По данным статистики, второгодников в рижских школах в прошлом учебном году стало в два раза больше. Резкий скачок произошел уже в третьем классе, в седьмом цифры подскочили почти втрое, а в восьмом — вообще вчетверо! Что же такое произошло в наших школах?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Без аттестата — никуда

Оказалось, что вступила в силу новая инструкция, согласно которой судьбу отстающего ученика решает педсовет школы (раньше оставляли только с согласия родителей). С госэкзаменами у лодырей теперь тоже будут проблемы (отставание по медицинским показателям — отдельная тема, и этот фактор мы учитывать не будем.— Ю. А.). Если ученик 9–го класса подошел к финишу с плохими отметками и не аттестован более чем по трем предметам, то удостоверение об окончании основной школы он не получит. В 12–м классе — если не аттестован более чем по двум предметам. Неуспевающими считаются те, у кого отметки ниже "4" баллов. При нашей десятибалльной системе отметок неуспевающими, таким образом, стали троечники.

Как пояснила главный специалист по образованию нацменьшинств департамента образования Риги Елена Матьякубова, выпускные экзамены двоечники сдавать могут. По результатам экзаменов выдается отдельный документ — сертификат с отметками. Но вместо аттестата все равно эти ученики получат лишь табель с оценками. Куда ребята пойдут с этим "документом"? Смогут ли они поступить хотя бы в вечерние школы или профессиональные училища? Увы, реально такой возможности у двоечника не будет, так как для продолжения учебы в этих заведениях по закону все же необходимо иметь удостоверение об окончании основной школы.

Учитывая этот болезненный вопрос, МОН и департамент образования планируют открыть учебное заведение или специальные классы в обычных школах для отстающих учеников, где они могли бы повторно изучать "проблемные" для них предметы и дополнительно получать профессиональные навыки. Идея интересная и перспективная, вопрос в том, когда она сможет быть реализована на практике? Скорее всего, не раньше чем через год, а это значит, что нынешние девятиклассники–двоечники окажутся выброшенными в никуда.

Впрочем, в районных школьных управах причину роста второгодников сформулировали несколько иначе: предвидя проблемы с экзаменами в 9–м классе, отстающих учеников заранее оставили на второй год в 7–8–м классах, чтобы они подтянули свои отметки и ликвидировали пробелы в знаниях. Лидирует в этом вопросе Латгальское предместье. Одно из самых больших в городе (43 школы) и одно из самых сложных — школы на Москачке наполнены трудными подростками. Директор 15–й школы Наталья Кубасова призналась, что одна из причин отставания в учебе — социальная. Если родители сами потеряли интерес к жизни, то им безразлично, какие проблемы у их детей. Школа не в состоянии сама справиться с этой проблемой, нужно содействие родителей и всего общества. В частности, дети иногда просто ходят в школу полуголодными, не имеют необходимых учебников, словарей и дополнительной учебной литературы.

Спасение утопающих

Кстати, г–жа Кубасова считает, что второй год в одном классе идет на пользу только детям из младших классов и почти не дает положительных результатов в 7–8–м. Вот и психолог из вечерней 8–й школы Рита Ниедре придерживается той же точки зрения:

— Самый важный период для любого ученика — это начальная школа. Проблемы отстающих учеников надо решать именно на этом этапе, так как позже такие ученики просто "утонут" в них. "Утонут" — если и родители, и учителя оставят ребенка с проблемами один на один. Ведь что происходит: какой–то предмет ребенку не дается, и вместо того, чтобы заняться им вплотную и наверстать упущенное, он начинает прогуливать или списывать. В такой ситуации отставание будет только прогрессировать, самооценка снижаться и пропадет мотивация учиться вообще.

Как относятся в школе к таким ученикам, известно: от них всеми путями стремятся избавиться. Но так как основное образование у нас обязательное, то до 18 лет двоечника исключить из школы нельзя. Теперь, когда педсовет может оставлять слабого ученика на второй год, их число резко увеличится.

Но психолог Рита Ниедре считает, что это не выход. "Во–первых, потому что это воспринимается как наказание, а во–вторых, потому что ребенка заставляют второй раз проходить тот же самый путь. В результате самооценка отстающего ученика падает еще ниже, к тому же ко всем старым проблемам добавится новая — адаптация в новом классе. Причем изначально в "отрицательной" роли.

Последняя остановка

— Вы знаете, в нашей вечерней школе до 9–го класса учится 90 процентов бывших второгодников! — говорит Рита. — Они сюда приходят из разных школ. Вечерняя школа для них как бы последняя остановка на пути к знаниям. Дальше идти просто некуда. Но 2/3 учеников оканчивают основную школу со средними отметками. Потом кто–то уходит в ПТУ, но часть поступает в нашу среднюю школу. А третья часть выпускников 12–го класса поступает в вузы! У нас действительно есть "плюсы": здесь слабые ученики не чувствуют себя изгоями, они все одинакового уровня. Учителя, имеющие опыт работы именно с такими ребятами, смотрят на них как на нормальных людей, у которых есть отдельные проблемы. И решают эти проблемы, а не отмахиваются от них. Хотя наша школа работает по обычной, а не облегченной учебной программе. Учитывая, что в нашей школе учатся не только бывшие двоечники, но и обычные ребята, то первым как бы есть за кем тянуться и на кого равняться.

Психолог считает, что учитель, который советует своему отстающему ученику перевестись в другую школу, просто расписывается в своей профнепригодности. Ведь в современной школе есть возможности для работы с трудными детьми. В первую очередь это психологи и социальные педагоги, которые могут индивидуально работать с ребенком, выявив причину его отставания. Во–вторых, любой опытный учитель знает, что хронический лодырь может вдруг раскрыться как талантливый ученик, если поощрять его пусть даже самые незначительные успехи и помочь найти способ раскрыться хотя бы какой–то одной области знаний. Пусть это будет физкультура или рисование, но если есть хоть один предмет, где есть несомненные успехи, то появляется шанс пробудить в нем тягу к знаниям вообще.

— Помню, в 1993 году психологи проводили опрос среди школьников по поводу их самочувствия. Оказалось, что 10 процентов опрошенных имеют признаки депрессии. Вряд ли сейчас что–то изменилось. Кстати, с этого года в Риге все школы получили ставку штатного специального педагога. Эксперимент будет иметь успех, так как позволяет именно с помощью такого учителя дополнительно заниматься с проблемными детьми либо после уроков, либо на уроках основного учителя — работая с ним параллельно. Пока, правда, такой специалист предназначен для начальной школы, но, как мы помним, именно на этом этапе надо решать все возникающие проблемы с учебой.

Вместо эпилога

Интересно, но на мой вопрос, в каких школах больше двоечников: в русских или латышских, специалисты школьного департамента ответили, что по этому параметру школы не делятся. Но позвольте, а как же билингвальные предметы? Неужели они не создают проблем ученикам русских школ? В списке восьми школ, где зафиксировано самое большое число второгодников, только одна русская — и та специфичная, так как предназначена для детей с задержкой развития.

Директор 15–й школы г–жа Кубасова, например, отметила, что дети отстают по самым разным предметам, в том числе и по родному языку. Билингвальные предметы хоть и вызывают дополнительные трудности у учеников, не выделяются в общем перечне. Так что как бы ни хотелось мне увязать реформу школ и проблему второгодников, объективно не получается. И слава богу…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form