляции с телами умерших: "Операции с органами не могут преследовать коммерческую выгоду". Врачи же, по мнению полицейских, успели заработать как минимум на безбедную старость.

Выяснилось, что латвийские судебные эксперты еще в 1994 году заключили с немецкой фирмой "Биодинамикс Интернэйшнл" договор, на основании которого ежегодно совершенно легально в Германию переправлялись тонны человеческих тканей. Впервые деловая "идиллия" была нарушена в 1997 году, когда было возбуждено уголовное дело о незаконном изъятии органов умерших людей. Стороны быстренько подкорректировали отдельные моменты сотрудничества, и в 1999 году перезаключили договор на четыре года, в котором учли, казалось бы, все юридические нюансы. Однако в апреле 2003 года, после возбуждения очередного уголовного дела, "Тутоген Медишиал" прекратил прием тканей из Латвии. Мол, репутация фирмы дороже. Впрочем, немецкая сторона лукавит: периодически бывшие партнеры наводят справки на предмет того, когда же Латвия разберется со своими проблемами и возобновит сотрудничество.

Спекуляция и бартер

Правоохранительные органы считают, что эскулапы попытались замаскировать свой грязный бизнес под псевдонаучный бартер. Пресловутый договор предусматривал, что в нашей стране вскрывают трупы и отсылают в Германию ткани, а немцы делают из них высокотехнологичную медицинскую продукцию. Половину биоимплантатов немецкая сторона оставляла себе в качестве платы за работу, а оставшуюся часть отправляла назад, в Латвию. По неофициальной информации, немцы активно торговали латвийскими тканями, получая неплохую прибыль. Для справки: один биоимплантат стоит более 500 евро, так что за годы сотрудничества с Латвией немцы могли заработать десятки миллионов евро. Заметим, для нашей страны подобный "бизнес" весьма характерен. Мы — европейский лидер по продаже щепы, бревен и фанеры, но не мебели; металла, моторов или станков; уникального нанопорошка (бромиды, карбиды и нитриды металлов), а не сверхпрочных изделий, и так далее. Спекулировать мы уже научились, а работать еще не умеем…

Цифры, приведенные полицией, впечатляют. С 1995 года до момента прекращения договора, из Латвии было отправлено минимум 18 партий тканей из резекненского филиала ГЦСМЭ, а также рижского, даугавпилсского и кулдигского. Последняя партия, отслеженная полицией, весом более одной тонны была отправлена в Германию в конце 2002 года. Из латвийских трупных тканей можно было изготовить биоимплантатов на сумму более 200 000 евро. С 1997 года до конца 2002 за "товар" были перечислены 265 000 немецких марок, 25 700 долларов и 94 800 евро (за два года на зарплату экспертам потратили 38 100 марок и 12 100 евро). С нашей стороны за выполнением этого договора следил Банк тканей. Правда, слово "следил" здесь не совсем уместно. Полиция установила, что в бухгалтерии банка творится настоящий хаос.

Протухшее дело

В конце мая 2003 года Полиция безопасности передала дело на проверку в Латгальскую окружную прокуратуру. В августе того же года прокуратура отправила материалы на дорасследование, посчитав, что спецслужба схалтурила и не собрала достаточно доказательств. После этого, по инициативе Генеральной прокуратуры, сменилось надзорное учреждение — контроль над дополнительным расследованием поручили Рижской окружной прокуратуре. К новым прокурорам дело попало в июне прошлого года…

После этого расследование все больше стало напоминать свой же объект — то есть труп. Дело в суд не передается, обвинение никому не предъявляется. Странная ситуация: полиция безопасности требует подвергнуть уголовному преследованию главу ГЦСМЭ Велту Волксоне, руководителя Банка тканей Григория Вабелиса и начальника резекненского отделения ГЦСМЭ Олега Смирнова. В то же время все эти люди продолжают работать на своих местах как ни в чем не бывало. Как пояснила "МК-Латвии" Велта Волксоне, ее вызывали для дачи пояснений два года назад. После этого полиция ее не тревожила. В центре провели служебную проверку, но ничего противозаконного не нашли. Похоже, непреодолимым препятствием для работников спецслужб стал… банковский счет, открытый на одного из работников Центра судебной медицинской экспертизы. Формально счет "чистый". А по оперативным данным? Дело пахнет керосином, а нам говорят: вы ошиблись, это запах формалина (кстати, в этой жидкости хранят человеческие органы…). Складывается впечатление, что Полиции безопасности некие "формалисты" не дают зарезать курочку, несущую золотые яйца…

Гл. дознаватель "МК" Александр МАХОВСКИЙ

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form