Валерий Барьер любит быть первым. Когда-то он первым приватизировал государственные нефтебазы, потом первым же вовремя отказался от ставшего чересчур хлопотным нефтебизнеса.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Он же первым подал заявку на аренду и реструктуризацию территории Рижского пассажирского порта. Однако теперь, когда никому доселе не интересная территория стала объектом для битв, а выданная портом гарантия по взятому фирмой Барьера в Parekss-banka кредиту — на грани аннулирования, предприниматель готов судиться за свой бизнес, если придется. "Делать из меня крайнего не позволю!" — заявил известный миллионер в разговоре с Kb.

"Я не мальчик для битья!"

- По окончании регаты Cutty Sark вам предстоит дальше благоустраивать взятую в аренду портовую территорию. Предвидите ли вы трудности в связи с решением правительства отозвать своих представителей из правления, работа которого теперь практически парализована?

- На мои планы и на планы Рижского пассажирского терминала (РПТ) это не повлияет. Я бизнесмен, мне надо реализовать бизнес-программу, дистанцируясь от политических решений по поводу правления порта и от перманентных разборок между правительством и Рижской думой.

- Но если правление будет недееспособным, оно не сможет дать добро ни на какую перестройку на территории порта…

- Что ж, будем ждать, когда-нибудь ситуация изменится, не может же это противостояние длиться вечно!

- Если упорные слухи о том, что правительство отправит думу в отставку, оправдаются, ваше ожидание может затянуться…

- Как я уже сказал, я хочу остаться в стороне от постоянных разборок между правительством и Рижской думой. Но использовать мое имя или имя моей компании как аргумент для свержения Рижской думы — это некорректно. Если со стороны государства будут попытки пересмотреть или расторгнуть заключенный с нашей фирмой договор аренды, то эти попытки будут рассматриваться в компетентных госинституциях. Договор наш заключен корректно, занесен в Земельную книгу, так что любые попытки его изменить обречены.

- Значит, вас не пугает, что прокуратура оспорила в суде гарантию, предоставленную портом Parekss-banka, выдавшим вам 12-миллионный кредит для освоения взятой в аренду территории? А что если суд поддержит прокуратуру и постановит отозвать гарантию?

- Аргументы прокуратуры абсурдны, в них много юридически необоснованного. Гарантия — это бумага, которой правление Свободного порта удостоверяет, что если фирма Рижский пассажирский терминал не будет выполнять условия по возврату кредита, то возврат денег гарантирует порт. Однако — кто сомневается, что РПТ не сможет выполнить обязательств? К тому же одновременно с выдачей гарантии мы заключили договор цессии: все, что мы построим на эти деньги, переходит в собственность порта.

Кроме того, кредит, взятый на реконструкцию территории, строго целевой. Мы не можем на эти деньги купить машины, компьютеры или что-то другое, все средства могут быть использованы лишь на реконструкцию морвокзала, строительство причалов и терминалов. Ни один сантим не может быть потрачен нами без визы техслужбы порта, которая с помощью целой кучи инспекторов по надзору проверяет все сметы.

Да, теоретически можно объявить гарантийный документ недействительным, но отозвать те обстоятельства, которые наступили после выдачи гарантии, нереально. И юристы порта, и юристы Parekss-banka уверены, что отзыв гарантии был бы нереален и незаконен. Ведь банк уже воспользовался ею и выдал часть кредита.

Норвежцам легче…

- Какая сумма была потрачена на подготовку к регате?

- Около 2,6 млн. Ls. Нельзя сказать, что эти деньги ушли только на регату. На них был отремонтирован морвокзал, построены пристани, которые будут служить и по окончании регаты. Мы построили новый причал МК4, который в дальнейшем будет служить пристанью для круизных кораблей и паромов. Кстати, для сравнения: один только причал МК3, точно такой же и по размерам, и по возможностям, обошелся госказне в 5 млн. Ls, тогда как мы на сумму в два раза меньшую отстроили и причал и инфраструктуру. Просто МК3 строили за государственные деньги, а кто их считает? Традиция у нас такая: государственные деньги не считать.

- Что еще вы собираетесь изменить в порту?

- Мы консультируемся по этому поводу с иностранными специалистами. Нужна инфраструктура для обслуживания пассажиропотока, парковка для машин и туристических автобусов, которые уже сегодня приезжают в порт десятками, а им негде встать. Все эти рекомендации мы объединили в концепции развития территории, которую уже обсудило правление порта и собирается рассмотреть дума.

- После обсуждения на правлении порта ваша концепция вызвала множество нареканий со стороны представителя Минфина в правлении Гинта Целминьша…

- Не знаю, я ли вызываю такое раздражение у чиновников или это просто реакция на любую активность в каком либо месте, близком к Старой Риге. Любые телодвижения в подобных местах становятся объектами повышенного внимания и часто вызывают противодействие. А Целминьш как член правления имел право на свое мнение. Хотя в вопросах пассажирских портов, насколько мне известно из его биографии, опубликованной в газетах, он не большой специалист: несколько лет учится на юрфаке, который никак не может закончить. Так сказать, вечный студент. Так что вряд ли его мнение по поводу развития порта — самое объективное или единственно правильное.

А в том, что порт надо развивать, думаю, не сомневается, даже Целминьш. Ведь Рижский аэропорт реконструирован, железнодорожные ворота нашей столицы — тоже, там бурное строительство развернули норвежцы: строят банки, супермаркеты, автостоянки, кинотеатры, кафе и гостиницы, и это нормально воспринимается. Может, именно потому, что это норвежцы.

- Всего на строительство объектов инфраструктуры порта и коммерческую застройку — магазины, гостиницы и так далее, потребуется от 100 до 150 млн. Ls. Где вы их возьмете? Латвийские банки вряд ли смогут ссудить такую сумму…

- Как обычно в таких случаях поступают: ищут девелопера, готового вложить средства в перспективу. Привлечем инвесторов, может быть, заложим какие-то объекты, возьмем кредиты, на этот раз безо всяких гарантий. Так будет проще.

Государство душит бизнес

- До того как начать заниматься реконструкцией порта, вы долгое время занимались горючим. Какой бизнес сложнее?

- Любой бизнес сложен. Через 5 лет после того как я стал директором госнефтебазы в Елгаве, началась оттепель в вопросах приватизации, и я единственный из 17 глав отдельных госструктур попросил в аренду мощности госпредприятия Latvijas nafta и единственный добился права аренды на 10 лет с последующей приватизацией. А потом в Латвию пришли западные гиганты: Statoil, Shell, Neste, началась очень жесткая конкуренция, и в 1997 году, когда я почувствовал, что конкурировать становится все труднее, я продал часть заправок им, а часть Диназу.

- Своевременное решение. Сейчас ситуация в топливном бизнесе очень непростая…

- Да, сейчас все мои бывшие коллеги говорят, что я был прав, продав бизнес. Их пугает предстоящее создание государственного нефтяного резерва, это самый настоящий рэкет со стороны государства. Для малых компаний это очень обременительный шаг, который явно делается в угоду иностранному капиталу и по их лоббированию, скорее всего.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form