"Тогда я впервые в жизни поняла, что могу умереть, просто–напросто замерзнуть на той границе", — еще сейчас, спустя несколько недель после того злополучного путешествия с ужасом вспоминает Инна. В самый разгар морозов, 19 января, в 10 утра она вместе с мужем села в рейсовый микроавтобус, принадлежащий компании Nordeka, и отправилась к родственникам в Псков.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Инна является гражданкой Литвы и имеет постоянный вид на жительство в Латвии. А ее муж Николай — латвийский подданный. Российскую гостевую визу в посольстве для поездки в Псков они оформили заранее, и соответствующие штампы в паспортах у них были. Но неприятность поджидала путешественников с другой, совершенно неожиданной стороны. При посадке водитель проверил только билеты, а о паспортах даже не заикнулся. Уже при выезде из Риги в микроавтобусе сломалась печка. Мороз за окном все крепчал, и постепенно все стекла покрылись толстым слоем инея. Из всех щелей дуло так, что пассажиры промерзли до костей. Инна, в отличие от других пассажиров, держалась до последнего. Зачем понапрасну возмущаться, ведь уже через несколько часов она будет в теплой квартире у знакомых в России.

Знала бы она, что ее ждет уже через пару часов! От Риги до Пскова по прямой проложено шоссе, которое многие в Латвии так и называют — Псковским. Но оно примерно 20 километров проходит по территории Эстонии. Поэтому, чтобы граждане России не платили эстонскую транзитную визу, еще в начале 90–х годов прошлого века был создан пункт перехода границы Педедзе — Брунищево. Там нет таможенного контроля, и через него не пропускают граждан третьих стран, в том числе и подданных Литвы. К сожалению, никто Инну и Николая об этом заранее не предупредил.

Северо–восточная часть Алуксненского района Латвии представляет собой довольно унылое зрелище. Асфальтированные дороги являются редкостью. Кругом леса и болота, среди которых расположены редкие деревеньки в исконно русском стиле с резными наличниками на окнах. Да и названия у них соответствующие, хотя и с латышскими окончаниями, — Клашкина, Зайцева, Тупицене. Приблизительно в километре от границы расположена деревня Заболова. Большинство хат в ней заколочено. Даже летом кажется, что здесь никто не живет. А тогда в пять часов вечера термометр показывал 35 градусов мороза и нигде не было ни малейшего огонька.

Сразу за деревней прямо посреди поля выстроено шикарное здание пункта перехода границы Педедзе. На фоне окружающей разрухи и бездорожья оно кажется каким–то инородным элементом. Латвийская пограничница, проверяя паспорт Инны, вдруг заметила: мол, куда вы едете, россияне все равно вас не пустят. Вот тогда–то ужас для Инны и Николая и начался.

Российский пункт Брунищево представляет собой две будки, установленные друг напротив друга на проселочной дороге. Есть, правда, еще и шлагбаум, который в 19 часов вечера опускается и запирается на висячий замок. Все проезжающие обязаны выходить из машин и протягивать документы в маленькое окошечко будки, где в тепле сидит пограничник. Естественно, он пропускать гражданку Литвы отказался. Не помогли мольбы и плач замерзающей женщины. "Меня тогда удивила позиция водителя, — рассказывает Инна, — он посмеивался, рассказывая, что недавно здесь застрял один норвег, а гражданин Украины вообще оказался без прав на нейтральной полосе, так как латвийскую визу на КПП в Педедзе он закрыл, а на российскую территорию его не пустили. Выходит, он проезжает здесь не первый раз, но почему же тогда кассир при продаже билетов и водитель при посадке не предупредили нас?" Водитель после прохождения всех пограничных процедур уехал. Инна и Николай оказались брошенными в поле на трескучем морозе и без малейшей надежды на спасение. "Именно тогда я поняла, что могу замерзнуть", — вспоминает моя собеседница. Хорошо, что на латвийском КПП их пустили погреться. Но никаких машин не было. С латвийской стороны этот пункт используют в основном жители Латвии, привозящие дешевый российский бензин. Вечером все они уже вернулись домой.

Просто чудо, что нашим героям повезло. Из России шел джип, водитель которого согласился подбросить Инну и Николая до Алуксне. "Я тогда так перемерзла, что даже не спросила имени нашего спасителя, — утверждает Инна, — но хочу еще раз поблагодарить его через газету". А в Алуксне на автостанции путешественники стали думать, что делать дальше. Решили все–таки добираться до Пскова через эстонскую территорию. Но никто из автомобилистов не соглашался отвезти рижан к эстонско–российской границе. Все–таки продавщица местного магазинчика Татьяна сжалилась над путешественниками и вызвонила своего брата Сергея, который довез до эстонско–российского пограничного пункта на Псковском шоссе. Через него проход был открыт для всех граждан третьих стран.

Но и там рижанам тоже пришлось изрядно помучиться. Российские пограничники, кстати, в отличие от латвийских упорно не желали пускать гостей к себе погреться. И это в обстановке, когда в Псковской области было объявлено чрезвычайное положение и местной милиции было вменено в обязанность заботиться о бомжах! В итоге путешествие из Риги в Псков закончилось поздно ночью. О последствиях вояжа для своего здоровья Инна деликатно умалчивает, но требует компенсации от автоперевозчика. "Почему они нас не предупредили?" — задает женщина вполне понятный вопрос.

"Это не наша обязанность, — отвечает заместитель генерального директора AS Nordeka Гунтис Баубалис. — Тем более что на Рижском автовокзале возле билетных касс вывешено предупреждение о порядке прохождения конкретных пограничных пунктов гражданами и жителями различных государств. Да и водитель микроавтобуса не стюард и паспорта у своих пассажиров не обязан проверять. Это в больших международных автобусах существует должность проводника. Заявление от клиентки на плохое качество обслуживания мы получили и скорее всего возместим пассажиру полную стоимость поездки (около 6 латов)".

Однако уважаемый директор, мягко говоря, лукавил. Обнаружить злополучное объявление на Рижском автовокзале мне так и не удалось. Билеты на международные рейсы продают во всех кассах. Одна из кассирш объяснила, что если покупатели билетов специально не поинтересуются, то она информацию об условиях пересечения пограничных КПП не дает. Выходит, все заняты своими обязанностями — одни продают билеты, другие крутят баранку, но каждый не несет никакой ответственности за то, что пассажиры незадачливого микроавтобуса чуть не замерзли на латвийско–российской границе. Но все–таки компания–автоперевозчик, дорожащая своей репутацией, могла бы распечатать на ксероксе и вывесить в салоне маршрутки маленькое объявление, ведь пассажиры могут и не знать всех тонкостей пограничного режима на КПП стран, куда они направляются.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form