У книг русских авторов на латышском языке есть будущее! Это подтверждает латвийско–российская литературная конференция, которая началась вчера в Вентспилсе. Группу русских прозаиков, поэтов, драматургов, критиков в Ливонском замке принял мэр Айварс Лембергс.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
В течение следующих трех дней состоятся семинары, творческие вечера, открытые уроки в школах города.

Организатор встречи — вентспилcское общество "Диалог", глава которого Георгий Дерюгин в прошлом году познакомился с Беллой Ахмадулиной во время ее концерта в Риге. Последовали визиты в Вентспилс и ответный — в Москву. Соседями поэтессы оказались писатели Евгений Попов и Анатолий Приставкин — члены исполкома российского ПЕН–клуба. Вскоре подключилась и профессиональная организация латвийских литераторов, и вот после многих лет разрыва писательские связи восстанавливаются…

Проблемы, стоящие перед российскими и латвийскими писателями, с одной стороны, похожи (все мы вышли из гоголевской "Шинели"), а с другой — разнятся, как масштабы РФ и ЛР. Об этом и говорили на первой экспресс–встрече в Дубулты.

Писатели в период первоначального накопления

Самым ярким свидетельством того, как ныне существует свободная и неподцензурная литература, стал сам факт проведения встречи в санатории Rigas licis: до этого конференции писателей отказали в двух местах, в том числе и… в писательском Доме Майкапара!

— И у нас ситуация, как во время гражданской войны, — утешил Евгений Попов. — Бродят шайки всяких атаманов… Союзов писателей в России шесть штук, а имущество на 90 процентов украли! Чтобы писателю лечиться в литераторской поликлинике, надо выкладывать огромные деньги. Дом литератора в Москве отдали кабакам и банкам.

С другой стороны, Евгений Анатольевич, подвергшийся в 1980 лютой совписовской проработке за альманах "Метрополь" (где он был с Высоцким, Ахмадулиной, Ерофеевым), не особо ностальгирует по миллионному тиражу "Нового мира". "Там ведь Леонид Ильич Брежнев "Малую землю" печатал!" — с сарказмом говорит уроженец Красноярска, "несмотря на свою изощренную прозу, сам человек простой и неполиткорректный". Хоть в Сибири сейчас люди не всегда могут купить 3–5–тысячные московские издания, в том же поповском "городе К." живет замечательный писатель Роман Солнцев, издающий "всероссийского значения" журнал "День и Ночь", где преспокойно сосуществуют Аксенов и Астафьев.

Возвращение Приставкина

В отличие от коллеги Попова, который не может похвастаться ни одним переводом на латышский язык, Анатолия Игнатьевича Приставкина жителям Латвии представлять не надо. Все помнят, как в конце 80–х он стоял в одиночном пикете против Слокского ЦБЗ!

— Я приехал не в знакомые, а в родные места. Я здесь женился, крестил дочку, провел полжизни, — говорит автор "Тучки золотой".

Не так давно некоторые российские СМИ муссировали "изгнание" Приставкина из президентской комиссии по помилованию. Но, оказывается, Анатолий Игнатьевич является официальным советником Путина по вопросам помилования. Теме тюрьмы и воли посвящена его трехтомная философско–публицистическая книга "Долина смертной тени".

— Психология нашего народа — тюремная, — считает А. Приставкин. — В зоне был каждый четвертый–пятый. В год в России арестовывается до 5 миллионов человек. Я был в "предтюрьме" — детском доме, и знаю, наверное, сотню воровских песен. Все мои друзья детства сгинули в лагерях. Но вот что парадоксально: люди, которые идут в зону, под расстрел, требуют ужесточения кар! Хотя все настоящие преступные авторитеты тюрьму минуют. Что же касается Чечни, то отношение Приставкина, скорее, близкое к официальной позиции. "Там идет война", — отвечает он, когда поднимается тема применения смертной казни де факто…

Может ли писатель быть преступником?

Этот вопрос Евгений Попов переадресовал латвийским журналистам, которых интересовали "литературные процессы" (в смысле суды) в России.

— Я оцениваю это как нормальную демократию, — сказал писатель об исках "Идущих вместе" против авторов шокирующих текстов Владимира Сорокина и Баяна Ширянова. — А вот писатель Лимонов, безусловно, талантливый, но нам не нравится спекуляция его творчеством на фоне политики.

"Если человек продает Mein Kampf, то он должен быть готов посидеть в тюрьме, как и фюрер", — с присущим ему юмором заметил Е. Попов. Ну а вообще–то "все писатели — люди подозрительные и завистливые", и поэтому наверняка кто–то будет искать "второй план" даже в том, кто поехал в Латвию. "Мы здесь, как в Ноевом ковчеге, и если использовать слово "твари" в библейском смысле, то нас тут — по паре", — сказал Евгений Анатольевич.

Ну а что сказали на тему дружбы литератур и народов латышские коллеги — читайте в завтрашнем номере!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form