Простая женщина пыталась судиться с крупной фирмой и проиграла, хотя, как она уверена, правда на ее стороне.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Жизнь пролетает очень быстро, не успеешь оглянуться, как дети выросли, пошли внуки. И не за горами тот возраст, который заставляет задуматься о том, что сделано, что не сделано и что еще предстоит сделать. Пенсия… И вот приходится ходить по различным инстанциям, чтобы оформить документы для получения средств на существование из тех накоплений, которые честно долгое время выплачивались из получаемой зарплаты в виде налогов. И можно представить состояние человека, который вдруг констатирует, что предприятие, которому были отданы последние предпенсионные годы, о нем не заботилось, то есть налогов не платило, что очень сильно ударило по начисляемому пенсионному пособию.

Валентина Твилинова, женщина с высшим образованием, последние четыре года работала уборщицей в фирме Kalnozols сeltnieciba. Что делать, жизнь заставила, мало ли хороших специалистов работают дворниками, торгуют на рынках за гроши, это примета нашего времени. Заключила трудовой договор, согласно которому за проделанную работу женщина должна была получать минимальную заработную плату, то есть в 2000 году 50 латов, в последующие годы 60 латов, 70 латов и 80 латов. Деньги перечислялись на счет в Hansabanka. Карточкой она не пользовалась, рассчитывая на то, что, когда настанет время уходить на пенсию, на счету накопится определенная сумма, тем более что работала дочь — на ее зарплату они и жили.

А когда пришла пора собирать документы на пенсию, Валентина Твилинова с ужасом обнаружила, что из Kalnozols сeltnieciba на ее счет три года подряд перечислялось по 30 латов, и никаких налогов из этих денег, естественно, не выплачивалось. Это был настоящий удар, ведь работала Валентина на совесть — ни прогулов, ни больничных… Вся в слезах, она вернулась домой и рассказала о возникшей ситуации дочери Ирине. И та решила действовать, первым делом обратившись в Государственную трудовую инспекцию. Там рассмотрели заявление и отправили его в Службу государственных доходов. 30 апреля 2004 года Твилинова получила ответ, в котором говорилось, что в результате проверки установлены нарушения в расчете зарплаты в период с 1 ноября 2000 года по 1 марта 2004 года. И в конечном итоге фирма Kalnozols сeltnieciba провела перерасчет зарплаты и рассчиталась с бюджетом удержанным с полученных денег социальным налогом. А в конце приписка: мол, СГД благодарит Валентину Твилинову за предоставленную информацию, которая дает возможность внести Kalnozols сeltnieciba в список неплательщиков налогов и исключить дальнейшую возможность неуплаты налогов этой организацией.

В принципе, на этом история могла бы и закончиться, ведь фирма Kalnozols сeltnieciїba действительно выплатила получившуюся разницу в зарплате, но… Дело в том, что 29 октября Валентина Твилинова обратилась в Госагентство социального страхования, дабы узнать, сколько Kalnozols сeltnieciba перечислила в ее пенсионный фонд. Результат оказался ошеломляющим — за два месяца 2000 года в графе "пенсионный капитал" стоят нули! Январь и февраль 2001 года — опять нули. И тогда Твилинова решила обращаться в суд. Узнав об этом, юрист Kalnozols сeltnieciba предложил ей подписать мирное соглашение, Валентина и Ирина, которая представляла мать в суде, отказались. Знаете, почему? В соглашении черным по белому указано, что Kalnozols сeltnieciba является ответчиком, а Валентина Твилинова просителем. Так вот, оказывается, именно ПРОСИТЕЛЬ должен выплатить ОТВЕТЧИКУ 488 латов плюс 80 латов за увольнение. Ошибка? Вполне вероятно, но ведь в Kalnozols сeltnieciba работают опытные юристы, так что с трудом верится, что они нечаянно допустили такой промах. И что было бы, если бы Твилинова подписала такое мирное соглашение? Начала бы выплачивать "долг" строительной организации со своих невеликих доходов, и никто бы уже не доказал, что она этого делать не должна, коль скоро такую бумагу подписала. Тем более что внизу листа отмечено, что она должна была поставить свою подпись в графе, обозначенной как "от имени должника", вторая подпись должна была быть поставлена от лица ответчика. Дурят? Утверждать не беремся, но факт налицо…

И еще. В налоговой книжке, которую после увольнения получила на руки Валентина Твилинова, пропущена целая строка. Получается, что с 1 января 2001 года по 25 октября 2001 года она нигде не работала. Все это, а еще и многое другое, что Валентина и Ирина посчитали нарушением, было оговорено в исковом заявлении в суд Курземского района столицы. Заседания длились несколько дней, и решение суда было однозначным: в иске против Kalnozols сeltnieciba отказать. Причем по всем указанным в жалобе пунктам, в том числе и об исправлении записи в налоговой книжке.

Кроме того, в иске говорилось о том, что после окончания работы на объекте Rќtsnams после 12 октября 2003 года Валентине Твилиновой не предоставили другую работу, а попросили уйти в отпуск до 9 ноября. Написала заявление и уже дома ждала звонка от работодателя. Ждала до 27 ноября, когда посетила руководство Kalnozols сeltnieciba с просьбой дать ей работу. Но там ее попросили написать заявление на отпуск без сохранения зарплаты. Короче говоря, без работы женщина находилась с 13 октября 2003 года по 8 марта 2004 года. В этот день ей предложили работу, но оказалось, что с 5 марта Валентина находится на больничном. Болела она и с 29 января по 10 февраля, справедливости ради надо отметить, что Kalnozols сeltnieciba ей больничный лист оплатила. А 15 июня Твилинова написала заявление об увольнении по собственному желанию, но ее уволили по статье, в которой говорится о том, что работник и работодатель пришли к обоюдному соглашению. Документы были отданы Валентине только 28 июня, хотя делать это должно в день увольнения.

Представитель Kalnozols сeltnieciba иск не признал и объяснил, что ошибка в начислении зарплаты появилась потому, что Твилинова работала неполный рабочий день. Но ошибка эта исправлена, и ей выплачены все деньги. Кроме того, она не вышла на работу после 17 июня, когда закончился срок больничного. Но позвольте, ведь она и была уволена именно 17 июня, на какую работу женщина должна была выходить?

Судья Г. Гултниеце посчитала, что ни одна из просьб Твилиновой не обоснована, мол, все приведенные доводы неубедительны, зато юрист Kalnozols сeltnieciba очень правдоподобно рассказывал о сложившейся ситуации и привел доказательства, которые и перевесили чашу весов в его сторону. В результате иск Валентины Твилиновой против общества с ограниченной ответственностью Kalnozols сeltnieciba был отклонен. Записи в налоговой книжке исправлены не были, налоги не перечислены. Истцы просили также суд обязать ответчика оплатить время вынужденного простоя и выплатить выходное пособие в размере среднего заработка. Отказ… Единственная возможность добиться правды, как ее понимают Валентина и Ирина, это обжалование решения суда, что они и намерены сделать.

Решение суда — закон, для его обжалования и существуют вышестоящие институции. И только суд определяет виновность или невиновность. И если в дальнейшем будет решено, что Kalnozols сeltnieciba права, то так тому и быть. Мы лишь можем констатировать факт. Однако невольно все–таки лезут мыслишки в голову, как их ни прогоняй, о том, что как–то еще не приходилось слышать о выигрышных тяжбах простых людей, которые имели неосторожность судиться с крупными фирмами. Такова наша суровая действительность…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form